facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 129 ноябрь 2018 г.
» » Алексей Зайцев. РВУЩАЯСЯ НИТЬ

Алексей Зайцев. РВУЩАЯСЯ НИТЬ


(пьеса)


Действующие лица:

ПАЦИЕНТ
ВРАЧ
ВОВА
ШУРИК
ЭДУАРД
ИВАН ПЕТРОВИЧ
ЖЕНЩИНА

            

Больничная палата. На кровати лежит Пациент. Рядом, на стуле сидит Врач.

ВРАЧ.
Ну как вы?
ПАЦИЕНТ. Все еще ничего не помню, если вы об этом.
ВРАЧ. Старайтесь. Уже пора начать вспоминать.
ПАЦИЕНТ. А вы думаете, я не стараюсь?
ВРАЧ. Я этого не сказал. Но времени уже прошло достаточно. Теперь все зависит от вас. От вашей активности. Организм у вас в порядке. Мозг серьезно не пострадал. Органических изменений нет. Ваша память в ваших руках.
ПАЦИЕНТ. Ну, вы бы мне подсказали хоть какие-то приемы что ли.
ВРАЧ. Для начала просто закройте глаза и расслабьтесь. Как только достигнете состояния полусна, перед глазами начнут возникать всякие картинки. Постарайтесь присмотреться к ним, увидеть их более ясно. Это как кино. В каждом кадре скрыто воспоминание.
ПАЦИЕНТ. А нет чего-нибудь такого, чтобы раз и вспомнил? Какой-нибудь супер-метод?
ВРАЧ. Ну, разве что гипноз. Но мне бы пока хотелось без него. Чтобы вы сами попытались. 
ПАЦИЕНТ. Ну, ладно.
ВРАЧ. Старайтесь увидеть картинку.
ПАЦИЕНТ. Попробую.
ВРАЧ. Вот и славно (встает, выходит из палаты).
ПАЦИЕНТ. (Садится в кровати, ноги спускает на пол, обхватывает ладонями колени, закрывает глаза, несколько секунд сидит в таком положении, пытаясь увидеть картинку, открывает глаза) Ага, хрен тебе, а не картинка!

Раздается стук в дверь. 

(Несколько секунд внимательно смотрит на дверь.) Войдите!

Входит Вова. В правой руке у него смартфон.

ВОВА. Иван Владимирович, вам надо срочно позвонить в «Якамоту-групп».
ПАЦИЕНТ. Куда?
ВОВА. Степанцову.
ПАЦИЕНТ. Кто это?
ВОВА. Заместитель Хандзо.
ПАЦИЕНТ. А Хандзо кто такой? Хотя нет, погоди. Ты сам-то кто такой?
ВОВА. Иван Владимирович, вы шутите?
ПАЦИЕНТ. А разве врач…
ВОВА. Да, он сказал, но я как-то не воспринял всерьез. Думал, такое только в кино бывает.
ПАЦИЕНТ. Выходит, что не только.
ВОВА. Значит, вы меня не узнали?
ПАЦИЕНТ. Нет.
ВОВА. Плохо. А что вообще помните?
ПАЦИЕНТ. Обрывки. Как в школе учился.
ВОВА. А Риту?
ПАЦИЕНТ. Нет.
ВОВА. Настю?
ПАЦИЕНТ. Нет.
ВОВА. А название «Голд-Инвест» вам о чем-нибудь говорит?
ПАЦИЕНТ. Нет, не говорит.
ВОВА. Ну дела-а! Ну что ж, тогда буду первым, кто откроет вам глаза на реальность. Приятно быть тем, кто приносит хорошие вести. Итак, начнем с того, что вы миллиардер. Долларовый.
ПАЦИЕНТ. Серьезно?
ВОВА. Да. А «Голд-Инвест» это название вашей компании. Вы, правда, не помните?
ПАЦИЕНТ. Да сколько ж можно…
ВОВА. Ладно, ладно, просто никак не могу поверить. Короче, вы один из самых успешных бизнесменов в России.
ПАЦИЕНТ. И чем эта компания…
ВОВА. Нефть.
ПАЦИЕНТ. А ты?
ВОВА. А я ваш помощник. Вова. Стеблев.
ПАЦИЕНТ. А меня как зовут?
ВОВА. Вас? Иван Владимирович Лапшин.
ПАЦИЕНТ. А Рита?
ВОВА. Маргарита Ивановна это ваша жена. И это еще одна хорошая новость. Поскольку с женой вам очень повезло.
ПАЦИЕНТ. Красивая?
ВОВА. Фотомодели другими не бывают.
ПАЦИЕНТ. Здорово!
ВОВА. Да, за это можете быть спокойны. Выглядит она потрясающе!
ПАЦИЕНТ. А Настя?
ВОВА. А что? Помните ее?
ПАЦИЕНТ. Нет, ты про нее только что сказал.
ВОВА. А…Настя это дочка ваша. Пять лет ей. Обожает вас!
ПАЦИЕНТ. Обалдеть!
ВОВА. Вот и я тоже так думаю.
ПАЦИЕНТ. Словно в сказку попал.
ВОВА. Да уж. Наверно, неплохо так время от времени терять помять, а потом обнаруживать, что судьба тебя любит.
ПАЦИЕНТ. А фотографий моей жены у тебя нет, случайно?
ВОВА. Вот чего нет, того нет. Но я, думаю, она к вам вечером приедет.
ПАЦИЕНТ. Да-а, приятно, черт возьми, приятно. «Голд-Инвест», говоришь? (взволнованно) Слушай, а проблем с законом у меня нету?
ВОВА. Шутите? Вы один из тех, кто эти законы предлагает. У вас все правительство в кулаке.
ПАЦИЕНТ. Здорово! Слушай, ну а какие-то проблемы у меня есть ваще?
ВОВА. Да какие проблемы? О чем вы?
ПАЦИЕНТ. Ну, не знаю, может меня бедные там не любят, например…
ВОВА. Да ну, что вы? Бедные вас обожают.
ПАЦИЕНТ. С чего бы?
ВОВА. А с того, что на ваши деньги пять больниц построено и три интерната.
ПАЦИЕНТ. Это просто рай какой-то…
ВОВА. Только и проблем, что эта ваша потеря памяти…
ПАЦИЕНТ. Ну, с этим я теперь справлюсь.
ВОВА. Я тоже так думаю. Только вот вам надо позвонить в «Якамоту-групп».
ПАЦИЕНТ. Зачем?
ВОВА. Это партнеры наши по бизнесу. Нужно сказать им, чтобы они все акции продавали.
ПАЦИЕНТ. Ну ты и скажи.
ВОВА. Меня они не послушают. Им важно ваш голос услышать.
ПАЦИЕНТ. А что за акции?
ВОВА. Акции «Трест-инсайда». Если сейчас не продадут, много денег потеряют.
ПАЦИЕНТ. И чё говорить? Я ж ничего не помню.
ВОВА. Мда-а, проблемка… А знаете, что, скажите, просто: «Алло, Степанцов? Лапшин говорит. Срочно все продавайте!» А там уж я вас подстрахую.
ПАЦИЕНТ. Ну, давай попробуем.
ВОВА. (набирает номер на смартфоне, ждет ответа). Алло, Артур Августович? Это Стеблев. Даю вам Ивана Владимировича (передает смартфон Пациенту).
ПАЦИЕНТ. Алло, Степанцов? Лапшин говорит. Срочно все продавайте! (Пауза) Какие йены? «Кемер-группс»? Ща, погоди… (передает смартфон Вове). Сам ответь. Он там про какие-то йены, облигации, ни черта не понимаю.
ВОВА. (говорит в смартфон) Алло. Это Стеблев. Нет, Иван Владимирович уже на совещании. Ну я же вам говорил, что этот вопрос позже обсудим. Про акции он вам сказал? Ну вот и все. Остальное – потом. До свидания (выключает смарфон).
ПАЦИЕНТ. Ну чё, прокатило?
ВОВА. Вроде да. Кстати, хотите, я вам принесу чего-нибудь? Икра, хамон, квашеная капуста.
ПАЦИЕНТ. Капуста?
ВОВА. Да. Вы ее почему-то очень любили всегда. Квашеную.
ПАЦИЕНТ. Теперь не люблю. А вот икры было бы неплохо. Черной.
ВОВА. Не вопрос.
ПАЦИЕНТ. И шампанского.
ВОВА. А вам это, мешать то можно с лекарствами? Вам же, небось, там уколы всякие колят.
ПАЦИЕНТ. А-а, тут ты прав. Спрошу у врача.
ВОВА. А я потребую, чтобы вас в палату перевели в какую-нибудь поприличней. А то, что это? Ни телевизора, ни душевой. В конце концов, вы не какой-то там обычный больной. Вы – ого-го! Человечище! Ну, ладно, пойду за продуктами.
ПАЦИЕНТ. Ага. Спасибо что зашел.
ВОВА. До встречи! (выходит из палаты).
ПАЦИЕНТ. Обалдеть! (Подходит к зеркалу, смотрится в него).

Дверь резко распахивается, входит Шурик. Он одет в поношенные грязные вещи, волосы не мыты, на лице – недельная щетина. 

ШУРИК. Ну чё, крыса, опомнился?
ПАЦИЕНТ. Что? Это вы кому?
ШУРИК. Тебе. Опомнился, спрашиваю?
ПАЦИЕНТ. Как вы со мной разговариваете?
ШУРИК. Чего-о?
ПАЦИЕНТ. Почему вы мне хамите?
ШУРИК. Когда я тебе хамил, крыса? Чё ты гонишь-то?
ПАЦИЕНТ.  Какая я вам крыса?
ШУРИК. А кто ж ты?
ПАЦИЕНТ. Сам ты крыса! Понял?
ШУРИК. Чего-о? Ты, крыса, кажись, попутал чего.
ПАЦИЕНТ. Да кто ты такой вообще?
ШУРИК. А ты типа не знаешь, да?
ПАЦИЕНТ. Представь себе, нет.
ШУРИК. Ты дурачка-то из себя не строй.
ПАЦИЕНТ. Ты кто такой, спрашиваю?
ШУРИК. Щас я тебе объясню, кто я такой (достает из кармана нож) ну-ка, иди сюда.
ПАЦИЕНТ. Что вам надо?
ШУРИК. Скажи тебе какое ухо дороже? Правое или левое?
ПАЦИЕНТ. (жмется к стене) Просто скажите, чего вы от меня хотите?
ШУРИК. Долг, крыса, долг. Пришло время его отдавать.
ПАЦИЕНТ. А сколько я вам должен?
ШУРИК. Ты нам почку должен. Правую.  (Подходит к Пациенту)
ПАЦИЕНТ. Я буду кричать.
ШУРИК. А не боишься?
ПАЦИЕНТ. Боюсь.
ШУРИК. А чего боишься? Резать я тебя не стану. (убирает нож)
ПАЦИЕНТ. Не станете?
ШУРИК. (Садится на кровать) Дурак ты, крыса! Как же ты тогда долг отдашь, Олег Юрьичу, если я тебя прирежу?
ПАЦИЕНТ. Послушайте, вечером сюда придет мой друг. Он вам даст денег. Сколько захотите. У него есть.
ШУРИК. Какой еще друг?
ПАЦИЕНТ. Вова. Стеблев.
ШУРИК. Раньше надо было думать, крыса.
ПАЦИЕНТ. Ну сколько вам надо? Миллион? Два? Три? У меня есть. Я отдам вам.
ШУРИК. Миллион? (смеется) У тебя миллион? Откуда?
ПАЦИЕНТ. Вы разве не знаете о «Голд-Инвест»?
ШУРИК. О чем?
ПАЦИЕНТ. О том, что у меня компания. Прибыльная. Я вам заплачу. Сколько скажете.
ШУРИК. У тебя? Компания? (смеется) Ой, не могу. (пауза) Слушай, крыса, так ты чё, правда, что ли памяти лишился? Ты чё,  реально меня не помнишь?
ПАЦИЕНТ. Реально. Если хотите, у врача спросите.
ШУРИК. Да он мне говорил, но я думал это все туфта. А чё ты тут про миллионы такое нес?
ПАЦИЕНТ. Если вы меня знаете, то должны знать, что я миллионер.
ШУРИК. Ты? Миллионер? (смеется) Ой, крыса! Да с чего ты взял это?
ПАЦИЕНТ. Мне друг сказал.
ШУРИК. Кто?
ПАЦИЕНТ. Вова. Стеблев.
ШУРИК. Да что ты мне все про этого Вову? Что это за Вова такой?
ПАЦИЕНТ. Мой помощник.
ШУРИК. Когда он к тебе приходил?
ПАЦИЕНТ. Буквально перед вами ушел.
ШУРИК. Опиши его.
ПАЦИЕНТ. Крепыш, лет тридцати, с короткой стрижкой.
ШУРИК. (смеется) Так это ж Васька! И чё он тебе сказал?
ПАЦИЕНТ. Что я миллионер Иван Лапшин, что у меня бизнес.
ШУРИК. (смеется) Я фигею! Еще чё?
ПАЦИЕНТ. Что у меня жена фотомодель и до…
ШУРИК. (в приступе смеха) Жена фотомодель? Я ща умру!
ПАЦИЕНТ. А что, разве это не правда?
ШУРИК. Ой, уморил ты меня. Ф-фу! Короче, слушай внимательно. Никакой ты не миллионер. Вор ты. Мелкий. Карманник. Федька-крыса. Понял?
ПАЦИЕНТ. Но ка-как же так? Он ве-ведь ска-ска-зал, что я…
ШУРИК. Да разыграл он тебя. Васька он такой. Он всех разыгрывает.
ПАЦИЕНТ. А за-за-зачем?
ШУРИК. Ну, приколоться решил. Приколист он, Васька наш.
ПАЦИЕНТ. Значит я…
ШУРИК. Вор ты. Мелкий.
ПАЦИЕНТ. А вы?
ШУРИК. А я – Шурик. Ты у моего шефа кредит брал. Так вот пора отдавать. Мы тебя уже неделю по всему городу ищем. Сегодня вот Пашка-шестерка сообщил, что ты тут лежишь. В аварию типа попал. Ой, блин. Значит, Васька раньше тебя нашел. Вот ведь, юморист, блин.
ПАЦИЕНТ. А что за кредит?
ШУРИК. Ну, там много чего было. Ты когда у Кольки Креста бабки стырил, они тебя выследили и на счетчик поставили. Ну, ты квартиру продал. А расплатиться до конца все равно не хватало. Ну, и Олег Юрьич тебе кредит дал. Сказал, что если в срок не отдашь, то почкой расплачиваться будешь. Для пересадки. Олег Юрьич он же этим бизнесом занимается. Транплан…трансплат... Короче, органы продает. Вот мы с Васькой и это. Зло он, конечно, пошутил с тобой. Может просто думал, что ты его разводишь? Я ведь этому врачу тоже сперва не поверил. Ну ты это, готовься, короче. Вечером тебя заберем. Повезем на транпла… на пересадку, в общем. (встает, идет к двери, останавливается) И это, ты не думай, смотаться все равно не получится. Внизу Циркуль будет караулить. Да ты не расстраивайся так. Живут люди и с одной почкой. Не помрешь. Олег Юрьич в этом плане очень честно поступает. Может еще и денег тебе немного даст даже (выходит из палаты).
ПАЦИЕНТ. (Несколько секунд внимательно смотрит на закрывшуюся дверь. Мечется по палате, осматривая ее в поисках вещей, которые могут пригодиться при побеге. Заглядывает в тумбочку, под кровать, но ничего не находит).

Распахивается дверь. Входит Эдуард. На нем модный шарф, берет, обтягивающие джинсы.

ЭДУАРД. Привет, Саня!
ПАЦИЕНТ. Что?
ЭДУАРД. Привет, говорю!
ПАЦИЕНТ. Как вы меня назвали?
ЭДУАРД. Саня.
ПАЦИЕНТ. А разве я не Федя?
ЭДУАРД. Ну ты и приколист, блин!
ПАЦИЕНТ. А не Ваня?
ЭДУАРД. Слушай, я с тебя угораю! Какой еще Ваня?
ПАЦИЕНТ. Лапшин.
ЭДУАРД. А-а, Иван Лапшин. Нет, ты Леша Герман. А я Андрюша Тарковский.
ПАЦИЕНТ. Леша? Что-то я совсем запутался. Скажите, Андрей, а вы случайно не от Олег Юрьича?
ЭДУАРД. Ты в образе что-ль?
ПАЦИЕНТ. Вы ведь Циркуль, да?
ЭДУАРД. Слушай, старик, я все равно текста не знаю. Так что…хотя… (хриплым голосом) Да, я – циркуль, король канцелярских товаров. Моя жена – козья ножка, а брат – карандаш.
ПАЦИЕНТ. Не трогайте меня. Я кричать буду. Ясно?
ЭДУАРД. Ну ладно, кончай. Я уже сегодня наигрался. Хватит. С самого утра «Утиную охоту» репетировали.
ПАЦИЕНТ. Андрей, послушайте…
ЭДУАРД. Да какой я тебе Андрей?
ПАЦИЕНТ. Вы же сами сказали…Тарковский.
ЭДУАРД. Кстати, неплохо было бы его сыграть верно?
ПАЦИЕНТ. Что?
ЭДУАРД. Ну, Тарковского.
ПАЦИЕНТ. А вы разве не Тарковский?
ЭДУАРД. С утра был Зиловым. А неделю назад Розенкранцем. Гамлета-то не дают, блин.
ПАЦИЕНТ. Странный вы какой-то…
ЭДУАРД. Кто бы говорил.
ПАЦИЕНТ. Но вы ведь Циркуль, да?
ЭДУАРД. Да сам ты циркуль! Задолбал уже!
ПАЦИЕНТ. А кто тогда?
ЭДУАРД. Ой-ё! Так ты что, правда, не помнишь? А я думал врач…Эдик я. Эдик Арутюнян.
ПАЦИЕНТ. А я кто?
ЭДУАРД. Что, даже этого не помнишь? (пауза) Александр Вербов. Служишь со мной в одном театре.
ПАЦИЕНТ. Кем?
ЭДУАРД. Актером.
ПАЦИЕНТ. Ну да, актером. Конечно. Что-то мало верится.
ЭДУАРД. Короче, я понял.
ПАЦИЕНТ. Что?
ЭДУАРД. Либо ты и правда потерял память, либо ты меня сейчас жестко разводишь.
ПАЦИЕНТ. Что ты знаешь о Шурике?
ЭДУАРД. О ком?
ПАЦИЕНТ. О Шурике.
ЭДУАРД. Я знаю все про «Операцию «Ы» и другие его приключения (смеется).
ПАЦИЕНТ. Ну-ну. И когда вы меня повезете на эту операцию?
ЭДУАРД. Ты меня уже задолбал. Шутка сдохла. Завязывай, давай.
ПАЦИЕНТ. Можете делать, что хотите, но почку я вам не отдам.
ЭДУАРД. Ладно, чувак. Вижу, ты неадекватен. Похоже, доктор не врал.
ПАЦИЕНТ. В общем, можете передать Шурику…
ЭДУАРД. Да какому, блин, Шурику?
ПАЦИЕНТ. Тому самому. Передайте ему…
ЭДУАРД. Да не знаю я никакого Шурика!
ПАПЦИЕНТ. Сам же только что сказал, что знаешь.
ЭДУАРД. Я про Демьяненко говорил.
ПАЦИЕНТ. Я не знаю какая у него фамилия. Это мне в сущности все равно. Но что я знаю точно…
ЭДУАРД. Демьяненко это актер, понял? Известнейший.
ПАЦИЕНТ. Хорошо. Что вы знаете о Вове?
ЭДУАРД. О каком Вове? О том, что из Питера или о том, что с Таганки?
ПАЦИЕНТ. А их что два Вовы?
ЭДУАРД. Их миллион.
ПАЦИЕНТ. Меня интересует только тот, что заходил ко мне до тебя.
ЭДУАРД. Не знаю о ком ты.
ПАЦИЕНТ. Крепыш. Лет тридцати.
ЭДУАРД. И что дальше?
ПАЦИЕНТ. Пришел до тебя и сказал, что я олигарх.
ЭДУАРД. (смеется) Оли-оли-гарх? (смеется) Я балдею!
ПАЦИЕНТ. Потом пришел некто Шурик.
ЭДУАРД. Так, и что?
ПАЦИЕНТ. И сказал, что я мелкий вор.
ЭДУАРД. (смеется) Нет, я тащусь! А ты?
ПАЦИЕНТ. А я не знаю, кому из них верить. Память-то я потерял, сечешь?
ЭДУАРД. (Мрачно). Да-а, вообще довольно жестоко.
ПАЦИЕНТ. Вот то-то и оно. И вот теперь приходишь ты и говоришь, что я актер. Что по-твоему я должен подумать?
ЭДУАРД. Похоже, ты сбит с толку.
ПАЦИЕНТ. Именно.
ЭДУАРД. Ну, что я могу тебе сказать? Если без шуток, то ты Александр Вербов, актер театра «Саквояж». А те двое, что к тебе приходили, по всей видимости, Серега Скворцов и Петька Гусев.
ПАЦИЕНТ. Кто такие?
ЭДУАРД. Наши коллеги по «Саквояжу».
ПАЦИЕНТ. Актеры?
ЭДУАРД. Да. Похоже, решили тебя разыграть.
ПАЦИЕНТ. Что ж, умираю со смеху.
ЭДУАРД. Да, согласен, тупо получилось.
ПАЦИЕНТ. Смеяться над больным…
ЭДУАРД. Ты их в свое время тоже разыграл довольно зло. Вот, видимо, решили отомстить.
ПАЦИЕНТ. И все же я сомневаюсь.
ЭДУАРД. В чем?
ПАЦИЕНТ. Уж очень этот Шурик похож на настоящего бандита. Вова-то ладно, бог с ним. А вот Шурик…
ЭДУАРД. Ну так его ж, наверно Скворцов изображал. А он актер убедительный. «Золотую маску» в прошлом году получил. Сейчас в Голливуд приглашают сниматься. В седьмой серии «Терминатора».
ПАЦИЕНТ. Значит, они меня разыграли?
ЭДУАРД. Да. Похоже на то.
ПАЦИЕНТ. А может, это ты меня сейчас разыгрываешь?
ЭДУАРД. Зачем мне?
ПАЦИЕНТ. А им зачем? (пауза) Может я вас всех троих чем то обидел?
ЭДУАРД. Да нет, что ты. Мы с тобой кореша.
ПАЦИЕНТ. Где доказательства?
ЭДУАРД. Ты что же, мне не веришь?
ПАЦИЕНТ. А должен?
ЭДУАРД. Ну хочешь, я возьму в театре твою трудовую книжку и принесу сюда?
ПАЦИЕНТ. Хочу.
ЭДУАРД. Могу и еще что-нибудь.
ПАЦИЕНТ. Давай и еще что-нибудь. И чем быстрее, тем лучше.
ЭДУАРД. Вот ты фрукт!
ПАЦИЕНТ. А пока не принесешь и говорить с тобой не буду.
ЭДУАРД. Ладно, хрен с тобой. Ща сгоняю (выходит из палаты).
ПАЦИЕНТ. (Подходит к кровати, садится). Кем хочешь, тем и становись. Каравай-каравай… Господи, лучше бы он не врал. Кто угодно, только не Федька-крыса.

Медленно открывается дверь. Входит Врач.

ВРАЧ. Ну как вы тут?
ПАЦИЕНТ. (Вскакивает с кровати) О, слава богу, вы пришли! Не поверите, что тут было.
ВРАЧ. Так, и что же? (Подходит к Пациенту) Да вы сядьте, сядьте. (Садится на стул у кровати).
ПАЦИЕНТ. (Садится на кровать). Пока вас не было ко мне приходили какие-то люди.
ВРАЧ. Какие люди?
ПАЦИЕНТ. Якобы мои знакомые. Один из них сказал, что я олигарх. Потом пришел второй и сообщил, что я вор по кличке крыса. Представляете, каково это?
ВРАЧ. И каково?
ПАЦИЕНТ. Хреново. Не знаешь, кому верить. (Пауза) А потом пришел третий и заявил, что на самом деле я актер и те двое тоже были актерами.
ВРАЧ. Интересно.
ПАЦИЕНТ. Интересно не то слово. Я бы хотел узнать, кто из них врал, а кто говорил правду. Можете мне сказать?
ВРАЧ. Боюсь, что нет.
ПАЦИЕНТ. Почему?
ВРАЧ. Потому что к вам никто не приходил.
ПАЦИЕНТ. То есть как?
ВРАЧ. Я запретил постовой сестре пускать к вам визитеров. Это может навредить вашему выздоровлению.
ПАЦИЕНТ. Ну, значит, она вас обманула и пустила их.
ВРАЧ. Она бы не осмелилась.
ПАЦИЕНТ. Но она осмелилась.
ВРАЧ. Это невозможно. Мне бы о них доложили.
ПАЦИЕНТ. Как же вы тогда объясните, что я их видел?
ВРАЧ. Это были картинки.
ПАЦИЕНТ. Что?
ВРАЧ. Ну, помните, перед тем как уйти я сказал вам, что вы должны достичь состояния полусна и постараться увидеть картинки?
ПАЦИЕНТ. Ну?
ВРАЧ. Ну, вот вы их и увидели.
ПАЦИЕНТ. То есть, по-вашему, у меня были галлюцинации?
ВРАЧ. Назовем это бессознательной визуализацией. Но, смысл в том, что реальные люди к вам в палату не заходили.
ПАЦИЕНТ. Да? А какие же тогда заходили?
ВРАЧ. Нафантазированные.
ПАЦИЕНТ. То есть, по-вашему, я их выдумал?
ВРАЧ. Нет, конечно. Вы их взяли из подсознания. Пытались вспомнить, кто вы такой и в памяти всплыли три личности. Насколько я понял: миллионер, вор и артист, так?
ПАЦИЕНТ. Так.
ВРАЧ. Вот они собственно и борются за место в вашем сознании.
ПАЦИЕНТ. И кто же я на самом деле?
ВРАЧ. Не могу сказать.
ПАЦИЕНТ. Почему?
ВРАЧ. Это повредит лечению. Вы должны сами все вспомнить.
ПАЦИЕНТ. Каким образом?
ВРАЧ. Старайтесь снова увидеть картинки и рассмотреть их более ярко.
ПАЦИЕНТ. Куда уж ярче?
ВРАЧ. Старайтесь. (Встает) И не беспокойтесь, без моего ведома никто к вам не пройдет (Выходит из палаты).
ПАЦИЕНТ. (Ложится на кровать) Вот это картиночки. (Закрывает глаза). Итак. Я погружаюсь в состояние полусна…я погружаюсь в состояние полусна…я погружаюсь…

Дверь открывается. Входит Вова. В руке у него пакет.

ПАЦИЕНТ. (резко садится) О, снова ты? Яркая картинка, однако.
ВОВА. (подходит к Пациенту) Вуаля! (достает из пакета бутылку шампанского, демонстрирует ее Пациенту) взял ваш любимый «Боллинже».
ПАЦИЕНТ. (берет бутылку в руки) Холодная.
ВОВА. Само собой (достает из пакета два фужера, ставит их на тумбочку).
ПАЦИЕНТ. Картинка не может быть такой холодной.
ВОВА. В смысле?
ПАЦИЕНТ. Она реальна.
ВОВА. Не пугайте меня.
ПАЦИЕНТ. Слушай, можешь меня ущипнуть?
ВОВА. Не понял?
ПАЦИЕНТ. Просто возьми и ущипни.
ВОВА. Ладно, как скажете (щипает Пациента).
ПАЦИЕНТ. Ты реален.
ВОВА. Вам что тут транки давали что ли?
ПАЦИЕНТ. Что?
ВОВА. Транквилизаторы. Давали вам?
ПАЦИЕНТ. Не, не давали.
ВОВА. Смотрите, с алкоголем лучше не мешать (пауза). А вот вам и еще кое-что реальное (достает из пакета большую банку черной икры).
ПАЦИЕНТ. Икра.
ВОВА. Белужья.
ПАЦИЕНТ. Слушай, а я смотрю неплохо теперь в «Саквояже» платят, да?
ВОВА. В каком саквояже?
ПАЦИЕНТ. В том, где вы со Скворцовым розыгрышам учились.
ВОВА. С каким Скворцовым?
ПАЦИЕНТ. С тем, что любит бандюгами прикидываться.
ВОВА. О чем вы?
ПАЦИЕНТ. Ну ладно, хватит комедию валять, Эдуард мне все рассказал.
ВОВА. Какой Эдуард?
ПАЦИЕНТ. Или ты Васька, друг Шурика?
ВОВА. Иван Владимирович, не пугайте меня.
ПАЦИЕНТ. Так кто ты у нас? Васька Кривой или Петька Гусев?
ВОВА. Вова я. Вова Стеблев.
ПАЦИЕНТ. Вова? А чем докажешь, что Вова?
ВОВА. Та-ак, бутылочку я лучше у вас пока заберу (забирает у Пациента бутылку). Что ж вы от меня скрыли, что вам транквилизаторы давали?
ПАЦИЕНТ. Так что, нет доказательств?
ВОВА. (лезет в барсетку, достает паспорт, протягивает Пациенту) Вот вам доказательство.
ПАЦИЕНТ. (раскрывает паспорт, читает) Стеблев Владимир Ильич. Ноль пятое июля, тысяча девятьсот восемьдесят второго года. (Возвращает паспорт Вове)  выглядишь моложе.
ВОВА. (Убирает паспорт в барсетку) Благодарю покорно. А я уж думал вы и код подразделения посмотрите и номер паспортного стола.
ПАЦИЕНТ. А я посмотрел. (пауза) С этим вроде все в порядке.
ВОВА. Иван Владимирович, вы меня пугаете. Зачем вам все это надо?
ПАЦИЕНТ. А как мне еще узнать, что ты не врешь?
ВОВА. Да зачем мне это?
ПАЦИЕНТ. Ну мало ли? Может, разыграть меня хочешь. Смешно же сказать человеку, что он олигарх, а потом сообщить, что нищий.
ВОВА. Вы что же думаете, я вас разыгрываю?
ПАЦИЕНТ. Ну, икра вроде бы настоящая. Открывалку то хоть принес?
ВОВА. (достает из пакета открывалку, протягивает Пациенту) Пожалуйста.
ПАЦИЕНТ. (Берет открывалку, начинает вскрывать банку) Пойми, у меня нет никаких оснований, чтобы тебе доверять. Едва ты ушел, явились еще двое (открыв банку, поддевает икру пальцем и слизывает с него). Да, икра настоящая.
ВОВА. Еще бы не настоящая.
ПАЦИЕНТ. Так вот, когда ты ушел, явился какой-то оборванец и заявил, что я вор. Мелкий вор по кличке крыса. Сечешь? А я-то уже в уме миллионы считал и о красавице-жене фантазировал.
ВОВА. Вы это серьезно сейчас?
ПАЦИЕНТ. Серьезней некуда. Сказал, что ты тоже бандит. Васька-кривой или какой-то там косой.
ВОВА. (Вскакивает со стула) Да разве я похож на вора?!!
ПАЦИЕНТ. (Пауза) Похож.
ВОВА. Ну, вы меня совсем обидеть хотите.
ПАЦИЕНТ. И все же это было противно. Минуту назад я миллиардер и бац!
ВОВА. Я не знаю, кто к вам приходил, но я выясню. Скоты! Наверное, конкуренты. Копают под вас, твари.
ПАЦИЕНТ. Так это еще не все. Потом пришел второй и сказал, что вы двое актеры. Твоя фамилия Гусев.
ВОВА. Бред какой-то! Но теперь-то вы видите, что я не Гусев, а Стеблев?
ПАЦИЕНТ. Теперь вижу. Но потому и смотрел.
ВОВА. А как врач их пропустил?
ПАЦИЕНТ. Да врач тут тоже какой-то с приветом. Пытался меня убедить, что это все глюки.
ВОВА. Ясно. В общем так. Я сейчас сделаю пару звонков, и мы вас из этой палаты увозим. Надо же! Васька-кривой…ну ладно, увижу этого урода, урою!

Входит Шурик.

ШУРИК. Эй, крыса, кто это с тобой?
ПАЦИЕНТ. (Вове) Это и есть тот тип, что называл тебя Васькой.
ВОВА. Вот как? Ну, здравствуй, уважаемый!
ШУРИК. Крыса, я задал вопрос.
ВОВА. Значит так. Я не знаю, кто ты такой, но тут тебе нет ни крыс, ни васек, понял?
ШУРИК. Да? А кто есть?
ВОВА. Владимир Ильич и Иван Владимирович.
ШУРИК. И кто из них ты?
ВОВА. Я – Владимир Ильич.
ШУРИК. Так вот слушай сюда, Валерий Ильич. Мне плевать кто ты и откуда. Но Федька наш. Он нам должен. Моему боссу. Поэтому мы сейчас вместе отсюда уйдем. А ты молча отойдешь в сторонку и помашешь нам ручкой. Усек?
ВОВА. Во-первых, тут нет никаких Федек, а во-вторых, стоит мне щас сделать звонок и от тебя мокрого места не оставят.
ШУРИК. Слушай, да кто ты такой ваще?
ВОВА. Тот, у кого ты сейчас прощенья будешь просить.
ШУРИК. Ты меня не пугай. У меня свои козыри найдутся.
ВОВА. Какие козыри, мальчик? Ты откуда вообще вылез такой борзый?
ШУРИК. От Олега Юрьича Яблочкина. Слышал о таком, не?
ВОВА. Яблочкин? Должно быть яблочками торгует? Где-то в киоске, да? И старушек обвешивает.
ШУРИК. Ну ты крутой. Никого не боишься, да?
ВОВА. А зачем? Это меня все боятся. Меня и Ивана Владимировича (кивает на Пациента). А такую шпану, как ты мы на обед кушаем, понял?
ШУРИК. Складно базаришь. Тока вот за базаром твоим ничё не стоит.
ПАЦИЕНТ. (Шурику) Ты же говорил это Васька-кривой. Не узнаешь теперь?
ШУРИК. Не, это не Васька. Этого хряка я первый раз вижу.
ВОВА. Чего-о? Ты кого хряком назвал, насекомое?
ШУРИК. (достает складной нож из кармана) Тише дядя, я ведь и укусить могу.
ВОВА. (достает смартфон, набирает номер) Ну ничего, сейчас мы тебе жало вырвем.
ШУРИК. (быстро подходит к Вове, выбивает телефон у него из рук). На!
ВОВА. Ты что же делаешь, мразь?
ШУРИК. (Легко касается острием ножа Вовиной рубашки) Тихо, дядя.
ВОВА. А ты, я вижу, совсем без царя.
ШУРИК. Теперь давай так. Ты мне скажешь, кто ты и чё те надо, а я не стану протыкать твое пузо.
ВОВА. Я тебе уже все сказал.
ШУРИК. Паспорт есть?
ВОВА. В барсетке.
ШУРИК. (достает свободной рукой паспорт из Вовиной барсетки, читает) Стеблев Владимир Ильич (кладет паспорт обратно). И что же тебе здесь Владимир Ильич понадобилось?
ВОВА. Я пришел навестить друга.
ШУРИК. Крыса, это друг твой? Знаешь его?
ПАЦИЕНТ. Да, знаю.
ШУРИК. На кого он работает?
ПАЦИЕНТ. На меня.
ШУРИК. Смешно.
ВОВА. Это правда.
ШУРИК. Что правда?
ВОВА. Я на него работаю. На него и на «Голд-Инвест».
ШУРИК. Ты давай не придуривайся. На него только блохи работать могут. Ну, говори, что еще за «Холд-Насест»?
ВОВА. «Голд-Инвест».
ШУРИК. Не важно. Чё это?
ВОВА. А ты не слышал?
ШУРИК. Сейчас я спрашиваю.
ВОВА. (Пациенту) Странный тип. (Шурику) «Голд-Инвест» крупнейшая российская компания по экспорту нефти.
ШУРИК. И?
ВОВА. (кивает на Пациента) И он ей управляет.
ШУРИК. (смеется) Он? Да ты больной что-ль? У него даже дома нет. Он бомж, понял? Он Олег Юрьичу почку должен.
ВОВА. Ты ошибаешься.
ШУРИК. Ага, олигарх! Нефтяник! Ну-ка, крыса, покажи карманы, может у тебя там парочка миллионов завалялась? Так мы тогда с тебя все долги тут же спишем.
ВОВА. Дай мне позвонить, и я тебе десять миллионов покажу.
ШУРИК. Ну нет, ты мутный типчик, Владим Ильич. С тобой лучше не связываться. На кого работаешь? На Гасанбекова? Или на Демидовых?
ВОВА. Я тебе уже сказал. На него (кивает на Пациента). Мне вот интересно на кого ты работаешь? На «Нефть-инвест»? Или на «Транзит-Нефть»?
ШУРИК. На «Лукойл», блин!
ВОВА. И кто ты у них там? Вышибала? Киллер?
ШУРИК. Президент, блин!
ВОВА. Сколько платят тебе? Я больше дам.
ШУРИК. Много платят, дядя. Очень много.
ВОВА. Миллион устроит?
ШУРИК. Ты чё, больной что-ли?
ВОВА. Убери нож и он у тебя в кармане.
ШУРИК. Да? А потом Олег Юрьич меня живьем похоронит.
ВОВА. Мы тебя защитим.
ШУРИК. Вместе с крысой?
ВОВА. Вместе с Иваном Владимировичем. Ты не представляешь, какие у нас связи.
ШУРИК. Что ты мне тут лапшу вешаешь?
ВОВА. Достань из барсетки кошелек и посмотри, сколько там денег.
ШУРИК. (достает из Вовиной барсетки, кошелек, заглядывает в него). Да тут у тебя одни евро.
ВОВА. Это аванс.
ШУРИК. Тебе так нужен крыса?
ВОВА. Убери  нож и получишь больше.
ШУРИК. Ну не знаю…а вдруг…

Входит Эдуард.

ЭДУАРД. Физкульт, привет! Я вижу, вся компания в сборе.
ШУРИК. (Пациенту) Кто это?
ПАЦИЕНТ. Эдуард. Мой коллега по театру.
ШУРИК. Слушай, крыса, какая у тебя активная жизнь, оказывается.
ВОВА. Перестань называть его крысой, подлец! Для тебя он Иван Владимирович! Иван Владимирович и никак иначе!
ЭДУАРД. О, я вижу вы оба опять в образах.
ВОВА. (Эдуарду) Кто вы молодой человек? Что вам надо?
ЭДУАРД. (Пациенту) Ну что, Саня, опять пришли и опять придуриваются?
ПАЦИЕНТ. Как видишь.
ЭДУАРД. И что говорят?
ПАЦИЕНТ. (указывает на Вову) Этот, что я олигарх, а этот (указывает на Шурика), что мелкий вор.
ЭДУАРД. Понятно. И не стыдно вам, ребят?
ВОВА. Что значит стыдно?
ЭДУАРД. У человека память отшибло, а вы ваньку ломаете. Аморальненько, однако.
ШУРИК. Я балдею. Вы что сговорились все? Что это еще за фраер?
ЭДУАРД. (Шурику) Уймись, Скворцов. Совесть имей.
ШУРИК. Какой я тебе Скворцов? Что болтаешь?
ЭДУАРД. Ну не Скворцов, Скворец.
ШУРИК. (вытягивает вперед руку с ножом) Ты за базаром-то следи?
ЭДУАРД. Ой смешно-о-о. Умираю со смеху.
ВОВА. (Эдуарду) На кого вы работаете?
ЭДУАРД. На искусство.
ВОВА. (Пациенту) Похоже, тут целый заговор.
ЭДУАРД. (Пациенту) Саня, ты просто пошли их куда подальше и скажи, что я тебе уже все объяснил.
ПАЦИЕНТ. Он мне все объяснил.
ШУРИК. Что объяснил?
ВОВА. Да, действительно. Что?
ПАЦИЕНТ. Что мы все четверо актеры театра «Саквояж» и вы вдвоем решили меня разыграть.
ШУРИК. (Пациенту) Слушай, а это случайно не соседи твои по дурдому?
ВОВА. Иван Владимирович, какие актеры? Они оба кем-то подосланы.
ЭДУАРД. Ну вы, Гамлеты недорезанные, давайте завязывайте. Сказано вам уже, что не смешно это.
ШУРИК. Да, не смешно. Но если не заткнешься, я из тебя веселую картинку сделаю.
ВОВА. Иван Владимирович, ну а вы-то чего молчите?
ПАЦИЕНТ. А что я должен сказать? Приходят три чувака и заявляют, что у меня три разных жизни. И сам я три разных человека.
ВОВА. Ну вы же понимаете, что они врут?
ПАЦИЕНТ. Ничего я не понимаю.
ВОВА. Вы просто рассуждайте логически. Вот этот говорит, что вы крыса. То есть вор. Но это же не может быть правдой.
ШУРИК. А чё это не может?
ПАЦИЕНТ. Да, действительно.
ВОВА. А вы подойдите к зеркалу и посмотритесь в него.
ПАЦИЕНТ. (Подходит к зеркалу, смотрится) И?
ВОВА. Вам не кажется, что для вора по кличке крыса вы слишком хорошо выглядите?
ПАЦИЕНТ. Пожалуй.
ВОВА. Были бы вы вором, у вас все лицо было бы опухшим, красным, мешки под глазами. А вы просто принц! Ну сразу же видно, что и питаетесь хорошо, и не пьете, и живете в достатке.
ШУРИК. Это его здесь отмыли.
ВОВА. Брось, из крысы короля не сделаешь.
ПАЦИЕНТ. Да, ты прав.
ШУРИК. Да врет он все! Послушайте, я не знаю, кто вы и что затеяли. Но лучше меня не злить.
ВОВА. А что скажи, пожалуйста, ты нам сделаешь? Зарежешь? Так тебя тут же персонал больницы сдаст. И сидеть тебе тогда красавцу до гробовой доски.
ШУРИК. Я Олег Юрьичу скажу. Он вас живьем похоронит.
ЭДУАРД. Да-а, ребята. Вы, я смотрю, совсем совесть потеряли. Кретины. Вы что, не понимаете, что он болен?
ВОВА. А ты, значит, утверждаешь, что Иван Владимирович актер?
ЭДУАРД. Сань, скажи ему, что ты о нем думаешь.
ПАЦИЕНТ. А вдруг он говорит правду? А ты, как-раз, лжешь.
ЭДУАРД. Даже так? Ну что-ж, тогда у меня для тебя кое-что есть (подходит к Пациенту, достает из барсетки трудовую книжку, протягивает Пациенту). Твоя трудовая книжка.
ПАЦИЕНТ. (берет трудовую книжку, просматривает) Тут нет фотографии.
ЭДУАРД. В трудовой книжке ее не бывает. Но ты посмотри на имя и фамилию.
ПАЦИЕНТ. Они могут быть не мои.
ВОВА. Они и есть не твои.
ШУРИК. У тебя и книжки-то никакой нет. Рвань.
ЭДУАРД. У меня еще есть копия твоего диплома об окончании театрального.
ПАЦИЕНТ. Тоже без фото?
ЭДУАРД. Само собой.
ПАЦИЕНТ. Мне нужны фотографии.
ВОВА. Иван Владимирович, зачем они вам? Неужели вы сами не чувствуете кто вы такой?
ЭДУАРД. Да, Саня неужели ты не чувствуешь кто ты?
ШУРИК. Крыса он, вот кто…
ПАЦИЕНТ. У меня уже голова от вас всех раскалывается.
ВОВА. Если бы вы были вором, вы бы так интеллигентно не выражались.
ЭДУАРД. Согласен.
ПАЦИЕНТ. И я согласен. Я не вор.
ШУРИК. Чего-о? А кто ж ты тогда?
ПАЦИЕНТ. Кто угодно, но не вор.
ШУРИК. Да ты с детства по помойкам шарился. Я ж тебя, гадину, уже тридцать лет знаю.
ПАЦИЕНТ. Нет, я бы не стал.
ШУРИК. Чего? Не стал бы он! Да ты у стариков последние деньги из карманов вытаскивал! У школьников воровал!
ВОВА. Вы все врете!
ПАЦИЕНТ. Да, ты все врешь. Скворец. Или как там тебя. Шурик.
ШУРИК. Кто врет? Я вру? Я вру?!!
ПАЦИЕНТ. Ты врешь.
ШУРИК. Да, я действительно вру. Господин, доктор, я вне игры.

Открывается дверь, входит Врач.

ВРАЧ. (Пациенту) Поздравляю вас. Вы молодец.
ПАЦИЕНТ. В смысле?
ВРАЧ. Так ловко разоблачили нашего сотрудника.
ПАЦИЕНТ. Вашего сотрудника?
ВРАЧ. Да. Нашего Петра Васильича. (Шурику) Ну а вас Петр Васильич с прекрасной игрой (протягивает руку).
ШУРИК. (пожимает руку) Да что уж там. Первого разоблачили.
ВРАЧ. Это не важно. Играли вы отменно. (Пациенту) Верно я говорю?
ПАЦИЕНТ. Я что-то ни черта не понимаю. Вы же говорили мне про картинки и галлюцинации.
ВРАЧ. Можете об этом забыть. Мне просто надо было проверить, способны ли вы отличить реальность от фантазии.
ПАЦИЕНТ. Вы прекрасно знали, что это не картинки.
ВРАЧ. Ну разумеется.
ПАЦИЕНТ. А кто же это тогда?
ВРАЧ. Ну это Петр Васильевич, как я вам уже и сказал. Наш сотрудник. Очень талантливый, как вы могли убедиться.
ПАЦИЕНТ. Тоже врач?
ШУРИК. Нет, я что-то типа актера.
ПАЦИЕНТ. В смысле?
ШУРИК. В свое время я окончил театральное училище и играл в театре. Но вот уже десять лет работаю при медицинском центре.
ВРАЧ. Мы, к сожалению, не можем позволить Петру Васильичу играть в кино или театре, нам важно, чтобы пациенты прежде никогда его не видели. А то узнают и все лечение насмарку. Зато у Петра Васильича высокая зарплата, верно?
ШУРИК. Ну, можно было бы конечно и повыше…(смеется) шучу, зарплата действительно хорошая. К тому же, когда играешь в театре, никогда не знаешь, будут ли роли. А без ролей доход резко падает. А тут все фиксировано и можно чувствовать себя уверенным в завтрашнем дне.
ВРАЧ. Ну и мы Петром Васильичем очень довольны.
ПАЦИЕНТ. Я что-то не пойму. Это что всё ваши сотрудники? Они что специально это разыгрывали?
ВРАЧ. И да, и нет. Петр Васильич действительно наш сотрудник. И еще один человек из присутствующих. Но другой ваш настоящий знакомый. Друг.
ПАЦИЕНТ. И кто же это?
ВРАЧ. Ваша задача, как-раз, состоит в том, чтобы это понять.
ПАЦИЕНТ. А сказать вы не можете?
ВРАЧ. Нет, это испортит все лечение.
ПАЦИЕНТ. Знаете что? Я, возможно, чего-то не понимаю, но все это как-то странно, вам не кажется?
ВРАЧ. Что именно?
ПАЦИЕНТ. Ну сами подумайте. Приходят трое людей, каждый врет о моей жизни, потом вы заявляете, что это типа картинки. А теперь двое из них ваши сотрудники?
ВРАЧ. Да, я понимаю, о чем вы.
ПАЦИЕНТ. Неужели?
ВРАЧ. Конечно, это немного странно.
ПАЦИЕНТ. Да, совсем капельку. Чуть-чуть, так.
ВРАЧ. Поймите вот что, наша задача, меня и всех присутствующих, помочь вам вспомнить свою жизнь. Для этого мы смоделировали три истории. Две фальшивые и одну настоящую. Нам важно, чтобы вы сами, без сторонней помощи сумели отмести фальшивки и выбрать правду.
ПАЦИЕНТ. Зачем вы это делаете?
ВРАЧ. Это очень эффективный метод. Мы восстановили память уже нескольким сотням ПАЦИЕНТ.ов. Между прочим, ваши близкие платят нам большие деньги за ваше лечение.
ПАЦИЕНТ. Странный метод. Дикий какой-то.
ВРАЧ. Главное, что он эффективен.
ПАЦИЕНТ. А вы не думали, каково мне было, когда этот ваш Васильич сказал, что мне скоро вырежут почку?
ВРАЧ. Да, думаю, это было довольно неприятно.
ПАЦИЕНТ. Тем более что я уже возомнил себя олигархом.
ВРАЧ. Подобный контраст эмоций необходим для более интенсивной работы мозга. Нам было важно, чтобы вы вспомнили свою жизнь.
ПАЦИЕНТ. Но я, тем не менее, не вспомнил.
ВРАЧ. Всему свое время. Главное, что вы на правильном пути. Как-никак у нас уже есть опыт наблюдения за другими пациентами. Причем довольно большой. Пока что все идет превосходно.
ПАЦИЕНТ. Рад слышать.
ВРАЧ. Буду краток. Как я уже сказал, один из этих двух людей действительно ваш близкий друг. Теперь вам нужно догадаться кто именно.
ПАЦИЕНТ. И что это даст?
ВРАЧ. Если ваше подсознание сработает верно, мы сможем перевести воспоминания на сознательный уровень.
ПАЦИЕНТ. Чего?
ВРАЧ. Без психологического образования вам будет очень трудно это понять. Нужно детально знать все психические процессы и медицинскую терминологию.
ПАЦИЕНТ. Ладно, бог с ним. Давайте тогда продолжим. Чем раньше начнем…
ВРАЧ. Вот это правильно.

Врач и Шурик выходят.

ПАЦИЕНТ. Ну что? Приступим?
ВОВА. Ну, теперь вы все знаете. Мы вынуждены были положить вас в эту больницу.
ЭДУАРД. Не вы, а я. Я и Сашины родственники.
ПАЦИЕНТ. Та-ак, началось!
ВОВА. Теперь вы знаете, почему мы так поступили.
ЭДУАРД. Саня, не слушай этого типа. Откровенно говоря, я уже очень пожалел, что мы связались с этой клиникой. Все-таки очень странные у них тут методы.
ВОВА. Иван Владимирович, что же вы молчите?
ПАЦИЕНТ. А что тут можно сказать? Кто-то из вас блефует. А вот кто, я пока не знаю.
ВОВА. Я показал вам свой паспорт, подтвердив свое имя, я принес вам икру, которую ни в одной больнице не подадут, я…
ЭДУАРД. Что вы все якаете? Паспорт ваш ни о чем не говорит. Ну, настоящее у вас имя и дальше что? Где доказательства, что вы знакомы с Сашей?
ВОВА. Во всяком случае, я не Гусев, как ты утверждал. Что молчишь? Съел? Ты же говорил, что все мы из театра «Саквояж».
ПАЦИЕНТ. Да, действительно.
ЭДУАРД. Говорил потому, что меня врач попросил.
ВОВА. Ага, а врач тебя попросил потому, что ты на него работаешь.
ЭДУАРД. У меня есть Санина трудовая книжка.
ПАЦИЕНТ. Там нет фотографии.
ЭДУАРД. И что? А у него в паспорте фотография, где вы вместе?
ПАЦИЕНТ.  Для начала покажи мне свой.
ЭДУАРД. Что?
ПАЦИЕНТ. Паспорт.
ЭДУАРД. Зачем?
ПАЦИЕНТ. Хочу убедиться, что ты Эдуард.
ВОВА. Да, мы оба хотим.
ЭДУАРД. Да ради бога! (достает из барсетки паспорт, протягивает Пациенту).
ПАЦИЕНТ. (Изучает паспорт) Эдуард Арутюнян. Да, все сходится. (возвращает паспорт Эдуарду).
ЭДУАРД. А я что говорил?
ПАЦИЕНТ. Теперь вы в равных условиях.
ВОВА. Я принес икру.
ЭДУАРД. А я ее оплатил.
ПАЦИЕНТ. Вообще, это глупый метод. Я не помню никого из вас и если выберу, то сделаю это чисто интуитивно.
ЭДУАРД. Возможно, им именно это и нужно.
ВОВА. Возможно? Я думал, ты как сотрудник знаешь наверняка?
ПАЦИЕНТ. Взвесим все «за» и «против».
ВОВА. Взвесим.
ПАЦИЕНТ. Вы оба утверждаете, что якобы являетесь моими друзьями.
ВОВА. Что значит являетесь? Я просто друг и точка.
ЭДУАРД. Не перебивай его.
ПАЦИЕНТ. Вы оба утверждаете, что другой работает в клинике.
ЭДУАРД. Я работаю в «Саквояже», как и ты.
ВОВА. И я, видимо, недавно тоже там работал? Позвольте представиться, Петр Гусев!
ПАЦИЕНТ. Иными словами вы оба в равных условиях. Однако будем рассуждать логически. Сколько олигархов приходится на душу населения?
ВОВА. К чему вы ведете?
ПАЦИЕНТ. Я рассуждаю. Кого в стране больше актеров или олигархов?
ВОВА. Это неверная мысль.
ПАЦИЕНТ. По теории вероятности, шанс, что я окажусь актером куда выше, чем…
ВОВА. Вы не актер.
ПАЦИЕНТ. Это простой математический расчет. Я думаю, вы сыграли на контрасте. Ты и ШУРИК. Две крайности.
ЭДУАРД. Молодец, Санек! Так держать!
ВОВА. Вы ошибаетесь.
ПАЦИЕНТ. Ну сколько у нас в стране олигархов? Десять? Пятнадцать? Тридцать пять? А сколько у нас актеров?
ЭДУАРД. Хороших актеров тоже немного.
ВОВА. Ну ты-то из рук вон актер. Худший из худших.
ПАЦИЕНТ. Короче, я выбираю…
ВОВА. Стойте! Выбирайте не умом, а сердцем!
ПАЦИЕНТ. Чего?
ВОВА. Вспомните! Год назад. Детский дом. Мы приезжаем туда вдвоем. С игрушками и подарками. Мы решили заняться благотворительностью. Я подшучиваю, что мы растратим весь капитал, говорю, что эти детки, небось, рады были бы отобрать у нас все и тут вы видите девочку. Маленькую девочку в залатанном грязном платьице. Худющую, руки будто ниточки. Под глазами синие круги, взгляд испуганный. Вы видите, как она прижимает застиранного рваного Чебурашку, и начинаете беззвучно плакать. А потом вдруг поворачиваетесь и отвешиваете мне пощечину. Ну, вспомните! В тот день мы с вами оба прозрели. Вы потом засыпали эту девочку игрушками. Ну?
ПАЦИЕНТ. Я действительно это сделал?
ВОВА. Да. В тот день вы показали мне, что значит быть настоящим человеком.
ПАЦИЕНТ. Как звали ту девочку?
ВОВА. Лида.
ПАЦИЕНТ. Лида. А другим детям я что-нибудь подарил?
ВОВА. Конечно!
ПАЦИЕНТ. Трогательная история.
ВОВА. Еще какая…
ПАЦИЕНТ. Но нет. Я тебе не верю. Я выбираю Эдуарда.
ВОВА. Иван Владимирович, ну вы что? Вспомните Лидочку.
ПАЦИЕНТ. Все, я выбрал. Ты – врач, Эдуард - мой друг.
ВОВА. И в историю про Лиду вы не поверили?
ПАЦИЕНТ. Нет.
ВОВА. Ну надо же…а я ведь ее всю субботу придумывал.
ЭДУАРД. Что и требовалось доказать!
ВОВА. Ну ладно, сдаюсь. Я действительно тут работаю.
ПАЦИЕНТ. Отлично. Что теперь?
ВОВА. Теперь вам следует пообщаться тэт-а-тэт. Эдуард расскажет вам о вашей жизни все, что вам нужно знать.
ПАЦИЕНТ. А все что не нужно?
ЭДУАРД. Да, действительно. Что это значит?
ВОВА. Забудьте. Просто оговорился. Можете смело рассказывать все что хотите, а вы спрашивайте. И чем больше вопросов, тем лучше. Теперь уже можно.
ПАЦИЕНТ. Так значит я и в правду…актер?
ВОВА. Да, вы с Эдуардом действительно коллеги по театру.
ПАЦИЕНТ. А может все же олигарх, не?
ВОВА. Увы.
ПАЦИЕНТ. Ну ладно, актер тоже неплохо. Не крыса в конце-концов.
ВОВА. Я тоже так думаю. Ну ладно, общайтесь. Я через часик подойду. Вместе с Борисом Львовичем.
ПАЦИЕНТ. А это кто?
ЭДУАРД. Твой лечащий врач.
ВОВА. Совершенно верно. Ну ладно, общайтесь.

Вова выходит из палаты.

ЭДУАРД. Я знал, что ты ему не поверишь.
ПАЦИЕНТ. Брось, я сам этого не знал.
ЭДУАРД. Честно говоря, я вообще не понимаю, зачем они закрутили всю эту нить с олигархом и воришкой. Сразу же ясно, что и там и там перебор.
ПАЦИЕНТ. Да? А я вот успел примерить на себя обе жизни.
ЭДУАРД. Серьезно, что ли? Ну, это лишь подтверждает, что в тебе живет настоящий актер. Все время меняешь личины.
ПАЦИЕНТ. Да это-то тут при чем?
ЭДУАРД. При том. Актер всегда остается актером.
ПАЦИЕНТ. Давно хоть я актер-то?
ЭДУАРД. Да уже двадцать лет. Мы с тобой сначала учились вместе, потом оба в «Саквояж» устроились.
ПАЦИЕНТ. А сюда я как попал?
ЭДУАРД. К этим психам-то?
ПАЦИЕНТ. Да.
ЭДУАРД. Авария. Как в кино. Врач же вроде должен был рассказать.
ПАЦИЕНТ. Тут уже не знаешь чему верить.
ЭДУАРД. Авария. Сотрясение. Амнезия. Ну, мы с Иркой сразу в интернет.
ПАЦИЕНТ. С кем?
ЭДУАРД. С женой твоей.
ПАЦИЕНТ. А-а. Стало быть, я женат?
ЭДУАРД. Ну как сказать? Был на грани развода.
ПАЦИЕНТ. А теперь?
ЭДУАРД. А теперь она поняла, что ты самое ценное в ее жизни. Ну как это обычно бывает. Ну вот, короче мы с Иркой, как узнали, что ты в больнице, то сразу в интернет.
ПАЦИЕНТ. Зачем?
ЭДУАРД. Ну как? Искать куда тебя перевезти на лечение.
ПАЦИЕНТ. Зачем?
ЭДУАРД. Да потому что в государственных больницах только в морг отправлять умеют. Короче, нашли этот сайт. Ну, этой клиники. Позвонили. Они все такие нарасхваливали себя. Я опять в интернет. Отзывы читаю. Ну, с отзывами все нормально. Хвалят. А тут еще и Василевский сказал, что его дядьку там лечили.
ПАЦИЕНТ. Какой Василевский?
ЭДУАРД. Ну режиссер наш. Не помнишь?
ПАЦИЕНТ. Нет.
ЭДУАРД. Ну, короче и он посоветовал сюда тоже. Привезли, поместили, оплатили. Скока не спрашивай. Поправишься, сам узнаешь. Ну вот, они значит, свои методы нам озвучили экспериментальные. Выкладки дали почитать. Видеозаписи с бывшими пациентами показали. Благодарственные письма от чиновников, бизнесменов, певцов, опять же. Ну и началось это вот лечение.
ПАЦИЕНТ. А жена моя где?
ЭДУАРД. Дома. Ей сказали не приезжать, чтобы не мешать эксперименту. Ну а меня привлекли. Сказали, мол, ты ж актер? Я говорю: «Ну, актер». Они: «Вот и играй». Ну и я, прям, по сценарию шпарил. Прикинь, у них тут сценарии, прям, как в кино. Хотя, играют паршиво, как по мне. Что этот Шурик, что Вова. Уровень первого курса.
ПАЦИЕНТ. Только вот толку нет. Все равно ничего не вспомнил.
ЭДУАРД. Погоди, вспомнишь еще. Они тут в этом деле хорошо шарят. Все башковитые. Все со степенями. Сплошь доктора наук.
ПАЦИЕНТ. Актер-то я хоть хороший?
ЭДУАРД. А как же? Шикарный. Заслуженного имеешь.
ПАЦИЕНТ. Да ну?
ЭДУАРД. А то! Мне-то до тебя далеко.
ПАЦИЕНТ. Чего это?
ЭДУАРД. Искренности твоей не хватает. Я помню, однажды, ты Плюшкина играл. Вот это было нечто! Вроде гнусный персонаж, а весь зал на тебя прям молился. Чувствовалось, что твой Плюшкин им дороже жизни. Что вот хоть пропади они все: и Чичиков, и Манилов, и Коробочка, ну да это словами не объяснить. Это видеть надо. Я тебе потом запись принесу. Плюшкин из народа слезу выжимает. Да что там из народа? Я вот сам на тебя смотрел тогда и чувствую – я этот Плюшкин. Жалкий, никчемный, опустившийся, но все же заслуживающий сочувствия. Заслу…(у Эдуарда срывается голос, он плачет) Прости. Просто…да, жалкий я, но…но ведь были…были причины! (плачет).
ПАЦИЕНТ. Ну-ну, что ты?
ЭДУАРД. Да просто…просто Плюшкин твой, он…он сердце из меня тогда вынул. Понимаешь? Он мне самого себя открыл.
ПАЦИЕНТ. Ну, будет, успокойся.
ЭДУАРД. Как же ты играл тогда! Блистал, можно сказать! Сам-то не помнишь?
ПАЦИЕНТ. Нет.
ЭДУАРД. А вообще о себе что помнишь?
ПАЦИЕНТ. Да ничего не помню. Как не помнил, так и не помню.
ЭДУАРД. Ну, тогда я так понимаю, я могу быть свободен.

Входит Врач.

ВРАЧ. Да, Эдик можешь идти.
ЭДУАРД. Ну, уж что мог то сделал.
ВРАЧ. Да, я видел. Все в порядке. Тут просто случай такой.
ЭДУАРД. Да я понимаю.
ВРАЧ. Иди тогда. Завтра увидимся.
ЭДУАРД. Ок.

Эдуард выходит из палаты.

ПАЦИЕНТ. Что это, черт возьми, было?
ВРАЧ. Вы понимаете…
ПАЦИЕНТ. Нет, я уже ничего не понимаю.
ВРАЧ. Дело в том, что Эдуард тоже наш сотрудник.
ПАЦИЕНТ. Что? Обалдеть! (нервно смеется).
ВРАЧ. И вы никакой не актер.
ПАЦИЕНТ. Да? А кто же?
ВРАЧ. А вы не помните?
ПАЦИЕНТ. Вы и сами знаете, что нет.
ВРАЧ. И совсем ничего не всколыхнулось? (Пауза). Ну что ж, мне очень жаль. Иван Петрович, входите, пожалуйста.

Входит Иван Петрович. В руках у него папка с документами.

ИВАН ПЕТРОВИЧ. Здрасьте.
ВРАЧ. Ну, мы честно пытались, увы, безуспешно. Да вы и сами видели.
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Да.
ВРАЧ. Все что вам сейчас расскажет Иван Петрович чистая правда. Увы, нелицеприятная. Ну, да что же делать? Удачи вам, Иван Петрович!
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Спасибо.

Врач выходит из палаты.

ПАЦИЕНТ. Ну? Что на этот раз?
ИВАН ПЕТРОВИЧ. На этот раз только правда.
ПАЦИЕНТ. Что-то мне мало верится.
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Садись.
ПАЦИЕНТ. Да нет, я уж…
ИВАН ПЕТРОВИЧ. (кричит) Сядь! (Пациент садится на кровать, Иван Петрович садится на стул напротив). Обойдусь без вступлений. Бери и смотри (протягивает ему папку с документами).
ПАЦИЕНТ. (Смотрит документы) Боже, что это?
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Люди. Все это люди. Люди, которых ты жестоко убил.
ПАЦИЕНТ. Вы с ума сошли?
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Я-то, нет. А вот ты – возможно.
ПАЦИЕНТ. Я никого и пальцем не тронул.
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Ну да, конечно. Ты опаснейший серийный маньяк по прозвищу Черный Паук. Убил восемнадцать человек. Орудовал в Мытищах. Рядом с телами жертв оставлял игрушечного черного паука из резины. Три года тебя найти не могли. Вышли на твой след только благодаря тому, что девятнадцатая жертва чудом уцелела. А когда задерживали, ты двоих оперативников зарезал.
ПАЦИЕНТ. Вы лжете.
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Потом дубинкой по башке получил во время задержания. Ну и тут проблемы с тобой продолжились. Как очнулся, стали тебя допрашивать, а ты ни бе ни ме. Ничего не помню, ничего не знаю. Ну и положили тебя сюда к судебным экспертам, чтобы выяснить симулируешь ты или нет. Они тут с тобой возились, возились, возились, возились, а толку ноль. Да ты и сам видел.
ПАЦИЕНТ. Это все ложь.
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Нет, мой хороший, это все правда. Ты думаешь, зачем они к тебе всех этих людей подсылали? Зачем столько версий жизни предлагали? Потому что им больше заняться не чем? Нет, дорогуся моя, они судебное предписание выполняли. Задачу суд перед ними такую поставил: узнать врешь ты или в правду памяти лишился. Я вот считаю, что врешь. А?
ПАЦИЕНТ. А я…я считаю… что это вы все врете. Никакой я вам не маньяк. Сами вы все  маньяки!
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Ну-ну, ты мне тут давай голос-то не повышай. А то не только памяти, но и речи лишишься. Ну признай, что ты симулируешь. Вспомни, третья жертва. Двенадцать ножевых ранений и черный резиновый паук на лбу. Помнишь?
ПАЦИЕНТ. Нет.
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Мы ведь даже магазин нашли, где ты пауков этих покупал. Игрушечный магазин, между прочим. Для детей. Или ты может с самого детства маньячишь? А?
ПАЦИЕНТ. Оставьте меня в покое.
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Боюсь, это невозможно. Убил столько народу, и оставьте его в покое. Ишь ты, какой! Да я тебя в порошок сотру, гнида такая. Я не для того за тобой столько лет гонялся, чтобы в покое тебя оставлять.
ПАЦИЕНТ. Все что вы тут говорите это вранье. Ложь, ложь все, от первого до последнего слова. Не верю! Лжете!
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Ну нет, братец. Лжешь у нас ты. Пытаешься под психа косить. Надеешься, что как психа тебя трогать не будут. Типа память потерял и не при делах. А какой с меня спрос, я ведь псих, да? Кто тут? Следователь? А я в домике. Меня трогать нельзя.
ПАЦИЕНТ. Отстаньте от меня!
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Ничего, мармеладный мой, ты у меня все вспомнишь. От первой жертвы и до самого задержания. Ты у меня еще заговоришь. Расскажешь, как в детстве котят мучил.
ПАЦИЕНТ. Не мучил я никого.
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Мучил, мучил. А если все еще считаешь себя белым и пушистым, ты папочку полистай. Там много документиков на тебя собрано. Я их все эти годы по листику собирал. По крупиночкам. Ты ведь хитрый у нас, паучок.
ПАЦИЕНТ. Я...
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Да ты папку посмотри, чего зря воздух-то сотрясать (Пациент берет папку и внимательно изучает лежащие в ней документы). Голоса я твоего на допросе наслушался. Тут помню, тут не помню. Этого убил, этого убил, а этого забыл. Посмотри вон десятую страницу. Видишь там отпечатки пальцев?
ПАЦИЕНТ. Вижу.
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Твои отпечатки. Теперь пятнадцатую открой.
ПАЦИЕНТ. Боже, что это?
ИВАН ПЕТРОВИЧ. А это Костин Иван Семеныч. Твоя вторая жертва.
ПАЦИЕНТ. Я не мог этого сделать.
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Но сделал, тем не менее. Видишь, какого паука живописного на груди вырезал. Семнадцатая страница – Бесчастный Виталий Юрьевич. Положил паука прямо на лоб убитому. Двадцать восьмая – фоторобот твой.
ПАЦИЕНТ. Это я?
ИВАН ПЕТРОВИЧ. А кто же? Сороковая страница – твоя фотография. Делали уже в отделении.
ПАЦИЕНТ. То, что она у вас есть, еще не значит…
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Брось, мой хороший. Тут целая папка улик и доказательств. Ну а то, что ты в психа без памяти решил поиграть это дело поправимое.  Это я тебя раскушу. Я, мой хороший, с тебя не слезу, будь спокоен. (Резко кричит) Как ты убил первую жертву?
ПАЦИЕНТ. Я…не убивал я никого, оставьте меня уже в покое! (плачет).
ИВАН ПЕТРОВИЧ. (Так же резко) Как звали твою вторую жертву?
ПАЦИЕНТ. Не знаю я!
ИВАН ПЕТРОВИЧ. Забыл?
ПАЦИЕНТ. Забыл. Я все забыл! Все!
ИВАН ПЕТРОВИЧ. (Встает) Ну ничего, еще вспомнишь. Обяза-ательно вспомнишь (идет к выходу, останавливается перед самой дверью, поворачивается к Пациенту). И знаешь что? Тут на улице целая толпа родственников убитых, которые тебя на части хотят разорвать.

Иван Петрович выходит из палаты.

ПАЦИЕНТ. (плачет, разглядывает документы в папке). Сволочи. Все, все сволочи. Отстаньте от меня, наконец! Отстаньте!

Входит Женщина.

ЖЕНЩИНА. Коля?
ПАЦИЕНТ. (испуганно) Кто вы?
ЖЕНЩИНА. Ты меня не узнаешь?
ПАЦИЕНТ. Нет.
ЖЕНЩИНА. Я с трудом тут тебя нашла. Едва через охрану пробралась.
ПАЦИЕНТ. Охрану?
ЖЕНЩИНА. Да. Сторожат тебя, сволочи.
ПАЦИЕНТ. Никак не пойму что им от меня надо. Все время лгут.
ЖЕНЩИНА. Не просто лгут. Они эксперимент на тебе ставят.
ПАЦИЕНТ. Что?
ЖЕНЩИНА. Эксперимент.
ПАЦИЕНТ. Какой эксперимент?
ЖЕНЩИНА. Хотят проверить, как ты себя вести будешь в той или иной ситуации. Опыты делают.
ПАЦИЕНТ. Зачем?
ЖЕНЩИНА. Потому что ты, дурак такой им на это разрешение дал. За триста тысяч. Говорила же тебе, идиоту…
ПАЦИЕНТ. Триста тысяч?
ЖЕНЩИНА. Да. За триста тысяч продал себя для опытов на два месяца.
ПАЦИЕНТ. Это шутка?
ЖЕНЩИНА. Да какая шутка, с такой охраной…
ПАЦИЕНТ. Выходит, я не маньяк...
ЖЕНЩИНА. Нет.
ПАЦИЕНТ. (пауза) Выходит, я идиот. Слышь, а для чего им опыты эти?
ЖЕНЩИНА. Как для чего? Для науки. Да не болтай, ты (Осматривается) бежать нужно.
ПАЦИЕНТ. Бежать?
ЖЕНЩИНА. Да, пока не видит никто.
ПАЦИЕНТ. А как же охрана?
ЖЕНЩИНА. (достает из сумочки пистолет) Об этом не беспокойся. Я уже все сделала. Главное, чтобы новых не подослали.
ПАЦИЕНТ. Что сделала?
ЖЕНЩИНА. А то ты не понимаешь. Идем?
ПАЦИЕНТ. Эй, погоди. Ты что же их…
ЖЕНЩИНА. Ну, конечно. И их и врача этого. Ты же сам меня этому учил. Еще когда к первому делу готовились.
ПАЦИЕНТ. Стой, что-то я…
ЖЕНЩИНА. Будешь болтать, никогда отсюда не выберешься.
ПАЦИЕНТ. А и ладно, черт с ним со всем. Погнали.
ЖЕНЩИНА. Погоди, я сейчас выйду, осмотрюсь и знак тебе дам, если никого нет. А ты – ноги в руки и за мной.
ПАЦИЕНТ. Хорошо.
ЖЕНЩИНА. Ну, поехали (Выходит из палаты и почти тут же возвращается).
ПАЦИЕНТ. Ну что, есть кто?
ЖЕНЩИНА. Есть, есть, еще как есть.
ПАЦИЕНТ. Ты чего?
ЖЕНЩИНА. Я того! (направляет пистолет на Пациента).
ПАЦИЕНТ. Да что с тобой?
ЖЕНЩИНА. Что со мной? Ты убил моего мужа, сволочь!
ПАЦИЕНТ. (сдавленным голосом) Помогите!

Входит Иван Петрович.

ИВАН ПЕТРОВИЧ. Вообще-то вы не убийца. На самом деле вы врач педиатр.

Входит Вова.

ВОВА. На самом деле вы не педиатр, вы футболист.

Входит Шурик.

ШУРИК. На самом деле ты не футболист, ты мой мама.

Входит Эдуард.

ЭДУАРД. На самом деле вы не его мама, вы шаурма.

ПАЦИЕНТ. (Кричит) К черту! Идите все к черту! Мне плевать! Плевать на то, что вы скажете! Я теперь буду тем, кем  сам хочу быть, а не тем, кем вы мне говорите.

Входит Врач.

ВРАЧ. Поздравляю.
ПАЦИЕНТ. Мне все равно, что вы мне скажете. Я теперь сам буду решать кем мне быть.
ВРАЧ. Именно этих слов я от вас и ждал. Мы вас выписываем.

Кабинет врача. Современно и дорого обставлен. Большой дубовый стол, кожаные кресла. На столе ноутбук, различные бумаги. На стене картина Эдварда Мунка «Крик». Врач сидит за столом, Пациент в кресле напротив.

ВРАЧ. Итак, пойдем по порядку. Клиника наша называется «Коррекция личности». Занимаемся мы тем, что оказываем услуги по коррекции тех сторон характера, которые наши клиенты хотели бы исправить. Вы обратились с просьбой вернуть вам уверенность в себе.
ПАЦИЕНТ. Что это значит?
ВРАЧ. По вашим словам, вы слишком сильно стали зависеть от мнения окружающих. Старались быть таким, каким вас видели другие. Меняли свой стиль жизни в угоду близким. Нашей целью было заставить вас перестать полагаться на чужую оценку вашей личности. Научиться игнорировать чужие мнения о вашем образе жизни. Разумеется, мы не могли прервать лечение до тех пор, пока вы не стали противостоять нашим сотрудникам и защищать свое право быть таким, каким вы сами себя видите. Возможно, наши методы показались вам немного жесткими, но…
ПАЦИЕНТ. Я подам на вас в суд.
ВРАЧ. Это бесполезно. (Берет со стола договор, протягивает Пациенту) Вот копия договора с вашей подписью, дающая нам право проводить в отношении вас все лечебные мероприятия, которые были сделаны.
ПАЦИЕНТ. (Берет договор, читает). Вопрос в том, моя ли это подпись?
ВРАЧ. Можете не сомневаться.
ПАЦИЕНТ. Да неужели?
ВРАЧ. У нас так же есть диск с видеозаписью, на которой вы рассказываете о своей проблеме и соглашаетесь с предложенными условиями.
ПАЦИЕНТ. Вы хотите сказать, что я согласился на все эти безумства с Черным Пауком и Федькой-крысой?
ВРАЧ. Ну, разумеется. Все наши крошечные спектакли были изначально вами одобрены. Вы даже смеялись, когда я вам о них рассказывал. Так что для обращения в суд у вас нет никаких правовых оснований. Да и какой в этом смысл? Мы выполнили свои обязательства, оказали вам услуги, сумели достичь поставленной цели. Мы лишь исполняли вашу задачу и сделали это, замечу, блестяще.
ПАЦИЕНТ. А память?
ВРАЧ. Память к вам скоро вернется. Мы использовали препарат, который частично блокирует работу гипокампа. Между прочим, наше ноу-хау. Действие препарата продлится еще около двенадцати часов, потом память начнет возвращаться. Поводов для беспокойства нет. Опыт других наших клиентов показал, что по истечении указанного времени, гипокамп начинает работать не менее эффективно, чем до приема препарата. Осложнений и побочных тоже практически не бывает. Так же сразу хочу вас успокоить, что хоть вы и не олигарх, но человек весьма обеспеченный. Услуги нашей клиники стоят весьма недешево. Те личности, которые мы вам показывали, не имеют к вам ни малейшего отношения. Вы не вор, ни маньяк, а вполне законопослушный гражданин. (Поднимает со стола папку с документами, протягивает Пациенту) В этой папке содержатся сведения о вашей истинной личности (Пациент берет папку). Здесь все: анкетные данные, адрес, телефон, место работы, копия упомянутого мной диска с видеозаписью. Тут записаны ваши жалобы, наши характеристики, результаты исследований, выводы, рекомендации. Короче в папке есть все, что нужно, чтобы вы смогли вспомнить свою настоящую личность. У вас есть ко мне еще какие-то вопросы?
ПАЦИЕНТ. Я могу покинуть клинику?
ВРАЧ. Безусловно. Однако я бы рекомендовал вам дождаться, пока не кончится действие препарата.
ПАЦИЕНТ. Я бы хотел уйти сейчас.
ВРАЧ. Что ж, понимаю. Сейчас вызову вам такси (берет со стола смартфон).
ПАЦИЕНТ. Нет, я пойду пешком.
ВРАЧ. Я бы вам не рекомендовал.
ПАЦИЕНТ. А мне плевать на ваши рекомендации.

Небольшой сквер рядом с «Клиникой коррекции личности». Из клиники поспешно выходит Пациент. В руках у него папка отданная Врачом. Пациент отходит от клиники на некоторое расстояние и оглядывается вокруг. Кругом кипит жизнь. Гудят машины, поют птицы, куда-то спешат прохожие. Пациент стоит и наслаждается солнечным светом и обретенной свободой. Дышит полной грудью. Потом замечает поблизости урну для мусора, подходит к ней и выбрасывает папку. Осматривается. Видит симпатичную девушку и широко улыбаясь, следует за ней.

 

КОНЕЦ






_________________________________________

Об авторе: АЛЕКСЕЙ ЗАЙЦЕВ

Родилс в Краснодаре. Живет в Москве. Член Союза писателей Москвы и Союза театральных деятелей РФ. Лауреат международных конкурсов драматургии: «Авторская сцена», «Евразия», «Время драмы», финалист премии «Дебют», конкурса драматургии «Кульминация. Пьеса года», «ЛитоДрама», «Маленькая премьера», «Корнейчуковская премия», «В поисках новой пьесы», «Новая пьеса для детей», «Волошинский конкурс», «АртТюзАрт и др. Лонглистер конкурсов драматургии «Действующие лица», «Омская лаборатория современной драматургии», "Исходное событие - XXI век" и др.; Пьесы публиковались в журнале «Современная драматургия», сборниках «Сюжеты» СТД РФ, сборнике «Кульминация. Пьеса года», сборнике "Современная драматургия стран СНГ", сборниках "Библиотека драматургии" и др.; Спектакли и эскизы по пьесам поставлены в Саратовском театре драмы имени Слонова, Русском драматическом театре Уфы, Центре современной драматургии (Коляда-центр) в Екатеринбурге, в Нижегородском учебном театре, Театре драмы имени Федора Волкова, Александринском театре, Московском театре "АпАрте", Харьковском театре юного зрителя, театре "Клуб-Мастерская", театре "Булгаковский дом" и др.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
82
Опубликовано 02 дек 2018

ВХОД НА САЙТ