facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 124 сентябрь 2018 г.
» » Арсений Гончуков. БЫВШАЯ

Арсений Гончуков. БЫВШАЯ


(пьеса)


Действующие лица:

АНДРЕЙ
КРИСТИНА

СВЕТЛАНА ИВАНОВНА


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Большое фойе ЗАГСа в областном городе. Это старинное, давно не ремонтируемое здание. В центре парадные двери,  справа от них еще одни, чуть меньше, на них висит какое-то объявление, от них дальше уходит коридор. Слева большое окно, оно открыто, с улицы слышен птичий щебет, шум улицы. На подоконнике стоит большая пыльная герань, около нее железная банка, используемая под пепельницу. Рядом входная дверь. Вдоль стен жесткие стулья, на одном из них скромно сидит Кристина, набирает на телефоне эсэмэску. В коридоре появляется Женщина, у руках у нее чайник.

СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Не появился?
КРИСТИНА (встает). Нет еще, Светлана Ивановна.
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Ну и ладно, все равно компьютер у нас завис. 
КРИСТИНА. Я ему звонила. Постоянно занято.

Светлана Ивановна кивает, заходит в кабинет.  Кристина садится на место. Входная дверь распахивается, появляется Андрей, на плече у него сумка, он не замечает Кристину, говорит по мобильному.

АНДРЕЙ (в трубку). Настя… А ты не понимаешь, что у меня проблемы?! (Громко.) Да, серьезные… И с деньгами, и с работой… Я не ору… Тебе показалось… Хорошо, не будем ругаться. Прости… (Пытается спокойно.) Ну что, будем диван покупать? (Резко.) Тот, все-таки белый? Алло… (Понятно, что на том конце выключили телефон.) Дура. (Собирается набрать номер, но замечает Кристину, тут же убирает телефон в карман.) Привет.
КРИСТИНА (встает).  Мог бы не опаздывать, не каждый день разводишься.
АНДРЕЙ (хочет что-то ответить, но у него звонит мобильный). Извини… (Достает трубку, смотрит на определитель.) Да, Юль, привет. Да, нормально. Уже здесь. Что приготовить? (Чешет затылок.) Не знаю. Может сходим куда… В ресторан там, клубешник какой? Ну приеду, решим. Я тебе перезвоню. (Убирает телефон, достает сигарету.) Дел навалилось… (Хочет прикурить, но не успевает, телефон звонит снова, он достает его из кармана.)  Да, мам…  Понятно. Как он вообще?..  Врач что сказал? Ясно... Вечером заеду. Придет в себя, ты ему… Ну просто скажи… Привет от меня передай, что ли... Нет, скажи:  вечером увидимся обязательно. Ладно, пока. (Выключает трубку.)
КРИСТИНА. Что-то случилось?
АНДРЕЙ. Да отец… (Подходит к окну, закуривает.) Совсем плох.
КРИСТИНА. Жаль. Хороший человек.

Пауза. Андрей жадно курит.

Документы привез?
АНДРЕЙ (кивает). Сейчас, докурю.
КРИСТИНА. Можешь не спешить. У них все равно компьютер завис.

 Андрей отворачивается к окну. Кристина опять садится на стул.

АНДРЕЙ (усмехается.) А мне приятно тебя видеть! Сейчас вот понял. Так давно не общались, и вдруг… Кому скажи – не поверят.
КРИСТИНА. Им нужен паспорт, и эта, еще, корочка…
АНДРЕЙ. Какая?
КРИСТИНА. Ну… Свидетельство. Что были расписаны.
АНДРЕЙ. Свидетельство о браке?
КРИСТИНА. Ага.
АНДРЕЙ (достает из сумки документы, они падают на пол, он торопливо их собирает). Военный не нашел. Куда-то потерялся. У тебя не остался, случайно?
КРИСТИНА. Нет. Я недавно все перебирала. (Достает свои документы.) Вот еще свидетельство о рождении ребенка… Вроде все. (Протягивает Андрею папку с документами) Иди, отдавай. (Показывает на маленькую дверь.) Вон туда.
АНДРЕЙ. Почему я?
КРИСТИНА. Потому что ты опоздал.
АНДРЕЙ (зло смеется). Узнаю родную жену.
КРИСТИНА. Уже почти бывшую.
АНДРЕЙ. Обличить, разоблачить, указать, поставить на вид. Любимый стиль.

Андрей идет с документами к двери, стучит. Открывает Светлана Ивановна.

СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. А, вот и муженек нагулялся и пришел!
АНДРЕЙ. (протягивает ей документы) Что значит нагулялся?
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. (берет документы, смотрит на Андрея, вздыхает) Тошно на вас смотреть!
АНДРЕЙ. (сухо) Сочувствую.
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. (оглядывает его) Вот чего женился? Баба-то хорошая …

Светлана Ивановна закрывает дверь, Андрей поворачивается к Кристине, подходит, садится. Кристина крутит в руках телефон, отправляет эсэмэску. Андрей недоверчиво смотрит.

АНДРЕЙ. Личную жизнь налаживаешь?
АНДРЕЙ. (встает, показывает на дверь ЗАГСа) Что это за деревенщина?

Пауза.

АНДРЕЙ. Думаешь, надолго здесь застрянем?
КРИСТИНА. Застрянем! Говоришь, будто в пробке стоим. Сядь ты уже.

Андрей садится справа от Кристины. Сумку не снимает.

АНДРЕЙ. Хоть бы сегодня развели. Мне к отцу надо.

Пауза.

АНДРЕЙ. (встает, смотрит на Кристину) Что ты молчишь?
КРИСТИНА. (зевая) О чем нам говорить?
АНДРЕЙ. Например, о том, почему ничего никогда в этой стране не бывает быстро?
КРИСТИНА. Правильно, быстро жениться, быстро ребеночка заделать и быстренько развестись!
АНДРЕЙ. Ты типа меня осуждаешь? С ней (показывает на дверь) сговорилась? Комп у них завис. Бред.
КРИСТИНА. (поворачивается к нему, машет рукой) Ох ты, не угодила провинция москвичу в десятом поколении!
АНДРЕЙ. Да, ты знаешь, мне сейчас многие завидуют. Особенно те, у кого в жизни ничего не получилось…

Смотрит на Кристину, но она отвернулась от него, смотрит в окно.

АНДРЕЙ. Правильно. Лучше молчи. Как всегда. Я приходил домой пьяный –молчала, изменял – молчала, хамил тебе – молчала. У тебя всегда было все просто…

Кристина встает, идет к окну, но не доходит до окна, оборачивается

КРИСТИНА. И терпела. (громче) Как на столах плясал, как бил, как орал, как напивался. Изменял – да черт с тобой. Ребенка, блин, трехмесячного, шпротами кормил.
АНДРЕЙ. (смеясь) И макаронами.
КРИСТИНА. И убирала за тобой вечно, хуже ребенка был…
АНДРЕЙ. Семейная разборка в ЗАГСе!
КРИСТИНА. Только подносила и уносила, подносила и уносила и бегала за тобой – то подай, это принеси, а где мои сигареты, а где зажигалка. Даже не знал где что лежит!
АНДРЕЙ. Ну да, конечно! Все так и было!

Андрей вскакивает со скамейки, машет перед Кристиной руками. 

(с издевкой) Вот бегала! Может, обойдемся все-таки без этих твоих уничижительных словечек? Скажи мне честно, тебе было плохо со мной жить? Плохо?

Кристина встает, ходит по сцене. Идет к окну, смотрит в него.

АНДРЕЙ. (задумчиво) Ты все такая же, как была. И другой ты не будешь.
КРИСТИНА. (поворачивается) Нет, ну это как? Он сидит и меня отчитывает еще! И слушай, Андрюх, а что значит другой уже не будешь? А? Я тебе, получается, вообще ни в чем не угодила? Не так под тобой лежала, не так кричала?

Открывается дверь, на пороге появляется Светлана Ивановна.

СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Молодые люди, вы что раскричались? А ты что, как тебя там… Поздно отношения выяснять! (закрывая дверь, вдогонку) И вообще, разводиться – так уж как-то по хорошему. Не чужие же.
АНДРЕЙ. (кричит в закрытую дверь) Вы что к нам пристали? (Кристине) Что это за хамство такое, а?
КРИСТИНА. Прости нас, Андрей, мы все тут такие неотесанные и грубые! Кошмар! И говорим не так, и ругаемся неправильно! И я как была у тебя кухаркой, так ей и осталась.
АНДРЕЙ. Смотри-ка, а ты огрызаешься! У разведенной женщины есть величайшая способность ненавидеть с каким-то особым сладострастием! То есть живешь с ней, думаешь, рядом с тобой хороший человек, а начнешь развод - дьявол.

Андрей вскакивает, идет к окну курить.

КРИСТИНА. А что ты хотел? Ты выбрал женщину, которая на всю жизнь, и она или любит или… нет. Да и развод этот – противная экзекуция.
АНДРЕЙ. (примирительно) Ой, не говори. У меня в Москве столько дел, работы – море. А я тут сижу. Сколько мы уже сидим?

Андрей смотрит на часы.

КРИСТИНА. Гриша – болеет.
АНДРЕЙ. (вытаскивает изо рта незакуренную сигарету, испуганно) Что случилось?
КРИСТИНА. (иронично) Встрепенулся! Да гайморит у него, обычный…
АНДРЕЙ. (закуривает) Ну если что, ты знаешь, у меня связи есть, врачи знакомые…
КРИСТИНА. Разберемся как-нибудь. Ты лучше денег дай, как обещал. Или ты уже не обещал?
АНДРЕЙ. (с сигаретой идет к двери ЗАГСа) Как там поживает их компьютер? Они же никогда в жизни его не починят. А может, они спят там? Интересно, а свиньи храпят?
КРИСТИНА. Ты всегда умел о людях так пренебрежительно говорить, что сразу на душе гадко становится.
АНДРЕЙ. Деньги дам, как обещал. Тебе кроме них и развода от меня ничего и не нужно, я понял.
КРИСТИНА. Развод – тебе нужен, не спихивай на меня ответственность, как ты это всегда любил. Может, еще и не разведут.

Андрей вынимает сигарету изо рта. 

АНДРЕЙ. Как не разведут? (выкидывает сигарету в окно, возвращается на скамейку)
КРИСТИНА. Сейчас так. Государство типа сохраняет семью. Иногда дают месяц на подумать.
АНДРЕЙ. Ты знаешь, сколько билеты сюда на поезд стоят? Две штуки туда и обратно!
КРИСТИНА. (иронично) Ужасно, Андрей! Сплошное разорение.
АНДРЕЙ. Нет, просто… все это надо заканчивать. Да хоты бы ради сына… Он насмотрится, вырастет и тоже начнет свадьбы-разводы, разводы-свадьбы.
КРИСТИНА. (вздыхает) Вот в чем-чем, а в этом ты прав…

Андрей встает перед Кристиной.

АНДРЕЙ. Да уж, скорее бы.

Андрей достает телефон. Кристина подходит к окну, смотрит на цветок. Достает из сумочки бумажку, мнет ее, растирает. Вытирает бумажкой пыльные листья герани. 

АНДРЕЙ. Але, Настя! Привет. Это снова я. Ну, погоди... Ну не злись, ну, Настя! Вот, вот, вот, ты мне объясни, ну почему (орет в трубку) ну почему, как только у меня начинаются проблемы, ты сразу начинаешь... (слушает, потом спокойно) Настя, так что с диваном, ты же хотела… белый, купить, двуспальный?... Обязательно он? Может, поскоромнее что-то? Нет, а где я буду спать? Опять на кухне? Нет, это как вообще? (на том конце бросают трубку) Тварь!!!

Кладет телефон в карман. Кристина, почистив цветочек, убирает грязную бумажку в карман, возвращается, садится на скамейку. 

АНДРЕЙ. Вот скажи мне, тоже, как женщина,  – почему вы трубки бросаете? Почему нельзя спокойно поговорить, все обсудить? Ты вроде трубок никогда не бросала…
КРИСТИНА. Ха, значит, все-таки в чем-то я была хорошей женой? Ха-ха! Я тебе всегда говорила, что тебе не женщина нужна, а мужик! Если ты в общении во всем хочешь видеть логику и чтобы разговоры были только по существу. А женщины существа  эмоциональные и не всегда и могут и… хотят скрывать свои чувства…
АНДРЕЙ. Да, с мужиками куда легче, но прости, я неисправимый гетеросексуал! (смеется)
КРИСТИНА. (в сторону) Боже мой, и вот это я любила семь лет!
АНДРЕЙ. Какой уж есть, уж извините.

Пауза, молчат.

КРИСТИНА. Весь в папашку. Помню его на нашей свадьбе. Хорошо гулял…
АНДРЕЙ. (строго) Так, отца не трогай.
КРИСТИНА. Да, извини. Просто вспомнила. Что врачи говорят?
АНДРЕЙ. А что они могу сказать? Неизвестно, что с ним через минуту будет.
КРИСТИНА. Жалко его.

Андрей нетерпеливо встает, идет к окну, смотрит на улицу. 

Отцов вообще всех жалко… Вон у меня отчим, тот еще персонаж… И смех и грех с ним. Как они с мамашей с утра до ночи лаются, ночью мирятся, утром снова понеслось…
АНДРЕЙ. (стоя у окна) А у меня с этой реанимацией уже крыша едет. Я ж утром был. И вот смотрю на него, а будто не его вижу… Просто какое-то чужое тело, как будто он и не отец мне… (пауза) Главное, чтобы жив остался.

У Андрея звонит телефон, Андрей встает и идет к окну. 

АНДРЕЙ. Але, да, привет, Юль. Кого нашла? Рульку? А! Ну, классно. А то по ресторанам ходить сейчас не то время… (слушает) Пока не знаю. Вот, сижу, сидим... Ждем. Мммм, ну давай. Ага, давай ее запечем … Да! (улыбается) Ага, в духовке, в фольге, как я люблю… Ну все, лапочка, киса, зайчик, давай, я тебе перезвоню.

Кладет трубку, убирает телефон в карман, возвращается, садится.

Как же она заколебала! «Да, нормально, хорошо, хорошо, нормально, прикольно, да» и так по десять раз на дню.

Кристина встает, бросает сумку на скамейку. 

КРИСТИНА. (в сторону) Рулька! В фольге!
АНДРЕЙ. Ну да, а что? Надо же вечером чего-то есть.
КРИСТИНА. Рулька как символ Андрюшиного семейного счастья!
АНДРЕЙ. Перестань!
КРИСТИНА. (садится) Где ты умудряешься таких идиоток находить?
АНДРЕЙ. Они прекрасные девушки, и добрые очень. Зря ты так.
КРИСТИНА. Ой, будто я эту Юлечку твою не знаю.
АНДРЕЙ. (встрепенувшись) Откуда ты ее знаешь?

Кристина улыбается. Андрей пристально смотрит на нее.

Не, ну серьезно, откуда? (отворачивается) Ничего себе новости узнаю.
КРИСТИНА. Вот зачем тебе такая? С рульками да в фартуке. Тем более, что у тебя такая уже ес… была то есть. (смеется) Только лучше!
АНДРЕЙ. Не. Она стройная блондинка с тонкими ножками, а ты толстая брюнетка с толстыми ляжками…

Андрей смеется, выбрасывает сигарету в окно, и возвращается на скамейку.

КРИСТИНА. Стройная? С ножками? Да она на хоббита из Гарри Поттера похожа!
АНДРЕЙ. (смеется) Хорошо подметила! Нет, я не про Юльку! С ней так, по старой дружбе перетусоваться. Я про Настеньку… (оглядывает Кристину)

Кристина оборачивается и демонстративно смотрит на Андрея. 

С Настенькой мы отлично живем.
КРИСТИНА. (иронично) Ага, я вижу!
АНДРЕЙ. Нет, ну бывает иногда разное…
КРИСТИНА. (задумчиво) Значит, семью в Москве строишь. Ясно.
АНДРЕЙ. Да. Решил пожить нормально. Просто, с девушкой, просто, жить, просто, ужинать, есть, спать. Хороших много, а я решил одну взять, да и жить. У нее машина, квартира, хорошая работа, постоянная.
КРИСТИНА. Так вот для чего она тебе нужна – из-за квартиры! (Смеется.) А то у тебя-то из постоянного только эрекция!
АНДРЕЙ. Фу, какая пошлость!
КРИСТИНА. Прости, забыла, что ты у нас благородный рыцарь… И как я вообще могла о таком подумать?!
АНДРЕЙ. Мне квартира на фиг ее не нужна. (грустно вздыхает). Просто она состоявшийся человек. Она хорошая, она мне нужна, мне с ней хорошо, мне с ней очень хорошо. Хотя иногда скандалит. (смеется) Но вообще я с ней как за каменной стеной!
КРИСТИНА. Эй, это у тебя аутотренинг такой, да? Уговариваешь себя? Ты же не такой вообще!
АНДРЕЙ. (резко оборачиваясь к ней) А какой я?
КРИСТИНА. (после паузы, задумчиво) Не знаю. Ты всегда разным был. Каждый день даже, я этим и жила, и любовалась, но раньше ты никогда не был – дешевым.

Андрей резко встает и подходит к Кристине вплотную.

АНДРЕЙ. (зло) Ты офигела? Ты рот закрой такое мне говорить! Вот неужели так надо расставаться? Дешевый! Слово-то какое мерзкое. (садится рядом с Кристиной, очень близко) Я дешевка, да? Эх ты! Я бьюсь целыми днями! Думаешь, мне просто там, в Москве, да? Я там на «Бентли», думаешь, с телками по Тверской катаюсь с утра до ночи? Я вкалываю там с утра до вечера! Чтобы хоть как-то выжить! И вам еще денег прислать…
КРИСТИНА. Так. Во-первых, не ори. И раз уж ты заговорил про деньги, я пока их не видела.
АНДРЕЙ. (он встает) А во-вторых?
КРИСТИНА. (она встает, говорит тихо) А во-вторых, что мне до твоих «Бентли» и твоих – «выжить»? Ты мне кто?

Приоткрывается дверь в ЗАГС, появляется Светлана Ивановна. В руке у нее чайник.

СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. (улыбается) Ну что, выяснили отношения? Вы не кричите сильно-то, иначе вернем вам ваши документы. Будете дома разбираться.
АНДРЕЙ. Нет! Давайте уже сегодня. Я не могу к вам ездить каждые выходные!
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. (снисходительно) Эх ты! У меня вот наоборот было, я когда молодой и красивой была…
КРИСТИНА. Светлана Ивановна, вы и сейчас молодая!
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Да перестань! Так вот, я сама пошла с мужем со своим разводиться, сама, по дури, как теперь понимаю… Так вот мы пришли, полдня просидели и вернулись! Хотя потом все равно развелись…
АНДРЕЙ. Вы правда думаете, что нам это дико интересно?
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. (собираясь уходить, Кристине) А лучше его все равно не нашла!

Светлана Ивановна уходит, закрывает за собой дверь.

АНДРЕЙ. Дешевый! Ну надо так сказать!
КРИСТИНА. Что-то тебя прямо зацепило…
АНДРЕЙ. Хотя ты знаешь, ты права! (спокойно) Юлька мне надоела страшно. Глупая она. (у Андрея звонит телефон) Вот, опять названивает. Мы с ней попугаи-неразлучники просто. Ну как бы она хочет такой казаться, и я тоже, с ней за компанию…

Андрей скидывает звонок, убирает телефон в карман. Тот звонит снова, он достает трубку и снова скидывает. 

КРИСТИНА. Мне наплевать, но просто интересно. А со мной тебе вообще хорошо было?
АНДРЕЙ. Хрен его знает… Наверное.
КРИСТИНА. Было, было тебе хорошо… (улыбается, пихает его в бок локтем) Мы же с тобой могли даже не спать неделями, а ты приходил, ложился рядом, и сразу засыпал…
АНДРЕЙ. (с усмешкой) Ты горячая, как печка. Потому и засыпал!

Поворачивается к Кристине, смотрит на нее, она на него, улыбаются.

АНДРЕЙ. (декламирует) А может в груди моей не все к тебе остыло?

Смеются.

КРИСТИНА. Да иди ты в жопу! Тебе просто, я только сейчас поняла, поговорить не с кем. Там, в твоей Москве.
АНДРЕЙ. (встает, ходит) Там некогда говорить. Там работать надо. Там, как у вас здесь, на завалинке не посидишь, с семечками.
КРИСТИНА. Откуда такая ненависть к родному городу, Андрюш? Давно ли ты стал столичным мачо?
АНДРЕЙ. Я всегда им был. В душе. Просто ты этого не замечала. Мне есть с кем поговорить. Меня в моем бложике тысяча человек читает!
КРИСТИНА. Круто. Ты прямо звезда! (пауза)
АНДРЕЙ. Есть такое.

Андрей отходит к окну, достает сигарету, но не закуривает, задумался.

КРИСТИНА. Я подругу вчера спрашиваю, она у меня тоже разводилась, – как это происходит? Развод, говорит, как зуб гнилой дергаешь. (с усмешкой) Так она сама на развод пришла с любовником! Выходит из машины, а к ЗАГСУ муж ее подъезжает! Тоже, с любовницей. Так они ржали там минут пятнадцать. Прикинь? Вот как бывает.
АНДРЕЙ. (смеется) Вот это молодцы, да. Так и надо.

Пауза, молчат. Из двери выходит Светлана Ивановна. В руке у нее графин с водой, она идет к цветку и поливает его. Андрей и Кристина смотрят на нее.

СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. (спиной) Гляди ка, притихли. Еще полчаса, глядишь, и заявления заберут!
АНДРЕЙ. Скажите, как там ваш компьютер, ожил?
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Ожил-то ожил, но это, оказывается, у нас сегодня с напряжением перебои! (поворачивается) Света нет!
АНДРЕЙ. Твою мать!

Светлана Ивановна уходит. Пауза.

КРИСТИНА. Скажи мне, Андрей, а ты меня любил хоть?
АНДРЕЙ. Какая сейчас разница?
КРИСТИНА. Никакой, просто, интересно. Любил?
АНДРЕЙ. Ну, понимаешь… Как тебе сказать…
КРИСТИНА. Ясно.
АНДРЕЙ. (жестко) Ничего тебе не ясно.
КРИСТИНА. (смеется) Ха! Да тебе просто некуда идти было! Она же тебя и выперла!
АНДРЕЙ. (вскакивает, встает перед Кристиной) Что?! Она?! Меня?! Да иди ты! Это я ее бросил! Ты не знаешь ни фига! (снова садится)
КРИСТИНА. Мерзкие семейные разборки.
АНДРЕЙ. (задумчиво) А тебя я… любил. Я без тебя вообще ни дня не мог! Помнишь, как я пешком к тебе 40 километров, ночью, зимой, по трассе, шел? Мне до сих пор страшно, как фуры мимо летали, а по обочине – сугробы, и никуда не спрыгнешь, не отойдешь, а они тебя по рукаву – шварк, шварк! Вот так! (показывает)

Андрей смотрит на Кристину.

Вот так и любил.
КРИСТИНА. (задумчиво, не глядя на Андрея) Кстати, после того случая я и поверила тебе, что любишь… Как в это было не поверить?
АНДРЕЙ. Тогда и ты мне на вопрос ответь! (неестественно смеется) В этот, в последний мой отъезд, ты мне все-таки изменила?
КРИСТИНА. Как интересно ты это сформулировал – «отъезд»!
АНДРЕЙ. Ну и?
КРИСТИНА. Да пошел ты! Не имеешь права на такие вопросы.
АНДРЕЙ. Ну нет! Еще как минимум час имею законные права!

Кристина встает, разминает спину. Андрей смотрит на нее.

КРИСТИНА. Андрюша, тебя не было год, теперь ты прилетел разводиться со мной, а женщина тебе кто? Ведро, которое бросил и ушел, пришел через год - оно на том же самом месте в углу сарая стоит?
АНДРЕЙ.  Значит, изменяла.
КРИСТИНА. Ничего это не значит. Значит только то, что это не твое дело. Ты ушел, ты
бросил
меня.
АНДРЕЙ. Никого я не бросал! Почему тебе обязательно надо произносить вот это «бросил»? Или это ты заранее так оправдываешь свою измену? Ну так что? (придвигается к Кристине) Те твои мужики, они как, лучше меня были в постели, а? Скажи, что у меня все равно больше, чем у него, а? Ну скажи?
КРИСТИНА. (отодвигается от него, смеется) Меньше!
Андрей встает, смеется.
АНДРЕЙ. Не может быть!
КРИСТИНА. Меньше, говорю тебе!

Андрей перестает смеяться, достает сигареты, идет курить, на пол пути возвращается, садится, пауза. 

АНДРЕЙ. А вообще не люблю я вот эти скабрезные разговоры.
КРИСТИНА. Сам говорить гадости любишь, а мне – нельзя. Вот смотрю на тебя, и все больше убеждаюсь, что мужики сейчас отношения вообще не тянут никакие. Потрахаться – это конечно, а отношения – нет, не могут. У меня вот подруга есть, умница, красавица, так она одна уже года два сидит, всем хороша, но одна. Так и говорит, не хочу просто так, мне нужен мужчина и отношения. Сидит вот, всю мировую классику уже перечитала, наверное.
АНДРЕЙ. Добро простаивает!
КРИСТИНА. Женщина всегда в мужчине героя ищет, а он ей – давай скорее на диван, раздевайся и ложись.
АНДРЕЙ. Раздевайся – и ложись! По-моему, это великолепно!
КРИСТИНА. Ага, она думает, он герой, а он с дивана встанет, застегнет ширинку и  думает – вот шлюха.
АНДРЕЙ. Только давай не будем утрировать. Вы все вот такие наивные буренки недоенные в печальном ожидании героев, сидите и млеете. (смеется) Но у меня другой случай. Мне серьезные отношения сейчас ни к чему, устал я.
КРИСТИНА. Надорвался, на сексуальных фронтах, бедный мой…
АНДРЕЙ. А думаешь, женщин таких нет? Которым только секс нужен?
КРИСТИНА. Конечно, есть. После таких, как ты, да, они такими становятся. Как рыбы с выпотрошенным животом. (вдруг встает со скамейки) Нет, вы посмотрите на лицемера, то есть он сам перепихнуться никогда не прочь, а женщин только «чистой красоты» признает, а?!
АНДРЕЙ.  Да сядь ты! (тянет ее за рукав, она садится.) Мы-то кобели, а вот когда девушка такая… Я от таких обычно после первого раза сбегаю.
 КРИСТИНА. Но первый раз все-таки не упускаешь!
АНДРЕЙ. (улыбается) Есть слабость.

Кристина встает, идет к окну, смотрит на цветок.

КРИСТИНА. Она же залила его совсем!
АНДРЕЙ. (глядя на потолок) Кого залила?
КРИСТИНА. А ты… Ты всегда любил наивных дурочек. Желательно первого курса филфака, чтобы распахнутыми чистыми глазами смотрели на тебя, не мигая. А ты их развращал!
АНДРЕЙ. Эх и злобная ты стала! «Развращал»! Я был на пятом, они на первом курсе и я их – «развращал». Ну тебе самой не стыдно?
КРИСТИНА. (отходит от окна, садится) Злая? Да. Комплексы разведенки. Знаешь, что это такое? А я с ними год живу.
АНДРЕЙ. Ничего, сейчас все кончится. Хотя? Что этот штамп значит?

Кристина роется в сумке, достает яблоко.

КРИСТИНА. Хочешь яблоко?
АНДРЕЙ. Я не люблю яблоки, в детстве переел. Забыла, что ли?
КРИСТИНА. Забываю. Да на, поешь, как всегда с утра, наверное, ничего не жрал.
АНДРЕЙ. Спасибо, не надо. Вдруг оно отравленное? (смеется, берет яблоко, надкусывает) Знаешь, была у меня недавно восемнадцатилетняя девушка… Алиной звали.
КРИСТИНА. Зачем мне об этом знать?
АНДРЕЙ. Да ладно, а что, мы же уже как бы чужие люди.
КРИСТИНА. А, ну да, а я, дура, забыла! (смеется).
АНДРЕЙ. Так вот ей было 18 лет, а я у нее был не то, чтобы не первый, а прямо очень сильно не первый.
КРИСТИНА. Парень не первого десятка? (смеется) Хорошо, что у меня сын.
АНДРЕЙ. Не у тебя, а у нас сын. (смотрит на Кристину) У нас! Так вот, на самом деле, она приврала, конечно, накинула парочку, но я все равно удивился. Вот девицы пошли!

Андрей встает, начинает ходить взад-вперед по сцене.

АНДРЕЙ. (останавливается перед Кристиной) А что, давно у тебя мужика не было?
КРИСТИНА. Что тебе еще рассказать? (шутливо) Они вон за дверью в очередь стоят. Но я пока выбираю…

Открывается дверь ЗАГСа, на сцену выходит Светлана Ивановна. У нее в руке бумаги.

СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Так, ребята, свет включили. Так, Андрей…
АНДРЕЙ. Ну что там еще?
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. (дает ему бумагу) Вот что тут написано?
АНДРЕЙ. (смотрит на бумажку) А что?
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Да разобрать ничего не возможно! Ни буквы!

Светлана Ивановна и Кристина смеются.

АНДРЕЙ. Безумно смешно. Я сегодня не выспался, с поезда. Давайте образец, я перепишу.
КРИСТИНА. У него почерк такой…

Светлана Ивановна дает Андрею два листа бумаги и ручку. Идет к двери обратно.

Да, я с первым мужем-то не так разводилась. У нас суд был. Все серьезно. Раньше вот так, по любовному, не разводили. Там, наверху (тычет пальцем вверх) разводы сильно осуждали. А сейчас все хотят свадьбу красивую побыстрее сбацать, а жить вместе никто не хочет. А в наше время женились в молодости, люб не люб, но жили. Душа в душу.
АНДРЕЙ. Скоро вы там?
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Ты напиши сначала! У нас там документов пруд пруди, вы что думаете, вы одни что ли такие? У нас на две недели вперед все расписано, а документы вагонами идут. Все рассматриваем.

Уходит. Андрей садится на скамейку, кладет между собой и Кристиной листы.

АНДРЕЙ. Это что вообще такое, а?
КРИСТИНА. Старая закалка.
АНДРЕЙ. Тумбочка с рылом.

Андрей начинает писать.

КРИСТИНА. (смотрит, что он пишет) Нельзя так о женщинах.
АНДРЕЙ. Еще ты меня повоспитывай. Зачем мне знать, с кем она там разводилась?
Андрей пишет, Кристина сначала смотрит, потом уходит к окну.
АНДРЕЙ. (берет бумагу в руку) Ну вот. Все.

Андрей встает, подходит к двери ЗАГСА, приоткрывает ее. Кристина в это время, стоя у окна, открывает сумочку, достает зеркальце, помаду и начинает краситься. Андрей заходит внутрь ЗАГСа.

СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Закройте дверь! Ждите рассмотрения!
АНДРЕЙ. Мы тут уже час сидим!
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. А некуда тебе торопиться! Нагуляешься еще!

Андрей с силой захлопывает дверь.

АНДРЕЙ. Жуть какая-то, а не ЗАГС.

Подходит к Кристине. Она красится.

АНДРЕЙ. Наводишь марафет для будущих поколений?
КРИСТИНА. А ты как думал, буду сидеть забитой и страшной?
АНДРЕЙ. Ну-ну.
КРИСТИНА. Я вообще-то красивая женщина. Как бы ты меня не убеждал в обратном.
АНДРЕЙ. Я? Убеждал?
КРИСТИНА. (задумчиво, нараспев) Будут у меня теперь прекрасные мачо с цветами и шампанским! (смеется) Красивые, молодые, успешные…
АНДРЕЙ. Ой, перестань!
КРИСТИНА. (оборачивается, игриво) Ревнуешь что ли?

Андрей машет рукой. 

КРИСТИНА. (оглядывает себя) И никакая не жирная, а очень даже приятных округлых форм…
АНДРЕЙ. У тебя был кто-то недавно?
КРИСТИНА. (игриво) А что?
АНДРЕЙ. (неприязненно) Ты как озабоченная десятиклассница! Тебе не идет!
КРИСТИНА. (оборачивается к нему) Ну ка не покрикивай на меня!

Кристина продолжает краситься.

АНДРЕЙ. Сколько можно там возиться.

Андрей встает, идет к двери, слушает. Возвращается обратно. 

КРИСТИНА. И правда, скорей бы.
АНДРЕЙ. (иронично) На свободу побыстрее захотелось?

Кристина перестает краситься, складывает принадлежности в сумочку, возвращается на скамейку.

КРИСТИНА. А зачем мне муж, который непонятно где и с кем спит? К черту это все.
АНДРЕЙ.  А ребенок?
КРИСТИНА. Ой, о ребенке он вспомнил, офигеть можно!
АНДРЕЙ. (грустно, после паузы) Как он, переживает?
КРИСТИНА. Учится забывать…
АНДРЕЙ. Ааа… кого он еще забывал за этот год? (пихает Кристину в бок, она отодвигается)
КРИСТИНА. А всех, мужиков, которые сначала делают детей и бросают их, надо бы вообще к женщинам близко не подпускать! Ладно дочек, но сыновей – они же тоже будущие мужики!
АНДРЕЙ. Ты это, в партии «Феминистки России» не состоишь?

Пауза, молчат. 

КРИСТИНА. Расскажи лучше про Москву. Как там столица нашей родины, стоит?
АНДРЕЙ. Куда она денется.
КРИСТИНА. А у тебя, все складывается?
АНДРЕЙ. Да ничего вроде пока…
КРИСТИНА. Но как я понимаю, миллионов не заработал. Зачем тогда вообще  уехал?
АНДРЕЙ. А тут что делать? (пауза) Мне вот говорят, что я бегу от себя. А от кого еще бежать?
КРИСТИНА. Всегда было интересно, скажи мне, а, правда кайф, вот взять, на все забить и уехать?
АНДРЕЙ. Круто, но рискованно вообще-то. Можно и пролететь…
КРИСТИНА. Надеюсь, в следующей жизни ты будешь матерью-одиночкой с тремя детьми!
АНДРЕЙ. Нет уж! (оборачивается к ней, с иронией) Как можно так ненавидеть мужа?! Пусть даже бывшего!
КРИСТИНА. (перестает смеяться) Можно еще и не так, Андрей. Тебе просто со мной повезло.

 Смеются. Андрей  пододвигается к ней, приобнимает, пытается положить голову ей на плечо. Она отодвигается от него. 

КРИСТИНА. Ты чего? Отстань, сейчас – вот точно не время для этого. Что они там, интересно, делают? Как рассмотрение проходит, любопытно. Они что, наши личные дела, правда, читают?

Андрей встает, идет к двери, заглядывает в щель.

АНДРЕЙ. Неа, чай пьют. И болтают.
КРИСТИНА. (удивленно) Что, правда?
АНДРЕЙ. Да, и еще… Ага… В Яндексе нас по именам пробивают! Кто да что, и что я пишу в своем бложике.
КРИСТИНА. (оборачивается) Что, серьезно?! Ничего себе разведка…
АНДРЕЙ. Да шучу я. (отходит, садится) Не видно там за шкафом ничего.
КРИСТИНА. Клоун.
АНДРЕЙ. Их вроде бы там две? Одна наша, она вроде бы секретарь, а вторая вроде как начальник что ли.

Андрей возвращается к Кристине на скамейку и садится рядом.

АНДРЕЙ. Я не так давно я с девушкой у друга познакомился, Даной звали. И так хорошо нам вдвоем стало, как-то легко, свободно было, я ее на руках даже таскал. Представляешь, на следующий день пишу ей эсэмэску, вроде привет, давай увидимся. А она Вообще в Москве девушки часто так говорят: ой, извини, у меня учеба, курсы, ВГИК и все такое. Да, и никаких свиданий. Но Даночка потом добавила: «Зациклен ты, Андрюша, на себе, как ребенок». Да, так и написала, представь?
КРИСТИНА. Не все женщины хотят мужчин усыновлять, хотя наши женщины это любят. Вон как моя мамаша, всю жизнь своего алкаша, и моего отчима по совместительству из кабаков таскает.
АНДРЕЙ. Это намек? Хотя да, меня бы кто сейчас потаскал. Я не пью конечно. Но иногда так заработаюсь, что еле ползу.
КРИСТИНА. Нет, это уже не моя история. Работаешь говоришь? А где миллионы тогда?
АНДРЕЙ. А с чего они тебе достанутся?

Кристина открывает сумку, достает телефон, набирает эсэмэс. Андрей смотрит.

Последние минуты мы с тобой вместе. Мне даже как-то не по себе… (пододвигается к ней)
КРИСТИНА. (отмахиваясь) Ну, вон, иди, забери заявление, может, еще отдадут.

Андрей смотрит в потолок. Кристина достает из сумки маленькую шоколадку.

КРИСТИНА. Хочешь шоколадку?
АНДРЕЙ. Блин, у тебя чего там, недельные запасы? Нет, я сладкое только с чаем.
 КРИСТИНА. (протягивает ему) Да на, погрызи!
АНДРЕЙ. (берет шоколадку, разворачивает) Нет, а что мне здесь было делать? Опусы тупых стажеров до старости редактировать?
КРИСТИНА. Ты всегда пытаешься оправдываться сам перед собой. Вот сделал ты что-то и ладно бы, стой на своем. Но нет, тебе потом важно нарисовать из себя страдальца, который сделал так, потому что мучился, и самому себя убедить в том, что ты прав. А в итоге ты все это говоришь для того, что воскликнуть: Я не мог иначе!
АНДРЕЙ. Да, не мог!
АРИСТИНА. Только вот мне не надо жаловаться. Я тебя насквозь знаю. И эсэмэски мне по ночам не пиши больше. Я понимаю, что когда мужик напился, ему обязательно надо своей бывшей написать. Но меня эти эсэмэски очень… достают.
АНДРЕЙ. Еще одна причина того, что мы разводимся.
КРИСТИНА. Ты сидишь и ищешь причины?
АНДРЕЙ. Не передергивай. Действительно, невозможно жить с человеком, который уже слишком хорошо тебя знает… Никакой тайны.
КРИСТИНА. Просто ты уже не видишь во мне женщину.
АНДРЕЙ. Потому что ты меня своей любовью как подушкой душила. Как в этом, мне всегда вспоминался фильм этот, Амадей, кажется…
КРИСТИНА. Конечно, я во всем виновата.

Кристина отсылает эсэмэс и убирает телефон в сумку.

АНДРЕЙ. Кандидаты-то уже есть?
КРИСТИНА. Куда?
АНДРЕЙ. (смеется) Туда! Настоящий бывший муж обязан выдать замуж всех предыдущих.

Андрей смотрит на Кристину, придвигается к ней.

Жена, можно тебя обнять на прощание?
КРИСТИНА. Вот чего придумал?

Андрей смеется, придвигается, Кристина отталкивает его. 

Ты деньги лучше отдай.
АНДРЕЙ. (перестает смеяться) Да, да… Я помню, конечно. Я отдам.
КРИСТИНА. Отдаст он. Иди лучше матери позвони.

Андрей встает, подходит к окну, закуривает, берет телефон, звонит, Кристина берет со скамейки обертки от шоколадки, сворачивает их, убирает в сумку.

АНДРЕЙ. Але, мам, привет. Ну что там? Да?.. Не пришел еще в сознание? Мда. Ну ладно, ты не расстраивайся там особо, давай. Еще позвоню.

Андрей курит. Кристина достает из сумки телефон, набирает номер. 

- Але. Здравствуйте, Елена Николаевна. Почему не ест кашу? Вы знаете, он ее не любит. Нет, вообще никакую. Да вы… Да не надо его заставлять! Ничего, проголодается, поест. А насильно не надо. (иронично) Да, кормим дома деликатесами. Елена Николаевна, я тут занята немного, давайте перезвоню вам. Да, и это решим. Парты надо красить срочно, а то не высохнут.

Андрей бросает сигарету в окно, возвращается.

КРИСТИНА. Ладно, ладно… Я сейчас занята немного. Я перезвоню вам.
АНДРЕЙ. (с усмешкой) Ты парты сама красишь что ли?
КРИСТИНА. (смотрит на Андрея) А ты думал!
АНДРЕЙ. Я сюда ехал, у меня приключение было… Мммм. С девкой прямо на второй полке в поезде переспал, представь?
КРИСТИНА. Это сегодня ночью что ли?
АНДРЕЙ. Ага.
КРИСТИНА. (отодвигается на край скамейки) Фу, гадость.
АНДРЕЙ. Я – гадость? Не ханжи! Там мораль есть! Мужчины часто на это напарываются, думая, что женщина - существо чистое и целомудренное. Так вот, девочка ехала напротив. Это редко бывает, когда напротив на боковушке красивая молоденькая и которая… Вот сразу видно, что она не прочь. Я даже девственниц по глазам угадываю.
КРИСТИНА. Научи?
АНДРЕЙ. В общем, когда все легли, я часа два стоял у ее кровати. Разжимал ей коленки. А потом и на полку взобрался. И знаешь, когда я почти уже залез ей рукой, она мне вдруг говорит: «Иди помой руки!».
КРИСТИНА. Идиотка.
АНДРЕЙ. (смеется) )Я честно добросовестно сходил, помыл!
КРИСТИНА. (встает) Да что же это такое? Андрей, я не хочу слышать всю эту гадость!
АНДРЕЙ. (тоже встает, идет к ней) Но какой еще муж своей жене рассказывает, как ей изменял? А? Кому расскажи, не поверят! Может, мы зря разводимся?
КРИСТИНА. Слушай, ты издеваешься? Ты сюда на ромашке пришел гадать?
АНДРЕЙ. А скажи честно, как бы ты хотела, чтобы я нагадал?
КРИСТИНА. Ты не поверишь, мне наплевать. Надоело рубить этот хвост по кусочкам. Лучше сразу… (пауза) Хоть и жалко.
АНДРЕЙ. (поворачивается к Кристине) С другой стороны, все равно это ничего не меняет. Это же всего на всего штамп! Мы же можем и когда разведемся, ну, как-то, это (подмигивает ей) встретиться там!
КРИСТИНА. (смотрит на него) Ну уж нет! Как ты классно все придумал! Нет уж, Андрюша, так не будет! Сто процентов. Развод есть развод и после него ничего между нами не будет и быть не может.
АНДРЕЙ. Как скажешь…

У Кристины звонит телефон. Она пытается его достать, но вдруг у нее падает сумка, по сцене рассыпаются телефон, который сразу замолкает, помада, пудра и прочие дамские принадлежности. Кристина бросается собирать это все. Андрей медлит, но тоже наклоняется собирать. Ползают на четвереньках вокруг скамейки. В этот момент выходит Светлана Ивановна, у нее в руках чайник.

СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Ой, вы что это ползаете?

Андрей поднимает голову.

АНДРЕЙ. Здравствуйте, давно не виделись! Как там ваш компьютер?

Андрей и Кристина встают, Андрей держит в руке сломанную пудреницу.

СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. (Кристине) Сломалась.
АНДРЕЙ. (протягивает пудру Кристине) У тебя нормальная кожа, зачем тебе пудра?

Кристина выхватывает пудреницу у него из рук.

КРИСТИНА. Отдай. (Ангелине Ивановне) Как у вас там, мне к Грише в школу скоро надо будет.
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Скоро уже. Что у тебя за пудра?

Кристина показывает ей крышку от пудреницы.

СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Хорошая! Отечественная! Я тоже страсть как любила краситься в молодости! (смеется)
КРИСТИНА. А почему лучше не нашли?
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Что?
КРИСТИНА. (улыбается) Почему лучше мужа не нашли?
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Ааа! Когда любишь, все ведь не просто – страсти, слезы. Но без любви еще хуже. Скучно. Так вот больше и не любила никого так! Не сложилось.

Светлана Ивановна посмотрела.

КРИСТИНА. (Андрею, с улыбкой) Ясно тебе?

Светлана Ивановна подмигивает Кристине и уходит. 

АНДРЕЙ. Что это тут был за цирк такой?

Кристина идет к окну, к цветочку, трогает его за листья, смотрит в окно.

АНДРЕЙ. Так вот, я эту девицу с верхней полки потом спрашиваю: зачем ты мне дала прямо в поезде? У тебя часто так бывает? Она говорит, нет, впервые. То есть я ее, получается, совратил! (смеется)
КРИСТИНА. Когда деньги  мне отдашь?
АНДРЕЙ. А на что тебе?
КРИСТИНА. А тебе какое дело?
АНДРЕЙ. Нет, я просто спросил – на что? Нельзя?
КРИСТИНА. (оборачивается) Грише на ботинки. Осенние.
АНДРЕЙ. Они что, такие дорогие?
КРИСТИНА. Слушай, тебе что, денег жалко?
АНДРЕЙ. Да просто интересно! Я что, не могу поинтересоваться своим сыном?
КРИСТИНА. (после паузы) Мне в школе зарплату только в конце сентября дадут.
АНДРЕЙ. Диссертацию защитила и в школе работаешь. Не понимаю я тебя.
КРИСТИНА. Если ты каждый раз будешь спрашивать, куда я трачу деньги, то я подам на алименты. Будешь платить по суду.
АНДРЕЙ. (успокоившись) Ладно, не кипи. Так договоримся.
КРИСТИНА. Ты меня слышал.
АНДРЕЙ. Сейчас все дам.

У него звонит телефон, Андрей встает, идет к окну. Кристина напротив, возвращается, садится на скамейку, достает пудреницу, долго и упорно пытается ее починить.

АНДРЕЙ.  Да, милая. Да, дорогая. Да, Юлечка, еще здесь. Сидим! Не быстро тут все. Ну давай, я тебе перезвоню. Я может сегодня не приду. И вообще никогда. Шучу. Нет, только не клади базилик! Я его ненавижу! Да, и петрушку, и лук, ну ты же знаешь… Все. Некогда, драгоценная. Не-ког-да! Все, по-ка...

Убирает телефон.

АНДРЕЙ.  Как же она задолбала!

Андрей закуривает, набирает на телефоне номер. 

АНДРЕЙ. Привет. Ну, успокоилась? Я еще здесь. Блин, погоди, не заводись... Ну это надо, понимаешь, надо? Давай спокойно. Не ори! Подожди, при чем тут диван и развод? Нет, мне есть когда. Диван, белый, блин, это – ты хотела!!! А мне по фигу, на чем спать! Лишь бы не на полу! (На том конце бросают трубку) По... Дура.

Бросает сигарету, возвращается, ходит взад вперед перед Кристиной. 

АНДРЕЙ. Почему бабы такие стервы? А? Все, кроме тебя, конечно.

Улыбается, присаживается на скамейку рядом, но снова вскакивает.

КРИСТИНА. Потому что конь должен чувствовать, что на нем сильный ездок и тогда он не рыпнется.
АНДРЕЙ. (смотрит на Кристину) Какая ты у меня умная!
КРИСТИНА. Нет, Андрей. (задумчиво) Я обычная. Я самая обычная тетя, живу спокойно, а ты суетишься все, бегаешь. Вот и сейчас, вокруг меня. Ты чего бегаешь-то? (смеется)
АНДРЕЙ. Я? Круги наматываю, худею.

Светлана Ивановна возвращается с налитым чайником. 

(оборачивается) Что-то долго вы, вантузом что ли чайник чистили?
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Кристина, хочешь чаю?
КРИСТИНА. (резко оборачиваясь) Да нет, нет! Спасибо вам большое! Не хочу. Мне в школу надо…
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Скоро. А тебе… (смотрит на Андрея) Еще недолго тебе осталось. Был глава семьи – станешь разведенным.

Светлана Ивановна уходит.

АНДРЕЙ. Профессиональный юмор сотрудников ЗАГСа.

Андрей наконец-то садится рядом с Кристиной, вздыхает.

АНДРЕЙ. (смотрит в пол) Где же мне сегодня ночевать?
КРИСТИНА. А ты разве к матери не пойдешь?

Пауза, Кристина смотрит на Андрея.

Да у тебя же баб полно, ты что, Андрей! (смеется, толкает его в бок)
АНДРЕЙ. Мать сейчас ревет целыми днями, к Юльке… Да не хочу я к ней.

Пауза, Кристина встает, смотрит на Андрея.

КРИСТИНА. Ты мне лучше скажи, ты когда свои вещи заберешь?
АНДРЕЙ. Какие вещи?
КРИСТИНА. Которые в наш… в моей квартире. Свои.
АНДРЕЙ. (смотрит снизу) А там что-то есть?
КРИСТИНА. Рубашки всякие, брюки, книги твои.
АНДРЕЙ. Я даже не помню, прикинь… А что, мешают они тебе?
КРИСТИНА. Да нет, я в темную комнату сложила все. Рубашки повесила. (пауза, отворачивается, идет к окну) Просто недавно, вечером, Гриша в прихожей играл. Он обычно игрушки там по всему полу разбросает и возится. А я на кухне. И вдруг слышу, что-то он затих. Минута, две, минут десять проходит… Я что-то забеспокоилась, выхожу и вижу картину такую. (усмехается, пауза) Он дверь в темную комнату открыл и стоит, держит в руках твою рубашку и к носу ее прижимает ее… Я его спрашиваю: ты чего делаешь?  А он с улыбкой так отвечает, весело: мам, от этих рубашек папкой пахнет!

Андрей усмехается. Тоже встает, идет в другую сторону. Пауза.

АНДРЕЙ. Если тебе мешает, выкини все. Я правда не знаю, когда в следующий раз приеду...
КРИСТИНА. А в этот раз? Ты же хотел к нему заехать?
АНДРЕЙ. (громко, машет руками) Блин! Сегодня - к отцу надо, а завтра поезд уже! Как вот мне везде успеть?

Андрей разводит руками, идет к окну, закуривает.

Видишь как получается, большинство людей жалуется, что их обыденность заела, что все по кругу, а у меня праздник каждый день и круговерть круглосуточно. Я вот вчера вечером стою перед зеркалом в ванной (у меня часто там прозрения, да) и понимаю вдруг: ведь в голове у каждого человека муть, водоросли и темнота. Он ведь ни хера не понимает. Это как вот ящерице дай возможность думать - о чем она думать будет, знаешь? Ни о чем, полезет разная хрень в голову. Вот и у меня тоже самое.
КРИСТИНА. (встает, тоже подходит к окну) Вот за что я тебя всегда любила, Андрей, за то, что говоришь ты бред какой-то, но бред – красивый! Лапша прочно на уши виснет!
АНДРЕЙ.  А что, не правда? Я просто говорю, что люди на самом деле это только оболочка, а внутри у них часто и нет ничего.
КРИСТИНА. Это что. Я тут общалась со слепыми от рождения детьми. У одного спрашиваю: что ты видишь? А он говорит: я не то, чтобы ничего не вижу, я не очень понимаю, что значит видеть. И еще спросил: почему вы  всегда спрашиваете про темноту? Нет у меня никакой темноты. Это же не похоже на то, что у тебя была рука и ее отрезали, это похоже на то, что нет у тебя и не было никакой руки.
АНДРЕЙ.  Интересно, как он это понял?

Кристина отходит от окна, садится на скамейку, вздыхает.

КРИСТИНА. Эх, дорогой ты мой без пяти минут бывший муженек…
АНДРЕЙ. (оборачиваясь, весело) Правда, есть в этом «бывший мой» какая-то нежность? А знаешь почему?
КРИСТИНА. (Кристина откидывается и ложится на скамейку) И знать не хочу.
АНДРЕЙ. Потому что бывших мы никогда не забываем, а с годами они становятся только лучше… Ты будешь по мне скучать?
КРИСТИНА. Уже начала.

Андрей курит, выбрасывает окурок в окно, подходит к Кристине с той стороны скамейки, где она запрокинула голову.

КРИСТИНА. Андрей, уйди отсюда.

Андрей отходит, садится.

АНДРЕЙ. Слушай, а ведь белый диван – ведь скажи, это, наверное, не практично?
КРИСТИНА. Гнездышко вьете?
АНДРЕЙ. Да нет, просто столичная моя штучка захотела большой белый двуспальный диван… Мне-то он на фиг не сдался, а она хочет!
КРИСТИНА. Каталог есть с собой? Помочь выбрать? (смеется)
АНДРЕЙ. (иронично) Я конечно понимаю, что тебе будет гораздо приятнее, если я  сдохну под забором! А я там на кухне ночую!
КРИСТИНА. Бедный мой муж! Ночует у какой-то тетки на кухне! Я рыдаю! (закрывает лицо руками)
АНДРЕЙ. Вот сука! (смеется)

Кристина встает, серьезно.

КРИСТИНА. А мне вот, Андрюха, никаких диванов от тебя не нужно было.
АНДРЕЙ. У меня просто денег нет на диван этот…
КРИСТИНА. Ни на ребенка нет у тебя, Дрюня, ни на диван.

Пауза, молчат.

АНДРЕЙ. Как ты сегодня часто называешь меня по имени. Прощаешься что ли?

Кристина достает из сумки телефон, смотрит, читает эсэмэс.

АНДРЕЙ. Блин, с кем ты там переписываешься еще?

Пытается заглянуть в телефон, Кристина прячет его в сумку.

И все-таки интересно, на чем мы расходимся?

Кристина вопросительно смотрит на него. 

АНДРЕЙ. (улыбается, встает) Очень хочется знать, была ли ты, так сказать, мне верна до конца? (смотрит на нее)
КРИСТИНА. (серьезно) Нет, я изменила тебе, муж!
АНДРЕЙ. (медленно, чеканно, громко) Вот как.

Пауза, молчат. 

КРИСТИНА. (улыбается) Да, я не изменяла тебя, муж!
АНДРЕЙ. (резко поворачивается к ней) Ты прикалываешься надо мной?
КРИСТИНА. (тоже встает, смеется) Забавно наблюдать за реакцией зверюшек мужского пола! Какое это имеет для вас огромное значение, даже по отношению к бывшим! Ты же вот все уже, развелся со мной почти! Мы сейчас поставим подписи и выйдем отсюда свободные друг от друга на всю жизнь! Все, понимаешь, все!
АНДРЕЙ. (с иронией) Ура, впервые вижу, что ты этому рада!
КРИСТИНА. Неужели ты так в тридцать лет и не понял, что секс сам по себе как бы не очень важен?
АНДРЕЙ.  Конечно, не важен, переспала и дальше пошла. Чего тут такого?
КРИСТИНА. Если любит тебя человек, если он рядом с тобой сейчас - то какая разница, с кем он был и даже будет, если он рядом с тобой?
АНДРЕЙ. Ну уж нет, разница - огромная. Мало ли с кем ты там кувыркалась, без меня. Мне даже думать об этом гадко!

Кристина отходит от окна, садится на скамейку.

КРИСТИНА. Андрей. (пауза, Андрей поворачивается к ней) Мы - разводимся. Ты вообще понимаешь, что это значит?

У Андрея звонит телефон, выходит на крыльцо, телефон звонит, он смотрит на трубку.

АНДРЕЙ. (сам себе) Нет, подруга, все, на сегодня, боюсь, ты исчерпала лимит. (говорит со звонящим телефоном) Привет, Юлечка, пока, Юлечка!

Сбрасывает звонок и прячет телефон в карман, садится на скамейку. Кристина достает свой телефон, набирает номер.

КРИСТИНА. Елена Николаевна! Это я, да. А почему у вас нет денег на парты? Мы? Я же просила Ольгу Ивановну одолжить… Она же обещала… Ладно, давайте, я вложу позже. Пока нет. И занять, да, не у кого… Ну, а что я сделаю? Уж извините нас. Да, да, да. Внесем, обязательно, конечно… До первого сентября. У меня у матери будет получка… Ладно. Спасибо вам. Я еще наберу, ладно? До свидания.

Кристина убирает телефон в сумку. 

АНДРЕЙ. Просто когда мы с тобой в первый раз надолго расстались, ну когда я первый раз умотал в Москву, у тебя же был какой-то там… Мне просто непонятно, ты же мне верной хотела быть до самого конца, а тогда что произошло?
КРИСТИНА. Ты предал меня. А я…
АНДРЕЙ. (торопливо) Я не предавал тебя, ну ладно.
КРИСТИНА. Ты предал меня, Андрей. А я была еще молоденькой и совсем слабой. И вдруг появился он! (Андрей вскакивает и начинает ходить по сцене) И каким-то чудесным образом кухарка превратилась в Золушку! (смеется)
АНДРЕЙ. Конечно, как со мной, так кухарка, а как налево, так королевой!
КРИСТИНА. Я не про то. Знаешь, как это у женщин бывает? Вот любит не может, рожает ему детей, одного, двух, трех – женщина ведь когда любит, даже детей не считает, в общем, всю свою жизнь, всю себя ему отдает. А потом приходит какой-то момент.
АНДРЕЙ. Точнее, приезжает, на каком-нибудь Порше…
КРИСТИНА. (увлеченно) Перестань! Так вот она однажды утром просыпается и понимает, что одна, но в следующий же миг – бац, взрыв и наступает тишина, и все становится на свои места. Ну конечно, после ада, через который приходится пройти. Но потом боль, отчаяние, пустота начинают заполняться, чем-то новым. И приходит что-то совсем иное, ты будто заново рождаешься. Вот и у меня появился другой мужчина. И я любила его так отчаянно и сильно, что теперь и не знаю, что это было за наваждение...

Кристина садится, Андрей идет к окну, закуривает. Но вдруг начинает кашлять и выбрасывает сигарету в окно. Пауза. Андрей стоит у окна.

АНДРЕЙ. (задумчиво) Известно, что все женщины помнят свой первый секс, а мне интересно – ведь наверное, пожилые женщины помнят свой последний секс?
КРИСТИНА. (смеется) Я не знаю, мне до последнего еще далеко!
АНДРЕЙ. (строго) Хватит…
КРИСТИНА. Забавно другое. Вот была страсть, такая, что кости крутит, кровь кипит, а ты плывешь и захлебываешься в этом чувстве, к этому человеку, который… В  общем, потом получилось так, что я его и не знала, какой он на самом деле был. У него будто на груди была мишень нарисована, а что там, под рубашкой… Я не знала.
АНДРЕЙ. (зло) Однако ж ты припала к его волосатой груди.

Андрей отходит от окна, подходит к двери ЗАГСа, слушает.

Ну когда же они там все подпишут?

Возвращается, садится на скамейку.

А почему со мной ты так вот не горела, а все очень быстро свелось к тазикам, кастрюлькам?
КРИСТИНА. Это другое. С тобой я, может быть, до сих пор не прогорела. Даже в этот последний год, хоть тебя не было рядом, я же постоянно… думала о тебе. Не горела, а вот как угли, они же не горят, но больше даже тепла отдают.
АНДРЕЙ. Как мартеновская печь на Автозаводе, да, я их видел… (смеется)
КРИСТИНА. Когда жизни столько прожито, и носочки и рубашечки и брючки, обязательно там стрелочку прогладить, не ошибиться, а то любимый ругаться будет, и годами все это общее, в одном котле, и жизнь душа в душу, нос к носу, и дети когда, это совсем другое. Жаль, что ты этого не ощутил. Правда, я без упрека сейчас, просто жаль.
АНДРЕЙ. Ты только не заплачь, ладно?
КРИСТИНА. Да пошел ты! Не дождешься.

Кристина пытается смеяться.

АНДРЕЙ. Все равно я не понимаю. Это как так, его любила, значит, с ним спала, но не значит, что была не верна мне?
КРИСТИНА. Да, я всегда чувствовала принадлежность к тебе…
АНДРЕЙ. Здорово! Лежишь в постели с одним мужиком и чувствуешь принадлежность к другому!
КРИСТИНА. Ох, как же вы, мужики, просто устроены!
АНДРЕЙ. (смеется) Да, и половые органы у нас все наружу, никакой выдумки и загадки от природы!

Андрей подходит к ней, садится на скамейку и придвигается близко к Кристине.

Кристин…
КРИСТИНА. Что?
АНДРЕЙ. Я серьезно.
КРИСТИНА. (опасливо) Что опять?
АНДРЕЙ. Ну можно я тебя обниму?
КРИСТИНА. (смеется) Ну обними, что ты как восьмиклассник разрешения спрашиваешь?

Кристина смеется, Андрей обнимает Кристину. 

АНДРЕЙ. Ты горячая. Точно, печка.

Андрей тыкается головой в шею, в волосы.

КРИСТИНА. Только давай без этого. Я не думаю, что в этом учреждении это приветствуется. (с усмешкой)
АНДРЕЙ. Я чувствую нежность… Странно так.
КРИСТИНА. Одни люди живут всю жизнь нос к носу и друг друга даже не замечают и счастливы. А другие бродят, как по лесу, по людям, пробуют землянику и чернику и так и не находят свой папортник. Или находят и теряют…
Андрей вдруг резко встает, идет к окну, смотрит в окно.
АНДРЕЙ. Ну сколько можно здесь сидеть? У меня же отец там. Может, пойти, спросит?
КРИСТИНА. Не надо.

Андрей оборачивается и смотрит на Кристину.

КРИСТИНА. Ты знаешь, самое страшное, что мне становится уже все равно, что мы разводимся. Все летит куда-то снова. К счастью, летит. Блин, когда же мы отсюда уйдем?!
АНДРЕЙ. (усмехается) А мне и идти-то особо некуда!

Из двери выходит Светлана Ивановна, у нее в руках папка с бумагами.

Светлана Ивановна. Так, супруги. Вы разводитесь-то в первый раз что ли?
АНДРЕЙ. Нет, я каждую среду этим занимаюсь.
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Понятно. Кристина Владимировна, вы фамилию-то какую будете оставлять? Вы почему этот вот бланк не заполнили?

Светлана Ивановна протягивает Кристине бумажку, там берет ее, смотрит.

КРИСТИНА. Подождите, что значит, какую оставлять?
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА.. (устало) Вы когда утром пришли, я же давала вам бланк?
КРИСТИНА. Светлана Ивановна, вы мне ничего не давали.
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. (смягчается) Ты должна решить, будешь ли менять фамилию. Или оставишь фамилию бывшего мужа. Эту, Чуд… чуд…
АНДРЕЙ. Чудновский я. Вроде не сложная фамилия. Не Петров-Водкин.
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. На тебе бланк. (протягивает Кристине бумажку)

Кристина берет бумажку. Светлана Ивановна уходит.

Скоро вызовем вас.
АНДРЕЙ. Ну наконец-то у них кончился чай!
КРИСТИНА. (растерянно) Фамилию? А какую мне брать фамилию?
АНДРЕЙ. Можешь девичью вернуть.
КРИСТИНА. Черт. Я об этом вообще не думала. Какую фамилию? Зачем девичью?
АНДРЕЙ. Мою оставь.
КРИСТИНА. А твоя мне зачем нужна теперь? Дай мне ручку?

Андрей дает Кристине ручку, та встает, начинает ходить по сцене, подходит к Андрею.

КРИСТИНА. Дай мне сигарету.
АНДРЕЙ. (отступает на шаг) Не дам.
КРИСТИНА. Жалко что ли?
АНДРЕЙ. Почти все женщины начинают курить именно после развода. Не надо тебе курить. Зубы будут желтые, замуж никто не возьмет опять же. (смеется)
КРИСТИНА. Идиот. (Андрею) Так что делать?
АНДРЕЙ. А я чего? Решай сама.

Кристина ходит взад вперед.

КРИСТИНА. Черт, глупо как-то. Девичью возвращать на фиг не надо. Я отца-то не видела ни разу в жизни. Твою – это бред, конечно. Не знаю.
АНДРЕЙ. Ну придумай новую что ли, там, не знаю, Автозаводцева. А что, звучит, Кристина Автозаводцева.
КРИСТИНА. Зачем вообще ты все это затеял? На фига я тогда за тебя замуж поперлась? Блин! На белое платье все родственники собирали.
АНДРЕЙ. Дорогая, давай не будем вот сейчас все это вспоминать! А то я вспомню, как твоя мамаша на свадьбе накушалась и плясать на столе начала.
КРИСТИНА. Не сочиняй, не плясала она на столе. (пауза) Блин, а что я думаю? С Гришей-то у меня одна фамилия должна быть! И паспорт менять замучаешься! Что тут решать? Оставлю.

Кристина садится на скамейку, кладет на нее лист бумаги, начинает писать.

АНДРЕЙ. И правильно. Да и мне не жалко…

Кристина дописывает бланк, подходит к двери, заходит в кабинет, через секунду возвращается, садится рядом с Андреем.

КРИСТИНА. Выйду замуж еще раз, там и подумаю. Может, его возьму.
АНДРЕЙ. Надеюсь, он не будет каким-нибудь Сидоровым.
КРИСТИНА. Главное, чтобы он не был Чудновским…

Андрей встает со скамейки и идет курить. Кристина достает из сумки булочку. Андрей видит, что у Кристины в руке булка, выкидывает сигареты, подходит к Кристине. 

АНДРЕЙ. Дай булку?
КРИСТИНА. (смотрит на него) Неа.

Кристина откусывает булку, глядя на Андрея. Андрей разворачивается и снова идет к окну. Он достает телефон, включает, набирает номер. Кристина в этот момент сидит на сцене и ест булку. 

АНДРЕЙ. Привет. У тебя все окей? Ну как ты? Да, это стандартный такой вопрос! И что? Все люди так говорят и это - нормально! При чем тут американские фильмы, Насть? Как на работе? Уже лучше? Успокоилась? Что с диваном будем решать? Я? Да есть у меня деньги! Нас… (На том конце бросают трубку) Ясно. Мне начинает это нравиться.

Андрей начинает кричать. Кристина не оборачивается.

 АНДРЕЙ. Вот сволочь! Ну и хер с ней. Ну и хер с ней! Тварь какая. А ведь люблю ее, скотину. Или нет?

Убирает телефон в карман, возвращается, садится рядом с Кристиной. 

АНДРЕЙ.  Знаешь, о чем все москвичи мечтают?
КРИСТИНА. Ну?
АНДРЕЙ. О тихом лесочке, опушечке, озерце, сидеть на бережку с удочкой, ловить золотого карасика и дел не знать. А еще некоторые о бабе белой и дебелой, с огромными дойками, подворье собственном и травке зеленой на свежем воздухе.
КРИСТИНА. (смеется) Дойки! Как интересно! Андрей! (поворачивается к нему) А вот дойки, они ведь не у всех могут быть, да? Нет, мне правда интересно. Вот у Дженнифер Лопес – тоже дойки? Или у нее что? Сиськи? (Кристина встает, подходит к Андрею) А у кого тогда дойки? У меня? Или у Клаудии Шиффер – у нее что, дойки?
АНДРЕЙ. (пытается смеяться) Сиськи у нее!
КРИСТИНА. Сиськи! Нет, блин! Уже не сиськи давно! Теперь у нее тоже дойки, понимаешь, кобель вонючий? А ты знаешь, как дойки женщины называют? Грудь! Грудь, понимаешь? У нас она – грудь! А дойки – это у коров! Идиот, блин…

Кристина уходит к окну.

АНДРЕЙ. С тобой все в порядке, дорогая?
КРИСТИНА. И что там твои москвичи? Они сами верят в эти свои фантазии?
АНДРЕЙ. Ни один больше недели на бережку не выдержит.
КРИСТИНА. А москвичек, ты уже распробовал их? И как они в постели?
АНДРЕЙ. Круто. Они в постели безбашенные все. Трахаются, как звери, сожрать готовы. И все умеют! (смеется)
КРИСТИНА. Не чета провинциалкам?
АНДРЕЙ. Ага. Секс потому что у них бывает не часто. Работа, дела, проблемы  круглые сутки, но если дорвалась – все, за уши не оттащишь, пока не измудохает в тряпки! (смеется) Хотя... Я и там умудряюсь провинциалок находить. (смеется)
КРИСТИНА. (смеется) Что ж ты так лажаешь?
АНДРЕЙ. Мы с ними лучше друг друга понимаем. (смеется) А что касается москвичей… Вот вроде бы там, в Москве, разврат и мрак кругом. Но нет. Там и верующих очень много! Сидишь иногда на переговорах, в ресторане, и вдруг замечаешь, с человеком что-то не то: жесты какие-то делает, глаза вдруг на секунду становятся отрешенными. И только потом доходит  – да он же молится! С такими приятно работать, знаешь, что не кинут. Хотя... (ухмыляется)
КРИСТИНА. Если женщин много у тебя, что ты один-то до сих пор? За год ни одна не сгодилась великому Андрею Чудновскому?
АНДРЕЙ. Да у меня много!
КРИСТИНА. Френдов в бложике? Что ж ты семью крепкую, как хотел, не создал?
АНДРЕЙ. Ой, Кристин, ты посмотри на меня. Какая мне семья?
КРИСТИНА. А как же Настя? Она же надеется наверное…
АНДРЕЙ. Да перестань. Найду жилье, подарю ее кому-нибудь… У меня девушка была, Надя, звали, я ее потом другу своему подарил…
КРИСТИНА. (перебивает) Ну то есть она сбежала от тебя к первому, кто рядом стоял.
АНДРЕЙ. Так вот она мне однажды сказала: я всегда вижу твою спину, ты вечно бежишь, и я не могу тебя догнать.

Пауза, Кристина идет к окну.

КРИСТИНА. Где сегодня ночевать-то будешь?
АНДРЕЙ. (смеется) Может, у тебя?

Кристина смеется. Пауза, молчат.

КРИСТИНА. Думаешь, я не мечтаю о свободе? Думаешь, не хочется все это послать подальше? Но ты помечтай о свободе, когда сыну то ботинки, то курточка, то шапочка, и каждый день. А он есть все больше, колбасы на него не напасешься.
АНДРЕЙ. В колбасе – сплошная соя. Вари ему мясо.
КРИСТИНА. (резко поворачивается к нему) А вот ты, ты не пробовал себя ограничивать чем-то, там человеком, обязательствами, детьми? Хотя детей от тебя подальше лучше держать.
АНДРЕЙ. (встает) Почему? Они меня любят. А ты вот – нет…

Подходит к Кристине, смотрит в окно. Пауза, оба молчат.

АНДРЕЙ.  Знаешь, у меня знакомая есть, Леной ее зовут, она в общежитии живет, высотное такое здание в Москве, красивое. И вот она мне говорит, там философы живут, ну то есть студенты с философского, МГУ, кажется, или что-то еще такое, пафосное. И вот, она говорит, что эти философы у них постоянно летают. Мне это в душу запало, и я вот всегда вспоминаю этот рассказ, и в глазах стоит - как выпрыгивают философы из окон и - ле-та-ют! Ле-тают! Как птички такие философы! Только руками машут и глаза безуууумные. И радостные. Очень.
КРИСТИНА. При чем тут философы?
АНДРЕЙ. Эх ты…  Ничего ты не понимаешь!
КРИСТИНА. Мне иногда кажется, что ты заврался. Вообще, по жизни…
АНДРЕЙ. В чем это я вру?
КРИСТИНА. Ни в чем?
АНДРЕЙ. А в чем?
КРИСТИНА. Вот это-то меня и пугает, что ты этого даже не чувствуешь...
 АНДРЕЙ. Оставь меня в покое, что ты привязалась ко мне? Мы тут не на исповеди. (берет Кристину за плечо, поворачивает ее к себе) Я не понял, в чем ты меня хочешь обвинить?
КРИСТИНА. Обвинить? Просто ты мне всегда за это и нравился, что даже когда врал, хоть самому себе, всегда это в итоге как-то чувствовал… А сейчас - нет.
АНДРЕЙ. (отскакивает от нее) Слушай, хватит! Чего тебе надо от меня?
КРИСТИНА. Мне?
АНДРЕЙ. Давай я тоже вот тебе в душу залезу и посмотрю, что там и как?

Кристина поворачиваясь к Андрею.

КРИСТИНА. Сейчас нам поставят штамп и все закончится.
АНДРЕЙ. Скорее бы уже.
КРИСТИНА. Что там насчет денег?
АНДРЕЙ. Каких? А! Извини. Мне пересчитать их еще надо. На ботинки парню – святое дело.

Андрей достает бумажник, отворачивается в другую от Кристину сторону, вынимает деньги, начинает пересчитывать. 

КРИСТИНА. (идет к скамейке) Господи, что они там делают столько времени? Нет, Андрюша, ну почему у нас вот так все через жопу, а? И жили и разводимся?
АНДРЕЙ. (смеется) Ты мне лучше скажи, а вот по-твоему, зачем вообще семья нужна? Кто сказал, что люди должны жить парами?
КРИСТИНА.  Так спокойнее, проще, надежнее.

Андрей убирает деньги обратно в бумажник, идет к скамейке, садится.

АНДРЕЙ.  Но человек же ищет!
КРИСТИНА. У того, кто уже взял на себя ответственность тем, что женился, что взял ребенка, права искать уже нет. Иногда свои желания надо держать при себе.
АНДРЕЙ. И так всю жизнь?

Андрей придвигается к Кристине, осторожно приобнимает ее.

АНДРЕЙ. (придвигаясь, осторожно приобнимая) Кристин, ну что ты ругаешься на меня, а? Ну что ты стала какая злобненькая, ну?
КРИСТИНА. (улыбается) Злобненькая, страшненькая, жирненькая… (смеется) Как ты меня только не называл! Слушай, Андрюха, вот скажи мне честно – я – красивая, а?
АНДРЕЙ. Конечно! А что?
КРИСТИНА. Опять врешь?
АНДРЕЙ. (обижается) Я никогда не вру! Правда, ты очень красивая! (смеется) Я может быть, только сегодня это заметил!
КРИСТИНА. (смеется) Вот в это я верю!
АНДРЕЙ. (весело) Крысюха!
КРИСТИНА. (весело, отталкивает его) Сволочь, как ты меня назвал?!
АНДРЕЙ. Крысюха, а почему ты мне второго ребенка не захотела рожать? А? Я же хотел!
КРИСТИНА. (весело) Какой же ты все-таки дурак!
АНДРЕЙ. (становится серьезным) Это почему же?

 Пауза, молчат.

КРИСТИНА. Когда же кончится эта Санта-Барбара?
АНДРЕЙ. (пауза) Кстати, ты помнишь этот сериал? А? Помнишь, как мы его вместе смотрели?.
КРИСТИНА. Помню, кто его не помнит. А сериал «Бригада» помнишь? Твой любимый…
АНДРЕЙ.  Да, да, да! Ты что, я до сих пор его обожаю! Саша Белый, Кос, Пчел! Молодые, сильные, и совершенно беспредельные парни! Я в них влюбился, как баба.

Придвигается к ней ближе. Приобнимает. Кладет голову на плечо. Кристина не сопротивляется. Смотрит перед собой. Он смотрит на нее, улыбается, прижимает.

АНДРЕЙ.  Крис-тин-ка! Моя Крис! Моя милая Крис...
КРИСТИНА. Ой, какие телячьи нежности в нас пробудились.

 Андрей зарывается головой в ее волосы, целует в шею, пытается поцеловать в щеку, Кристина резко встает.

КРИСТИНА. (строго-шутливо) Так, молодой человек, не забывайтесь!
АНДРЕЙ. А прикольно, да? Как в первый раз, да? Пытаешься поцеловать девушку, а она такая неприступная. Самый потрясающий момент всегда этот... Всегда так дрожишь, боишься, первый раз, поцеловать.
КРИСТИНА. (в сторону) Нет, вот что я, пухлая мамашка и разведенка, что я тут вообще с ним делаю?

Пауза, молчат. 

АНДРЕЙ. Мне уже кажется, что мы здесь неделю провели. И вроде ругаемся с тобой, но мне так хорошо давно не было.
КРИСТИНА. За все время, что здесь сидим, ты первый раз назвал меня Крис. Так, как в институте, на первом курсе, когда только познакомились, называл. А сейчас какая я Крис, зови меня лучше – моя старушка или уж сразу – Квашня. (грустно улыбается).
АНДРЕЙ. (смотрит на Кристину, смеется) Никогда мне толстые девушки не нравились! А ты нравишься, ты первая толстушка, которая мне нравится!
КРИСТИНА.  Вот сволочь какая!

Кристина смеется, садится рядом с ним, толкает Андрея в бок.

КРИСТИНА. А вот Крысюхой меня больше никогда не называй. Тем более, что я на нее сейчас очень похожа! (смеется, пальцами берет свои волосы, смотрит на них) Все посеклись.

Пауза. 

АНДРЕЙ. Ты вот сейчас про сериал вспомнила и у меня будто жизнь пронеслась перед глазами – все серии этой дурацкой «Бригады» и все наши серии, как мы с тобой жили… Это же в общаге было, ты помнишь?
КРИСТИНА. Общагу не забудешь…
АНДРЕЙ. А как ты мне готовила язык, запеченный в духовке? Или ребрышки запекала, и картошку в горшочке, с мясом? Помнишь?
КРИСТИНА. Подвиги начинающей домохозяйки… Тогда всему только училась…
АНДРЕЙ. Я тебя тогда всему учил! И не только на кухне! (пытается подмигивать, она не обращает внимания)

Пауза, Кристина что-то вспоминает.

АНДРЕЙ. Ты была упорная. А помнишь (оживляется), Кристин, помнишь как блины училась печь?!

Оба смеются. 

КРИСТИНА. Да там сковородка идиотская была! Дым на всю кухню! Соседи прибежали, лаяться стали, а у меня и так все из рук валится, а они еще кричат! Я тогда психанула…
АНДРЕЙ. Ага, ты тогда кричала, что все дело в дурацкой сковородке, стала пробовать другую, а потом бросила их обе и заявила, что никогда, никогда в жизни не будешь больше печь блины!
АНДРЕЙ. И потом готовила их тебе каждые выходные!
АНДРЕЙ. Помню, как сейчас, тонкие, с дырочками.

Пауза.

КРИСТИНА.  Давно уже не пекла уже… Гришка блины  не любит.

Пауза. Андрей вскакивает, подходит к ней вплотную, касается ногами коленок.
АНДРЕЙ. Жена, а может ну его на хер, это ЗАГС? А? Может пойдем отсюда? Ну, на Набережную пойдем. Как когда студентами были, помнишь, с тобой там постоянно гуляли?

Кристина смотрит на него в упор.

КРИСТИНА. И мороженое будем есть? Да? И гулять, до рассвета? И ты нарвешь в клумбе около Кремля, пока милиция не видит, чайных роз, да? И у нас не будет денег на такси и мы будем ждать, когда начнут ходить маршрутки!
АНДРЕЙ. Нет, правда, ну что, пойдем? Пойдем? Прямо вот сейчас и рванем! А?
КРИСТИНА. (задумчиво) И потом сонные поедем ко мне, и пока родители спят, спрячемся в моей комнате и полусонными будем заниматься любовью, да? Я завяжу тебе на голове бантик, будто ты мой подарок, и оближу тебя с ног до головы, от пальчиков ног до самых век, да? Ты про это, Андрюш, про это? А потом ты войдешь в меня, сразу, сильно, а я буду уже такой сырой и мокрой. И ты будешь долго в меня входить, то быстро, то медленно, пока не устанешь, да? Да? Ты об этом?
АНДРЕЙ.  Да! Да! Да! Как смешно и здорово ты все рассказала! Все ведь помнишь! Ничего не забыла. Блин! Надо же!

Кристина встает.

КРИСТИНА. Все помню! Все, Андрей, ты не поверишь! Абсолютно все!
АНДРЕЙ. А расскажи еще? А ты помнишь самый первый раз? Это было, кажется, летом, на крыше, да?
КРИСТИНА. Нет, когда мы были на крыше – это был мой первый день рождения, и ты такой мне сделал подарок! (смеется)
АНДРЕЙ. А первый раз тогда где был? Помнишь, когда в дверь стала ломиться твоя мать и у нас грохнулся стул, которым мы подперли ручку в комнате?
КРИСТИНА. Нет, это другой раз. Это был первый секс в году, ты тогда приехал из своей фольклорной экспедиции, и сказал, что надо срочно отметить новый год!
АНДРЕЙ. Ну а первый, что там было? Представь, хоть убей, не помню! Кажется, тогда у тебя были месячные и я весь измазался в крови, да? И потом мы вытирались твоим платьем и я говорил, что это настоящий флаг сексуальной революции! Видишь, я тоже что-то помню! И ты потом хранила это платье очень долго, а оно страшно пахло. В пакете оно лежало, в темной комнате! Это был первый? Тогда?

Во время монолога Андрея Кристина встает, отходит к окну, она стоит спиной к сцене и Андрею. Пауза. Они некоторое время молчат. Наконец, Андрей заходит к ней с ее стороны. 

АНДРЕЙ. Кристинка, ты что, плачешь что ли? Эй, милая, девочка моя, Кристи? Ты что?

Андрей пытается ее обнять и утешить, но Кристина вырывается, идет, садится на скамейку. Андрей садится рядом с ней, Кристина поворачивается к нему.

КРИСТИНА. Андрэ, Дрюня, дорогой мой Дрончик! (он пытается схватить ее за руки, она отдергивает руки) Ты соображаешь своей маленькой пустой башкой, что здесь происходит? Флаг, блин, он вспомнил! Да выкинула я его давно! Реликвию эту твою идиотскую.

Андрей хватает ее за руки, сжимает их.

КРИСТИНА. Отпусти, мне больно! (оборачивается к двери) выпустите нас отсюда, пожалуйста, уже!
Андрей отпускает руки Кристины. встает, подходит к двери.
АНДРЕЙ. Ну когда же?

Андрей идет к окну курить. Кристина на сцене, одна, смотрит перед собой.

КРИСТИНА. Блин, а я выкинула то платье или нет? Мерзость какая. Гришка еще найдет. Вот дура.

Кристина открывает сумку, достает салфетки, тщательно вытирает лицо, начинает краситься. У Андрея звонит телефон.

АНДРЕЙ. (тихо, вполголоса) Да, Юль, я не знаю, приду ли вообще сегодня… Да так что-то. Дел еще много. И к отцу надо… Но постараюсь, очень, да, буду стараться… Готово? Ничего, сама съешь (смеется) Пока. Целую тебя.

Андрей возвращается, садится рядом с Кристиной.

АНДРЕЙ. И все равно я надеюсь, что ты останешься мне хотя бы благодарна.
КРИСТИНА. (удивленно) Ты о чем?
АНДРЕЙ. А что, я тебя многому научил. И вообще ты была замужем за прекрасным мужчиной. Да и содержал тебя нормально, когда ты беременная была и потом еще год…
КРИСТИНА. (прыскает со смеху) Я тебе денег не должна случайно, а?
АНДРЕЙ. Эх, неблагодарная ты женщина! Не ожидал от тебя такого!
КРИСТИНА. (зло) Ты меня вообще не знаешь, Андрюша, вообще. Так и не разглядел за все эти… сколько, пять, семь лет…
АНДРЕЙ. (с издевкой) И чего это такого от тебя можно ждать?

Кристина перестает краситься, убирает сломанную пудреницу в сумку, встает, бросает сумку на скамейку, поворачивается к Андрею.

КРИСТИНА. Слушай, ты! Ты чего взялся тут кривляться? Да пошел ты! В тебе одного не было никогда – великодушия! За каждый свой чих ты требовал благодарности!  И при этом ни хрена вокруг не замечал! И только в свое удовольствие любил жить! Чего ты за все эти пять-семь лет сделал для меня, а? Чего ты смог? Да ничего в своей пустой жизни ты так и не смог! Ничего! И семью не смог сохранить, и меня не смог! Ни семьи, ни денег, ни карьеры! Одни штаны, и под ними голая жопа! И ведь всюду все тебе, что я, что мать твоя, что отец, небедный человек в общем-то, соломку стелили! А ты все равно поскользнуться умудрился! Кто ты, где ты, что ты? Ты хоть раз об этом в свой долбанный тридцатник задумался? Ты – никто! Вообще никто, ты это понимаешь? Ни здесь, ни у себя там в Москве! И мне мозги крутишь своими воспоминаниями, как мы первый раз, да как мы на крыше! Какие-то древние забытые трахи! Не в этом жизнь и не в этом отношения заключаются мужчины и женщины! А ты так это и не понял! А уже, может, треть своей жизни прожил! Но тебе и это по фигу! Но неужели ты так и хочешь помереть перекати  поле? Ни одного человека не сделав счастливым, а?!

Пауза, молчат.

АНДРЕЙ. (встает) Кристин.

Пауза, молчат.

Ты правда обо мне все это думаешь?

Кристина молчит.

АНДРЕЙ. Правда? Я вот такой, да? (пауза) Нет, ну скажи мне? (Пауза, мягче) Правда? Мне это важно.

Кристина садится на скамейку.

АНДРЕЙ. Зря ты так…
КРИСТИНА. Ладно, извини…

За дверью ЗАГСа слышится шум, будто двигают мебель.

КРИСТИНА. Что-то они там шумят? (с усмешкой) Ангелы дерутся с демонами, взвешивают наши грехи и решают, видимо, в Рай или Ад.
АНДРЕЙ. (задумчиво) Значит, у тебя кто-то все-таки был. Иначе ты бы так со мной не разговаривала.

Кристина отмахивается, встает, подходит к окну, цветочку, трогает листья, разглядывает их. Наступает пауза. За дверью ЗАГСа слышатся голоса, там будто спорят, впрочем, что именно говорят – неразличимо. Андрей подходит к Кристине, робко и бережно обнимает Кристину за талию.

АНДРЕЙ. Ну прости меня, если… Если, короче, если… есть за что.

Кристина неожиданно поворачивается к нему лицом, кладет руки ему на плечи, чуть привлекает его к себе, хочет обнять. В этот момент распахивается дверь ЗАГСА и оттуда выходит Светлана Ивановна, у нее в руках бумаги.

СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. (улыбается) Так, Андрей Дмитриевич! (листает бумаги) Номер паспорта ваш? Ну и почерк у вас, молодой человек, ничего разобрать нельзя.
Андрей торопливо открывает паспорт.
АНДРЕЙ. Пять, восемь, пять семь, три, пять, восемь, ноль.

Андрей убирает паспорт.

Скажите, скоро вы там?
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Все уже оформили. Через пять минут позовем.

Светлана Ивановна собирается уходить.

КРИСТИНА. (задумчиво) Светлана Ивановна, а вы замужем?

Светлана Ивановна останавливается, она удивлена. Андрей тоже удивленно смотрит на Кристину.

СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Ээээ, а что это ты спрашиваешь?
КРИСТИНА. (оборачивается к ней) Просто, вы… Вы сказали, что любимого не уберегли, а потом никого не нашли, другого, лучше… Мне вот просто интересно, замуж-то вышли?
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. (смеется) Вышла, конечно! И детей даже двух родила! Любить так, как первого, не любила, но это и ни к чему. Любила по-другому. Как отца своих детей. Он хороший мужик был! Умер только вот два года назад…

Светлана Ивановна уходит, захлопывает дверь. Кристина улыбается. 

АНДРЕЙ. Ты чего это в расспросы подалась?
КРИСТИНА. Да так, интересно просто…
АНДРЕЙ. А вообще молодец. О будущем думаешь… А мне вот по фигу…

Пауза, молчат.

АНДРЕЙ. Прикинь, я тут на днях не спал долго, лежал на кровати и себя сорокалетним представлял, прикинь? В деталях видел и разглядывал свое тело. Так забавно. Смотрел на него и думал - сколько у него было женщин, и сколько было сделано всего – работал, чувствовал, тратил, помнишь как у Бродского: «сколько вылито спермы…»?
КРИСТИНА.  Понравился сам себе?

Андрей встает со скамейки, идет курить. Достает сигарету, но не закуривает, смотрит в окно.

АНДРЕЙ. Да как тебе сказать. Я спросил себя – а хочу ли я быть таким? И понял, что в общем-то мне все равно. С годами понимаешь…
КРИСТИНА.  О какие фразы у тебя появились, «с годами».
АНДРЕЙ. Да нет, но например, раньше как было? Идет красавица по улице перед тобой, ты смотришь на нее и думаешь – вот бы ей вдуть! А теперь стало иначе. Смотришь на девушку, в толпе, пусть даже очень красивую, и размышляешь - вот, какая красивая женщина, кто-то ей сегодня обязательно вдует. И радуешься за него…
КРИСТИНА. (улыбается) Неужели ты взрослеешь?
АНДРЕЙ. А куда я денусь? (смеется)
КРИСТИНА. Гришка, кстати, по тебе сильно скучает...
АНДРЕЙ. (задумчиво) Я знаю…
КРИСТИНА. Ты это… Мне на деньги-то твои рассчитывать или уже нет?

Открывается дверь рядом, выходит Светлана Ивановна, у нее в руках документы.

АНДРЕЙ. (оборачиваясь) Неужели все?
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Вот два свидетельства о расторжении брака.

Протягивает бумаги, их берет Кристина. 

Распишитесь, где галочки стоят и тебе, Кристина, в паспортный стол надо отнести вот этот бланк. (тычет пальцем в одну из бумажек)
АНДРЕЙ. Спасибо, до сви... То есть, всего доброго…
Светлана Ивановна собирается уходить, но останавливается, смотрит на них, улыбается.
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА. Ну, надеюсь, не жалеете! Все равно все на свете к лучшему… И больше чтобы тут я вас, по отдельности, не видела!

Светлана Ивановна смеется, уходит, закрывает за собой дверь. Андрей и Кристина стоят у двери. Кристина отдает Андрею свидетельство о расторжении брака.

АНДРЕЙ. (рассматривая документ, ухмыляясь) Прикольно…
КРИСТИНА. А где у нас в районе паспортный стол, не помнишь?
АНДРЕЙ. Уже нет…

Пауза, Кристина и Андрей смотрят друг на друга. Улыбаются, но как-то невесело.

КРИСТИНА. Ну вот и все.
АНДРЕЙ. Да уж…

Пауза.

АНДРЕЙ. Ты сейчас куда?
КРИСТИНА. Я? Домой. А ты?
АНДРЕЙ. Не знаю.
КРИСТИНА. (улыбается) Что ж ты осекся-то, когда прощался, а?
АНДРЕЙ. А ты что какая веселая?
КРИСТИНА. Да так. (взмахивает документами) Свобода!
АНДРЕЙ. (смеется) То есть приятные ощущения, да?
КРИСТИНА. Да нет…
АНДРЕЙ. Да, теперь ты официально, именем закона эр эф и все такое, -  моя бывшая!
КРИСТИНА. И ты - тоже.

Кристина подходит к скамейке, открывает сумку, засовывает туда бумаги. Андрей идет за ней.

АНДРЕЙ. (тоже весело) Забавное слово! Тебе не кажется, что оно преисполнено эдакого эротизма? Бывшая у меня, а я - бывший в тебе? (смеется)
КРИСТИНА. Вот, появилось ощущение! Я уже рада, что с тобой развелась!
АНДРЕЙ. Ну вот, я все испортил. (пытается улыбаться, но у Андрея почему-то это трудно получается) Жалеешь, Кристин?
КРИСТИНА. О чем?

Оба идут к выходу, но останавливаются друг против друга. 

КРИСТИНА. Ты на ту остановку? (показывает в одну сторону)
АНДРЕЙ. Нет, я еще не определился, куда ехать…

Кристина делает шаг, собирается уходить.

КРИСТИНА. Ну давай.
АНДРЕЙ.  Я тебе позвоню, ладно?
КРИСТИНА. Да звони, когда хочешь. Ты деньги мне обещал, где они?
АНДРЕЙ. (пытается шутить) Может, еще ключи от квартиры?
КРИСТИНА. (злится) Квартира у меня, слава богу, своя.
АНДРЕЙ. (теряется) Да ладно, что ты сразу набрасываешься? Я пошутил! Денег… Нет у меня с собой. Давай я… завезу в следующий раз?
КРИСТИНА. Ну а что сразу-то не сказал? Ладно. Хрен с тобой. (Оглядывает его) Где  ночевать-то будешь сегодня?
АНДРЕЙ. Пока не знаю…

Кристина смотрит на него в упор, он, в нерешительности, закуривает. 

Я приеду, ну, к Григорию... Через месяц только… Перезайми пока у кого-нибудь, а?
КРИСТИНА. Ты только теперь звони за день, как появишься. На голову не сваливайся.
АНДРЕЙ. (пытается смеяться) То есть типа вдруг ты не одна? Ладно. Я понял тебя. Ну, пока?
КРИСТИНА. Пока, Андрей.

Кристина делает несколько шагов от Андрея.

(смеется) Андрей, кстати! Ты меня тут два часа допрашивал, так вот я тебе отвечу наконец. Нет.
АНДРЕЙ. Что – нет?
КРИСТИНА. Нет! Ну ты понял. Ладно, давай. Пока. Удачи.
АНДРЕЙ. И тебе удачи!

Смотрят друг на друга. 

КРИСТИНА. Чао, милый.
АНДРЕЙ. Пока, дорогуша.

Андрей замешкался и стоит на месте, в центре сцены. Из-за кулисы выходит Кристина, она улыбается.

КРИСТИНА. Что стоишь? Счастливо, говорю.
АНДРЕЙ. Да, да, пока, счастливо, удачи тебе.
КРИСТИНА. И тебе. Ну все, давай, увидимся.
АНДРЕЙ. Увидимся. Давай.
КРИСТИНА. Все, пока.
АНДРЕЙ. Ага. Все.

Вдруг Андрей и Кристина начинают смеяться. Смеются долго, хорошо и в полный голос. Вдруг у Андрея звонит телефон. Он становится серьезным, берет трубку. 

АНДРЕЙ. Что? (пауза, Андрей белеет) Когда? Да, сейчас буду…

Андрей смотрит на телефонную трубку, он в шоке. 

КРИСТИНА. Что случилось?

Кристина быстро подходит к нему, заглядывает в лицо, берет его за рукав.

Что случилось? Что с отцом? Андрей!

Андрей отворачивается, закрывает лицо руками, его плечи начинают дергаться.

АНДРЕЙ. (сквозь слезы) Умер.

Андрей опускается на корточки, закрывает лицо руками. Кристина бросает сумку на пол, садится рядом, обнимает его, гладит по голове. Андрей плачет в голос.

КРИСТИНА. (через некоторое время, тихо) Вставай, Андрей. Вставай, пойдем отсюда…

Берет его под руку, поднимает, другой рукой поднимает сумку. Уводит его.

Пойдем к матери… Пойдем-пойдем…

Кристина уводит Андрея.

ЗАНАВЕС






_________________________________________

Об авторе: АРСЕНИЙ ГОНЧУКОВ

Закончил Нижегородский государственный университет по специальности "филология" и Школу кино при Высшей школе экономики (мастерская игрового кино А. Фенченко). Работал журналистом, телеведущим, сценаристом документального кино, вторым режиссером многосерийного художественного фильма "Синдром дракона" (Первый канал, режиссер Н.Хомерики). Автор сценариев, режиссер-постановщик и продюсер четырех полнометражных картин "1210" (2012), "Полет. Три дня после катастрофы" (2013), "Сын" (2014), "Последняя ночь" (2015) и короткометражного фильма "Конечная остановка". Все картины сняты без бюджета и поддержки государства и продюсеров. Занимался дистрибьюцией собственных картин. В 2014 его фильм "Сын" вышел в широкий прокат в России и Польше. Обладатель 17-ти наград российских и международных кинофестивалей. В том числе Гран При фестиваля "Окно в Европу", призов фестивалей "Киношок", "Волоколамский рубеж", "Святая Анна", лауреат Национальной кинопремии "Страна", "Кинопризыв", победитель "West Virginia Mountaineer Short Film Festival" в номинации "Political Theme" и других. Участник десятков кинофестивалей, среди которых Каннский кинофестиваль, Монреальский кинофестиваль, "Chacun son Court" (Франция), "Ten Festiwal Kijow Warszawa" (Польша) и многие другие.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
328
Опубликовано 30 июн 2018

ВХОД НА САЙТ