facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 124 сентябрь 2018 г.
» » Владимир Горбань. ТЮРЕМНЫЙ ТАРИФ ПРЕМИУМ КЛАССА

Владимир Горбань. ТЮРЕМНЫЙ ТАРИФ ПРЕМИУМ КЛАССА


(трагифарс в двух актах)


Действующие лица:

СЕРЖАНТ - надзиратель городской тюрьмы
МЭР
ВОР
ПРОФЕССОР
ГЕНЕРАЛ



АКТ 1

Сцена 1

Подвальное помещение. Тюремные камеры, решетки, конторка, пара стульев. Сержант в больших резиновых перчатках протирает решетки тряпкой. На ноге щетка для натирки полов. Сержант наводит порядок и что-то тихо напевает. Открывается дверь и в помещение входит человек в мундире чиновника с папкой под мышкой. Сержант снимает перчатки, скидывает щетку с ноги и вытягивается по стойке "смирно".

СЕРЖАНТ. Господин мэр, разрешите доложить...
МЭР. Здравствуйте, сержант. Вольно.
СЕРЖАНТ. Разрешите доложить о состоянии...
МЭР. Хотите выпить, сержант? У вас есть стаканы?
СЕРЖАНТ. Извините, не понял.
МЭР. Чашки тоже сойдут.
СЕРЖАНТ. Господин мэр, разгар рабочего дня... Я не понимаю, есть четкие инструкции.
МЭР. Есть повод, сержант.
СЕРЖАНТ. (Достает пару чайных чашек). Я понял, господин мэр. Не дурак. До меня дошли кое-какие слухи. Хочу доложить, что услышал эти слухи случайно. Был вынужден. Оказался в курсе произошедшего, господин мэр. Я все понимаю.
МЭР. (Разливает из фляжки по чашкам). В курсе чего, сержант? Что бы вы там понимали.
СЕРЖАНТ. Подозрительные разговоры на улице. Слышал через смотровое окно в пятом карцере. Оказался невольным свидетелем.
МЭР. Какие еще разговоры?
СЕРЖАНТ. Панические. Я бы даже охарактеризовал их, как подрывные.
МЭР. Конкретнее сержант.
СЕРЖАНТ. Неустановленные, мерзкие паникеры говорили о тяжелых временах, кризисе и развале нашей великой родины и все такое. Я ж не дурак, понимаю.
МЭР. Я уже начинаю сомневаться в этом сержант.
СЕРЖАНТ. Извините, господин мэр, но я догадался и купил, за свои личные средства, ведро машинного масла и принес инструмент из дома.
МЭР. Зачем?
СЕРЖАНТ. Отремонтировать замки в камерах. Их же можно пальцем открыть. А вот с решетками совсем беда, тут я ничего сделать не могу. Они совсем хлипкие стали. Ржавчина, сырость, но я в курсе - кризис и все такое.
МЭР.Давайте выпьем, дорогой сержант.
СЕРЖАНТ. Господин мэр, "дорогой сержант" это ведь не к добру? Вы  никогда меня так, не называли.
МЭР. У меня две новости.
СЕРЖАНТ. Хорошая и плохая?
МЭР. Нет, мой дорогой сержант. Обе - плохие.
СЕРЖАНТ. Пожалуй, я выпью.
МЭР. Не забудьте, сержант, вы клялись стойко переносить все тяготы и лишения.
СЕРЖАНТ. Я помню.
МЭР. Хорошо. Первая новость - я назначил вас своим приказом начальником тюрьмы.
СЕРЖАНТ. Господин мэр, но вы только что сказали, что обе новости плохие! Я получил  повышение?!
МЭР. Да.
СЕРЖАНТ. Я - начальник моей любимой тюрьмы?! Так что же в этом плохого?
МЭР. В контексте второй новости, первая выглядит не так радужно. (Выпивают.)
СЕРЖАНТ. Что бы это ни было, для меня это уже не существенно, дорогой господин мэр!
МЭР. Я должен объявить вам вторую новость. В связи с кризисом и полным коллапсом нашей государственной системы, мы больше не нуждаемся в ваших услугах. Вы - уволены.
СЕРЖАНТ. Но...
МЭР. Еще очень важное дополнение, господин начальник тюрьмы. Государство, в моем лице, дает вам хорошее выходное пособие. Вот это! (Обводит руками помещение.) Нам все это теперь без надобности и не по карману.
СЕРЖАНТ. Я не понимаю, как же так, господин мэр...
МЭР. ... как мы докатились до этого? Очень просто господин сержант, начальник тюрьмы. Сколько у вас сейчас заключенных?
СЕРЖАНТ. Вы и сами в курсе. Ни одного.
МЭР. А почему?
СЕРЖАНТ. При всем уважении, мне этого знать не положено. Я простой сержант. Мне приводят преступника, я его охраняю, перевоспитываю всеми доступными методами и все.
МЭР. Вот именно из-за таких как вы, безразличных и невнимательных граждан, к судьбе государства, у нас и случился этот проклятый кризис.
СЕРЖАНТ. Господин мэр, я всегда ревностно и самоотверженно исполнял свой долг.
МЭР. Да знаю, знаю, но если бы вы почаще поднимались на поверхность из своего подвала, были бы в курсе очень полезных новостей. Там все изменилось.
СЕРЖАНТ. Извините за мою дерзость, ну и куда  подевались все мошенники, воры и убийцы?
МЭРОго, сержант, вы себя хорошо чувствуете? Выбирайте выражения. Осторожно...
СЕРЖАНТ. Если я уволен и не нахожусь при исполнении, я, ведь могу иметь свое мнение?
МЭР. Безусловно, но в пределах дозволенного.
СЕРЖАНТ. Я думаю, если тюрьмы пустуют, значит в государстве что-то не в порядке. Или все очень хорошо или дожили, что уже и посадить не за что!
МЭР. Ой, сержант, в былые времена, я бы вас за такое... в казематы, в кандалы...
СЕРЖАНТ. Но времена уже не такие, да?
МЭР. Увы, совсем не такие. Кризис, дорогой сержант.
СЕРЖАНТ. Не понимаю. Неужели тяжелые времена  заставили всех преступников одуматься и бросить к черту свои криминальные делишки!
МЭР. К чему этот сарказм, сержант? Вам известно, что волк ни за что не будет, есть морковь, ему зайчатину подавай. С кровью.
СЕРЖАНТ. Но камеры пусты, господин мэр.
МЭР. Потому что, криминал иммигрировал сержант.
СЕРЖАНТ. Э-э, я не очень понимаю, куда он иммигрировал?
МЭР. Вслед за бизнесом. Туда где лучше и жирнее. Деловые люди, как крысы, первыми сбежали с тонущего корабля. У нас маленькая страна, сержант. Производства нет, ресурсов, тоже нет. А если люди перестали хорошо зарабатывать, тогда кого грабить?
СЕРЖАНТ. И что, наше население теперь живет в идеальном мире?
МЭР. Не совсем.
СЕРЖАНТ. Я так и знал! Идеал невозможен! Криминал как крошки в постели. Был, есть и будет. Кто-то ведь остался, правда?
МЭР. И не надейтесь сержант. Преступности у нас больше нет. Правда и с законопослушным населением возникли проблемы.
СЕРЖАНТ. А  с ним, что не так?
МЭР. Иммигрировало, вслед за преступностью.
СЕРЖАНТ. Куда?
МЭР. За границу. В поисках лучшей жизни.
СЕРЖАНТ. Все?
МЭР. Слава богу, нет. Только работоспособные.
СЕРЖАНТ. Кто же тогда остался? Старики и дети?
МЭР. Ну, еще инвалиды и эти... патриоты.
СЕРЖАНТ. Кто-кто?
МЭР. В последний раз, когда я был у них, они точно называли себя патриотами.
СЕРЖАНТ. Националисты что ли?
МЭР. Нет, эти самые первые сбежали. Им Родину любить издалека приятно, на чужбине. Там и теплее и сытнее будет.
СЕРЖАНТ. Кто же они, эти патриоты?
МЭР. Они размещены компактно, удобно - в специальных лечебницах. Под наблюдением оставшихся врачей. К слову, патриотами они продержатся еще не больше недели. В прошлом месяце, они были пчелами и требовали из еды исключительно мед. Беда с ними.
СЕРЖАНТ. Это - катастрофа! Бред какой-то. С этим же надо что-то делать!
МЭР. Сержант, чаще надо бывать на свежем воздухе. Народ наверху, уже давно пообвык, перебродил. Все как-то рассосалось, успокоилось. Буйные уехали.
СЕРЖАНТ. Этого не может быть. И я должен во все это поверить?!
МЭР. Сержант, мне плевать! Это ваше личное дело. Верить, не верить.  Вот ваш приказ об увольнении. Поздравляю, целую, всех благ! Все, пора наверх. Я  там теперь один, у руля. Помощников нет, а дел невпроворот...
СЕРЖАНТ. Погодите! Что мне со всем этим делать?!
МЭР. (Поднимаясь по лестнице к выходу). Наслаждайтесь. Теперь это все ваше!


Сцена 2

То же самое помещение. Сержант моет полы. Входит господин мэр с газетами в руках.
МЭР. Сержант, неужели вы думали, что я не узнаю? Похоже, я плохо знал своих подчиненных. Кто вам посоветовал? Удивили. Не ожидал. От вас, не ожидал.
СЕРЖАНТ. Здравствуйте, господин мэр. Чай, кофе?
МЭР. В первой половине дня - только кофе.
СЕРЖАНТ. Сливки и два кусочка сахара.
МЭР. Да, будьте любезны.
СЕРЖАНТ. (Наливает кофе). Что случилось, господин мэр?
МЭР. Как вы объясните это? Что, черт возьми, происходит?! Что это?! (Бросает пачку газет на стол и пьет кофе).
СЕРЖАНТ. Это - пресса. Газеты.
МЭР. Я не слепой. Я вижу, что это пресса.
СЕРЖАНТ. И что с ней не так?
МЭР. Перестаньте паясничать, сержант. С прессой всегда что-нибудь не так. То переврут, то недоврут, но люди верят! Не надо играть с огнем, сержант! Вам ясно?!
СЕРЖАНТ. Не понимаю.
МЭР. Я тоже! Мне интересно, откуда у вас финансирование под это? И заметьте, в обход законной власти, то есть меня. Возмутительно! Это ваше объявление, сержант?
СЕРЖАНТ. (Читает газету). Объявление мое. Финансирование - независимое, из частных источников. Все законно, господин мэр.
МЭР. Сержант, я ведь не дурак! Далеко, не дурак!
СЕРЖАНТ. Вне всякого сомнения, господин мэр.
МЭР. Это серьезные деньги сержант. Я в кризисе, город в кризисе, вся страна в кризисе! Все, в этом проклятом дефолте, по ноздри, а вы предлагаете всем, без разбору, такие зарплаты!
СЕРЖАНТ. Может еще чашечку?
МЭР. Не откажусь. Кстати, насчет кофе. В городе, да что там, в стране, все давно пьют растворимый и сильно разбавленный кофе, а у вас, какое-то подозрительное изобилие, сержант.
СЕРЖАНТ. Просто старые запасы. Вы же в курсе, я пью только чай.
МЭР. Черт с ним, с кофе! Откуда такие деньги, сержант?
СЕРЖАНТ. Абсолютно чистые, законные средства. Никакого криминала, вы же меня знаете.
МЭР. В том-то и дело сержант, я слишком хорошо вас знаю. Говорите немедленно!
СЕРЖАНТ. Это - мои деньги!
МЭР. Вот не ожидал от вас такого упорства сержант. Вы в лотерею выиграли или  вы тайный наркобарон? Кто вы, сержант?
СЕРЖАНТ. Это мое жалование за 30 лет!
МЭР. И я должен поверить, что вы, всю свою зарплату, куда-то... коту под хвост...
СЕРЖАНТ. Абсолютно верно.
МЭР. То есть вы, на свои деньги...
СЕРЖАНТ. Да. У меня нет семьи, нет особо вредных дорогостоящих привычек. Я сэкономил.
МЭР. Нанимать по объявлению в газете, гражданских лиц для отбывания заключения? С выплатой денежного вознаграждения?! Вы с ума сошли?!
СЕРЖАНТ. Так ведь это теперь моя тюрьма!  Забыли, господин мэр?
МЭР. Вы это серьезно, сержант?
СЕРЖАНТ. Я похож на шутника?
МЭР. Не понимаю.
СЕРЖАНТ. Увы, инфляция съедает все мои сбережения, ежедневно и ежечасно. 30 лет службы - псу под хвост! Это вынужденная мера, уверяю вас.
МЭР. Ну, купили бы золотые часы, яхту. Шикарную любовницу.Я не знаю, съездили бы куда-нибудь в отпуск. Все так делают.
СЕРЖАНТ. Я повторяю, у меня нет таких дорогостоящих вредных привычек.
МЭР. Прекратите, сержант! Ну, зачем вам весь этот тюремный балаган?
СЕРЖАНТ. У меня была мечта. Всю жизнь хотел управлять тюрьмой.
МЭР. Так на здоровье! Вот – вы, вот – тюрьма, командуйте до упаду, вам никто не помешает. Хоть в футбол здесь играйте!
СЕРЖАНТ. С кем?! Здесь никого нет! Камеры пусты! Тюрьма закрыта!
МЭР. А что вы хотите?  Время такое, сержант. Вы же в курсе последних событий.
СЕРЖАНТ. Знаю, теперь каждый за себя? Никто не поможет, да?
МЭР. Крепитесь сержант.
СЕРЖАНТ. Не хочу. Считайте это моей первой дорогостоящей и вредной привычкой. Я буду командовать полноценной тюрьмой!  Пусть недолго, пусть за свой счет!
МЭР. Бред. Полный бред. Конечно, это ваше личное дело и я видимо не смогу отговорить вас от этой  необычной авантюры.
СЕРЖАНТ. Нет, не сможете. Господин мэр, позвольте спросить, а вам это зачем?
МЭРВы достопочтенный гражданин нашего города. Я - мэр нашего города, я обязан.
СЕРЖАНТ. Вам скучно и нечем заняться?
МЭР. А хоть бы и так! Вам тоже вижу не очень весело. На что вы  надеетесь, сержант? Кто в здравом уме, откликнется на столь экстравагантное объявление? Это нереально.
СЕРЖАНТ. Я не тороплюсь. У меня профессия такая.
МЭР. Хочу заметить, там, снаружи, никого нет. Ну, почти никого. Одни старики и ненормальные. Зря потратились на объявление в прессе.

Открывается дверь и входит генерал. Генерал с саблей на перевязи, увешенный медалями и орденами. На груди большой бинокль.

ГЕНЕРАЛ. Здравия желаю! Всем смирно! Где начальник тюрьмы?
СЕРЖАНТ. Господин генерал, во время вашего отсутствия...
МЭР....В вашем присутствии не нуждались.
СЕРЖАНТ. Господин мэр, имейте уважение, перед вами – генерал.
МЭР. Подумаешь, генерал!
СЕРЖАНТ. Вы мне мешаете. Не забывайте, это - частная территория. Я здесь начальник!
МЭР. Ваша тюрьма находится на территории города, а в городе начальник - я!
ГЕНЕРАЛ. Отставить бардак!
МЭР. Что вы тут раскомандовались? Сержант, у него нет полномочий, наша армия давно распущена по домам.
ГЕНЕРАЛ.  ( Мэру). Не вижу ваших знаков отличия. Где служили?
МЭР. Я служу в мэрии, я - мэр.
ГЕНЕРАЛ. Гражданский?
МЭР. Да, если угодно.
ГЕНЕРАЛ. Не интересует.
МЭР. В каком смысле?
ГЕНЕРАЛ. Не люблю неопределенности. Если на человеке нет погон или других знаков отличия, я не знаю как мне с ним общаться. Это нарушение субординации и устава.
МЭР. На мне служебный мундир, между прочим.
ГЕНЕРАЛ. Вижу. Где остальное? Где нашивки? Где награды, черт побери?! Мундир просто так не надевают. Вы офицер или кто?!
МЭР. Я - официальное лицо!
ГЕНЕРАЛ. Не вижу. Предъявите ваши документы.
МЭР. Они наверху, в моем кабинете.
ГЕНЕРАЛ. Так сходите за ними. Свободен.
МЭР. Хам!
ГЕНЕРАЛ. Будем считать, что я этого не слышал. Где начальник тюрьмы?
СЕРЖАНТ. Я! Здесь! Это я!
ГЕНЕРАЛ. Отлично сержант. Вольно! Я по объявлению.
МЭР.  (Уходит). Я так и знал. Сержант, не запирайте двери, сейчас к вам психи и проходимцы косяком повалят!
СЕРЖАНТ. Господин генерал, ваше превосходительство, это невозможно, вы же, генерал!
ГЕНЕРАЛ. Оставить сержант! Вы же при погонах, что за недоверие к старшему по званию.
СЕРЖАНТ. Виноват!
ГЕНЕРАЛ. Это точно. Что тут у вас сержант, кормежка приличная? Дополнительный паек,  для имеющих особые заслуги, предусмотрен? Предупреждаю, я громко храплю. Пуля в носу застряла. После завтрака, мне нужно  место для строевой подготовки. Этого вестибюля будет достаточно. Полчаса я марширую и бодрый на весь день! Никакой зарядки не надо. Вопросы есть?
СЕРЖАНТ. Да. То есть, так точно!
ГЕНЕРАЛ. Задавайте.
СЕРЖАНТ. Вы правильно прочитали мое объявление в газете?
ГЕНЕРАЛ. Отставить сомнения. Читать нас учили.
СЕРЖАНТ. Господин генерал, мне нужен заключенный, для отбывания срока. За денежное вознаграждение.
ГЕНЕРАЛ. Ответ положительный. Так, сержант, в вашем приказе...
СЕРЖАНТ.... объявлении.
ГЕНЕРАЛ. Не меняет сути. Вы не указали размер денежного содержания...
СЕРЖАНТ.... вознаграждения.
ГЕНЕРАЛ. Один черт! Во сколько вы оцените боевого генерала?
СЕРЖАНТ. Господин генерал, при всем моем уважении и восхищении... две с половиной тысячи, господин генерал...
ГЕНЕРАЛ. Та-ак, примерно, два ящика патронов и десять гранат...
СЕРЖАНТ. Простите господин генерал, мой бюджет весьма скромен.
ГЕНЕРАЛ. Сержант, мы не базарные бабы. Я согласен.
СЕРЖАНТ. Господин генерал, прошу садиться. Я должен завести на вас дело. У вас есть удостоверение личности?
ГЕНЕРАЛ. Конечно.
СЕРЖАНТ. Могу я его увидеть?
ГЕНЕРАЛ. Естественно нет, это - военная тайна! Мои документы в сейфе.
СЕРЖАНТ. Но мне надо вас как – то зарегистрировать.
ГЕНЕРАЛ. Это не проблема. У каждого солдата и офицера есть татуировка на груди с порядковым номером и воинским званием. (Генерал расстегивает мундир и обнажает грудь. На груди генерала множество татуировок).
СЕРЖАНТ. Прошу прощения, я не вижу тут вашей фамилии и имени.
ГЕНЕРАЛ. Это ненужная информация. При ведении боевых действий это мешает.
СЕРЖАНТ. Мне так и записать, генерал 01?
ГЕНЕРАЛ. Так точно.
СЕРЖАНТ. Господин генерал, вашу жену зовут Марта?
ГЕНЕРАЛ. С чего вы взяли, я не женат.
СЕРЖАНТ. Ну, у вас тут, имя Марта, череп с костями. Любимая навсегда.
ГЕНЕРАЛ. Нет, Марта - моя любимая гаубица. 150 калибр. Красавица!
СЕРЖАНТ. С этим не поспоришь. Господин генерал, разрешите предложить вам на выбор, перечень преступлений и соответствующие им статьи уголовного кодекса.
 ГЕНЕРАЛ. (Читает список). Интересно... не подходит... это позорно... тут вообще не понятно…
СЕРЖАНТ. Вы не торопитесь, обдумайте хорошенько.
ГЕНЕРАЛ. Нельзя сержант. Если много думать, некогда будет побеждать. У меня опыт. Я  остановлюсь вот на этом.
СЕРЖАНТ. Отличный выбор, господин генерал. Вооруженный мятеж, захват власти. Пожизненное или расстрел! Поздравляю.
ГЕНЕРАЛ. Спасибо. Всю жизнь руки чесались, да все времени не было. Одна военная компания за другой, по всему свету. Я даже в отпуск никогда не ходил.
СЕРЖАНТ. Хочу вас  предупредить, моего бюджета надолго не хватит. На пожизненное и не рассчитывайте.
Ну что вы, сержант, и на этом спасибо. Прошу определить мое место дислокации.
ГЕНЕРАЛ. СЕРЖАНТ. Господин генерал вы первый клиент. Выбирайте любую понравившуюся камеру.
ГЕНЕРАЛ. Я возьму, вон ту, с большой батареей отопления. У меня радикулит от окопов.
СЕРЖАНТ. Для вас, все что угодно!

Открывается входная дверь и вбегает человек с большой коробкой в руках. Он запирает дверь на все замки, засовы и подпирает ее рядом стоящей шваброй.

ВОР. Всем привет! Объявление вы давали? Или вы? (Поворачивается к генералу).
СЕРЖАНТ. Я.
ВОР. Отличненько, тогда я к вам, начальник. Места еще есть? Я не опоздал? Аванс будет?
СЕРЖАНТ. Уважаемый, давайте по порядку. Кто вы? Назовите ваше имя и фамилию для начала.
ВОР. Оу-оу-оу, начальник, к  чему так много ненужной информации?
СЕРЖАНТ. Оставаться инкогнито не возможно, я должен вас зарегистрировать.
ВОР. Ну, скажем,  я обычный бизнесмен, можно сказать - банкир. Верчусь... в мире денег. Моя фамилия... Впрочем, зовите меня как хотите.
ГЕНЕРАЛ. Скользкий тип, сержант. Я бы его для начала к стенке поставил.
СЕРЖАНТ. Это без надобности, господин генерал. Я знаю кто он. Обычный вор-карманник. Я их за километр чую.
ВОР. Обижаешь, господин начальник, я честный, безобидный психолог. Ничего не беру без спросу. Провалиться мне на этом месте! Мои клиенты, по доброй воле, отдают мне свои активы.
ГЕНЕРАЛ. Жулье! Таких надо сразу карцер! На хлеб и воду! И без выплаты денежного содержания.
ВОР. Команды трепать языком не было, папаша! Я вижу, вы здесь тоже по объявлению, так идите и занимайте места, согласно купленным билетам.
ГЕНЕРАЛ. Да я тебя, на фарш покрошу! Щенок!
СЕРЖАНТ. Господин генерал, вы же офицер. Держите себя в руках. (Обращается к вору.) Проходите, садитесь. Сейчас будем оформляться.
ВОР. Так это, в натуре, правда, начальник? Точно не шутка? Здесь можно отсидеть за бабки?
СЕРЖАНТ. Для начала, мое звание – сержант. Это не шутка и я предоставляю возможность неплохо заработать. Вакансии еще есть.
ВОР. Фантастично! И что сейчас стоит посидеть?
СЕРЖАНТ. Для вашей квалификации, могу предложить  две тысячи и трехразовое питание.
ВОР. В неделю?
СЕРЖАНТ. В месяц. Может вы не заметили, в стране кризис.
ВОР. Знаю, но вроде как, маловато…
СЕРЖАНТ. Зато без подоходного налога и прочих поборов.
ВОР. Обожаю эти слова. Да и место у вас тут тихое. (В сторону.) Замки хлипкие, решетки - дрянь…
СЕРЖАНТ. Оформляться будем?
ВОР. Валяйте, это же просто курорт!
СЕРЖАНТ. Это тюрьма. Режимный объект. Ясно?
ВОР. Базара нет, начальник. Тюрьма - супер! Один вопрос. А этому, старикану с большой заточкой на поясе, сколько начислили?
СЕРЖАНТ. Это - генерал. Заслуженный человек. Был неоднократно ранен в боях. Он будет получать 2500.
ВОР. Беспредел, начальник! Времена сейчас тяжелые для всех. Кризис равняет всех!
СЕРЖАНТ. Во-первых, господин генерал пришел раньше вас. Во-вторых, вот перечень статей и прейскурант цен. Выбирайте из того что осталось.
ВОР. Ладно, сержант, я все понял. Старики и дети вперед. Что тут осталось после дедули?
ГЕНЕРАЛ. Сержант заприте мою саблю в сейф, иначе я эту тварь точно  нашинкую мелкими кубиками. (Сержант запирает оружие в металлический шкаф).
ВОР. Послушайте военный, хватит орать!
ГЕНЕРАЛ. Я генерал! У меня награды и статус!
ВОР. А что вы тут забыли, со своим особым статусом?
ГЕНЕРАЛ. Не ваше дело! У меня сложные обстоятельства.
ВОР. Не смешите мои нервы, ваши обстоятельства нарисованы на груди. Судя по количеству драгметалла на мундире, с вами только этим и  расплачивались.
ГЕНЕРАЛ. С первой же зарплаты первая пуля - твоя!
ВОР. До нее еще дожить надо, старикан.
СЕРЖАНТ. Господин генерал, возьмите комплект спецодежды и пройдите, пожалуйста, в свою камеру.
ГЕНЕРАЛ. Сержант, у меня к вам пустячный вопрос. Прошу разрешения нашить на тюремную робу знаки отличия.
СЕРЖАНТ. К чему такие сложности, господин генерал? Здесь, в этом нет необходимости.
ГЕНЕРАЛ. Я знаю. Просто я плохо сплю и теряю аппетит без своей идентификации.
СЕРЖАНТ. Это не положено.
ГЕНЕРАЛ. Сержант...
СЕРЖАНТ. Для вас я могу сделать исключение.
ВОР. Господин начальник! Сержант! А можно мне вот это? Почти по моему профилю. (Сержант смотрит указанный пункт в списке).
СЕРЖАНТ. Хищение в особо крупных размерах?
ВОР. Красивые слова…обожаю!
СЕРЖАНТ. Пожалуйста. Все что в списке, все доступно.
Стучат в дверь.
СЕРЖАНТ. Одну минуту! Открываю! (Сержант открывает замки и засовы.
В открытую дверь заглядывает человек в больших очках и портфелем).
ПРОФЕССОР. Здравствуйте, господа. Вы не подскажете, здесь сажают преступников?
ВОР. Опоздали, уважаемый, здесь уже не сажают преступников, здесь их покупают.
ПРОФЕССОР. Но тут напечатано... (Достает из портфеля газету.)... срочно требуются, преступники.
СЕРЖАНТ. Все верно. Проходите, уважаемый.
ПРОФЕССОР. Благодарю. Позвольте представиться. Доктор микробиологии, почетный член академии... извините, я в первый раз.
СЕРЖАНТ. Не волнуйтесь. Вы не против, если я буду называть вас - профессор?   
ПРОФЕССОР. Почему?
СЕРЖАНТ. Так проще.
ПРОФЕССОР. Я понял, анонимность, инкогнито, тайна следствия.
СЕРЖАНТ. Нет, просто мои клиенты категорически против идентификации личности.
ПРОФЕССОР. А как мне к вам обращаться?
СЕРЖАНТ. Сержант. Начальник тюрьмы.
ПРОФЕССОР. Господин сержант, я право не знаю, не уверен, есть ли у меня шансы? Могу ли я присесть у вас? То есть, присоединиться... принять участие... Извините, я запутался.
СЕРЖАНТ. Не волнуйтесь, профессор, это дело привычки. Надо же когда-то начинать. Прошу вас, располагайтесь.
ПРОФЕССОР. Покорнейше благодарю.
ВОР. Этот ботаник испортит нам всю отсидку.
ГЕНЕРАЛ. Хлипкий новобранец. У меня такие, на передовой, дохли как мухи. Слабак!
СЕРЖАНТ. Профессор, вот прайс-лист. Выбирайте. Учтите, эти два пункта уже заняты.
ПРОФЕССОР. Господин сержант мне понадобится ваша консультация.
СЕРЖАНТ. К вашим услугам.
ПРОФЕССОР. Я сейчас в стесненной финансовой ситуации. Мне очень нужно выбрать что-нибудь подороже и в связи с этим у меня вопрос - должен ли я обладать необходимыми навыками по указанным статьям уголовного кодекса?
СЕРЖАНТ. Ну что вы, достаточно просто знать о составе преступления хотя бы приблизительно. Остальное моя забота. Это все указано в договоре.
ПРОФЕССОР. Видите ли, я не знаком ни с одной из указанных здесь статей. У меня нет никакого опыта и криминальных способностей.
СЕРЖАНТ. Профессор, это не сложно. Обратите внимание, вот хорошая статья -  подкуп должностного лица. Взяточничество -  широко распространенная статья у нашего населения. Рекомендую.
ПРОФЕССОР. Увы, я никогда не имел к этому отношения. Извините.
СЕРЖАНТ. Я не говорю о ваших контактах со взяточниками. Вы же встречали их в реальной жизни?
ПРОФЕССОР. Не доводилось, простите.
СЕРЖАНТ. Вы удивительный человек, профессор.
ПРОФЕССОР. Может, я просто выберу любую статью и почитаю уголовный кодекс? Я все выучу наизусть. У меня фотографическая память
СЕРЖАНТ. Ради бога, профессор, только не переусердствуйте. Не забудьте, выбрать можно только одну статью. У меня бюджет не резиновый.
ВОР. Гражданин начальник, к вопросу о бюджете. Каков размер вашей кредитоспособности?
ГЕНЕРАЛ. Да, сержант, объявите сроки проведения мероприятия.
СЕРЖАНТ. Все зависит от выбора пакета предоставляемых услуг. Смотрите в ваших договорах. Стандартный и премиум.
ВОР. Премиум дороже.
ГЕНЕРАЛ. Цена привлекательная. А что в этом пакете, сержант?
СЕРЖАНТ. Карцер и пытки по высшему разряду. Усиленное питание. Праздничное меню.
ВОР. Я - пас! Лучше отбарабанить стандартный пакет без риска для здоровья.  И на свободу с монетой в кармане.
ГЕНЕРАЛ. Я тоже воздержусь. У меня старый окопный ревматизм и холодный карцер мне вреден.
СЕРЖАНТ. Господа, карцер исключительно сухой и теплый. Шикарный вид на городскую площадь и парк! А пытки на допросах не вреднее мануального массажа. Не отказывайтесь сгоряча.
ВОР. Знаем мы ваш массаж. Там до извращений, рукой подать!
ГЕНЕРАЛ. Спасибо сержант, вы же знаете, я подписывал конвенцию о пытках. Я не одобряю этого.
СЕРЖАНТ. Зря, господа, но я не настаиваю. Желание клиента, для меня – закон.
ПРОФЕССОР. Господин сержант, я определился с выбором. Вот – "Измена родине и шпионаж”.
СЕРЖАНТ. Достойный выбор! Поздравляю, политических заключенных у меня еще никогда не было.
ПРОФЕССОР. И если можно, пакет премиум класса.
СЕРЖАНТ.  (Обращается к генералу и вору). Вот господа, интеллигент, профессор, без особой подготовки и навыков, а не боится каких-то предрассудков! Браво, профессор!
ВОР. А наш умник-то, жадина.
ГЕНЕРАЛ. Выскочка. Такие как он - запланированные потери в любом сражении.
СЕРЖАНТ. Всем внимание! Судя по моим предварительным подсчетам, набор по контрактам закончен. Заключенные, по камерам! (Заключенные расходятся по камерам, раскладывают личные вещи. Сержант открывает бутылку шампанского и разливает по стаканчикам).
СЕРЖАНТ. У меня есть объявление. Заключенные, построиться! (Заключенные, толкаясь, становятся в одну шеренгу. Генерал всегда оказывается первым.) Равняйсь! Смирно! Вольно! Господа, позвольте мне поздравить вас с новой, интересной работой! Руководство тюрьмы, в моем лице, желает вам здоровья и терпения, а также финансового благополучия. А сейчас, прошу всех выпить шампанского. (Раздает всем стаканчики с шампанским). Ура, господа!
ГЕНЕРАЛ. Ура! Ура! Ура! (Выпивает залпом).
ВОР. Гражданин начальник, я, конечно, выпить не прочь, тем более шампанского, на шару, но меня мучает вопрос, вы сейчас пошутили или просто издеваетесь?
СЕРЖАНТ. От чистого сердца, господа. Вы не представляете, как я рад вас тут видеть.
ВОР. А нам чему радоваться, начальник? Мы в тюрьме и у нас срок. Тюрьма настоящая, не игрушечная.
СЕРЖАНТ. Не забывайте, вы все пошли на это осознанно и добровольно. Причем за весьма приличные деньги.
ВОР. Ну, тогда, ура.
ПРОФЕССОР. Прошу прощения, а пить обязательно? Сто грамм алкоголя убивает 2 миллиона нервных клеток.
ГЕНЕРАЛ. Выдохнул, выпил, крикнул "ура". Что непонятно?!
ПРОФЕССОР. А можно я просто издам  ваш дикарский клич, а пить не буду?
СЕРЖАНТ. Профессор, это ведь хорошее шампанское, не спирт какой-нибудь.
ПРОФЕССОР. Извините, я только хотел уточнить. Нет, так нет. (Выпивает зажмурившись).
Ура.


Сцена 3

Перед камерами марширует Генерал. Профессор читает, вор лежит на нарах.

ВОР. Послушайте, военный! Эй! Черт тебя дери, генерал!
ГЕНЕРАЛ. Стой, раз, два. Вольно. В чем дело?
ВОР. В сапогах со шпорами! Папаша, вы гремите как пустая консервная банка, а здесь люди пытаются настроиться на обед.
ГЕНЕРАЛ. Аналогично. Я тоже нагуливаю аппетит.
ВОР. Сколько можно?! Каждый день, вот уже месяц! Вы что, без этого грохота пожрать нормально не можете?
ГЕНЕРАЛ. Физические нагрузки повышают боеспособность и жизненный тонус.
ВОР. Обычных людей, нагрузки вгоняют в анорексию! К тому же, у нас, с профессором, аппетит нормальный. Нам этого не надо. Правда, ботаник? Эй, ботаник!
ПРОФЕССОР(Читает). Что сегодня на обед, господа?
ГЕНЕРАЛ. Вот видите, профессору мои занятия не мешают.
ВОР. А если вот так? (Отбирает книгу у профессора.) Эй, ботаник, выходи из своей книжной комы! Ты меня слышишь?
ПРОФЕССОР. Отдайте книгу! Я все слышу, просто я... не реагирую, на второстепенное. Извините.
ВОР. То есть тебя ничто не раздражает по жизни? А нормальное пищеварение тебя вообще не волнует?
ПРОФЕССОР. Генерал, скажите ему, чтобы отдал книгу.
ГЕНЕРАЛ. Я вот вам сейчас, песню боевую спою и маршировать буду, для хорошего аппетита.
Из кухни выходит сержант, он в фартуке и с салфеткой через руку.
СЕРЖАНТ. Всем заключенным выйти построиться! Приготовиться к приему пищи. (Заключенные строятся в шеренгу. Сержант уходит на кухню и выкатывает сервированную тележку с обедом.) Господа, прошу садиться.
ГЕНЕРАЛ. Отлично! У меня разыгрался зверский аппетит!
ВОР. Конечно, если бегать по тюрьме сумасшедшим страусом!
ПРОФЕССОР. Генерал, что сегодня на обед? ( Продолжая читать книгу).
ГЕНЕРАЛ. Мне все равно. Лишь бы в кормежке было необходимое количество белков, жиров и витаминов.
ВОР. Дайте меню, пожалуйста. И винную карту.
СЕРЖАНТ. Перестаньте паясничать, здесь не ресторан.
ПРОФЕССОР. Что сегодня на обед, сержант? (Продолжает читать).
СЕРЖАНТ. Сегодня на первое - крем-суп с копченым лососем. На второе - свиные ребрышки с картофельным пюре. Салат из сыра и артишоков.
ВОР. А десерт?
СЕРЖАНТ. Мой фирменный лимонный пирог.
ВОР. Опять? Сколько можно?
ГЕНЕРАЛ. А мне нравится. В нем много витамина С.
ВОР. Генерал, вас вообще можно кормить только кошачьим кормом. В нем есть все. И витамины, и протеины и много прочей вкусно-полезной дряни. К чему даром переводить качественные продукты.
ПРОФЕССОР. Я бы не советовал употреблять в пищу кошачий корм. С научной точки зрения...
СЕРЖАНТ. Отставить разговорчики! Всем приятного аппетита. (Профессор расставляет блюда перед заключенными. Сержант сидит с ними за одним столом).
ПРОФЕССОР. Сержант, вы опять забыли положить столовые приборы.
СЕРЖАНТ. Вовсе нет. У меня отличная память.
ПРОФЕССОР. Но их нет.
ГЕНЕРАЛ. Ерунда. Есть можно и руками. Вот мы в окопах...
СЕРЖАНТ. Но мы не на войне и не в окопах, правда? ( Обращается к вору.)
ВОР. Извините, привычка. Достает из пазухи столовые приборы.
ПРОФЕССОР. Неужели нельзя отказаться от этого вредного пристрастия? Это возмутительно. Уже в который раз!
ВОР. Я ведь уже извинился! Что еще?!
СЕРЖАНТ. Отставить разговорчики не в тему! Всем приятного аппетита. Все приступили к трапезе.
ПРОФЕССОР. Сержант, суп превосходен! Вы удивляете нас день ото дня.
ВОР. В "Национале" кормят гораздо хуже. Господин начальник, вы не пробовали сменить профессию? Вы бы произвели, наверху, фурор.
ПРОФЕССОР. Всенепременно. Не правда ли, генерал?
ГЕНЕРАЛ. Ответ утвердительный. Еда нормальная, питательная. Претензий нет.
СЕРЖАНТ. Спасибо, господа, но мне нравится моя профессия. Это моя работа, а кулинарные изыскания, это отдых. Для душевного равновесия.
ВОР. При всем моем уважении, господин начальник, вы такой же ненормальный, как и наш профессор ботаник. Про генерала я даже не говорю. У него уважительная причина - пуля в голове.
ГЕНЕРАЛ. Там осколок снаряда.
ВОР. Какая разница, вы нафаршированы железом под завязку.
СЕРЖАНТ. Кстати, господа, на ужин я подам фаршированного кролика, правда, без гусиной печени. Времена тяжелые, многого не достать.
ВОР. Это не проблема. (Идет в свою камеру и достает из-под кровати ту коробку, с которой пришел в тюрьму). Вот, господин начальник, мой скромный вклад. Кое-какие ”пожертвования” от сердобольных граждан.
СЕРЖАНТ.  (Заглядывает в коробку). Да тут целое сокровище! А это точно не ворованное?
ВОР. Господин начальник, если наверху, был бы, хоть кто-то, у кого можно, хоть что-нибудь "изъять”- я не пришел бы к вам наниматься.
СЕРЖАНТ. Логично. Спасибо.  Доедайте, господа, а я пойду, принесу десерт. (Уходит с коробкой на кухню).
ПРОФЕССОР.  (Обращается к вору). Извините, а у вас случаем, нет микроскопа? Хоть самого маленького?
ВОР. При себе нет, но за 500 монет, к утру будет. Вы мне только нарисуйте, как он выглядит, и отсчитывайте денежки.
ГЕНЕРАЛ. Откуда вы его возьмете? Это режимный объект.
ВОР. А вам то что, военный? Это наши с ботаником дела.
ГЕНЕРАЛ. У меня кончились сигары.
ВОР. Сколько надо?
ГЕНЕРАЛ. Ну, хотя бы штук пять.
ВОР. Нет проблем. С вас 500 монет.
ГЕНЕРАЛ. Тоже 500?! Это грабеж!
ВОР. А доставка и риск? Напоминаю, это режимный объект. Мы ведь не хотим огорчать нашего дорого господина начальника. Пусть и дальше думает, что его тюрьма, его крепость.
(Генерал и профессор достают купюры и передают их вору. Входит сержант с пирогом и кофейником).
СЕРЖАНТ. Десерт господа.
В помещение входит госпожа мэр. 
МЭР. Всем здравствуйте!
СЕРЖАНТ. А-а, господин мэр, присоединяйтесь. Лимонный пирог, кофе?
МЭР. Не откажусь.
СЕРЖАНТ. Кофе, как всегда, с двумя кусочками сахара?
МЭР. Будьте любезны.
ГЕНЕРАЛ. Эта гражданская крыса мне не нравится.
ВОР. Хорошо хоть успели ребрышки съесть, а то бы пришлось делиться.
ПРОФЕССОР. А кто это? Что ему нужно?
СЕРЖАНТ. Это господин мэр. Садитесь на мое место. Вот ваш пирог и кофе. (Мэр ест пирог и пьет кофе).
МЭР. Отличный пирог, дорогой сержант, и кофе отменный.
СЕРЖАНТ. Я уже слышал раньше от вас "дорогой сержант". Не нравится мне все это. С чем еще плохим пожаловали, господин мэр?
МЭР. К чему сразу такая враждебность, дорогой сержант?
СЕРЖАНТ. Ну вот, опять.
ГЕНЕРАЛ. Отвечать по существу! В глаза смотреть!
ВОР. Хватит жрать наш пирог!
ПРОФЕССОР. Да в чем собственно дело?!
МЭР. Я по обычному, бытовому вопросу. Зашел за коммунальными платежами. За свет, за воду.  Отопление очень подорожало.
СЕРЖАНТ. Месяц только начался. А за прошедший у меня все заплачено.
МЭР. Времена сейчас тяжелые. Инфляция,  надо бы оплатить вперед.
СЕРЖАНТ. Сколько?
МЭР. А сколько у вас есть?
ВОР. Невероятно, а меня за такое, мерзким грабителем называли!
ГЕНЕРАЛ. Сержант выдайте мне мою саблю, я эту крысу кабинетную, на котлеты покрошу!
СЕРЖАНТ. Господин мэр, я не понимаю, вы шутите?
МЭР. Сержант, где я и где шутки? Я при исполнении.
ВОР. Господин начальник, зуб даю, он хочет забрать вашу тюрьму себе?
СЕРЖАНТ. В чем дело, господин мэр? Вы хотите меня разорить?
МЭР. К чему такой драматизм, дорогой сержант? Заплатите по счетам и играйтесь тут на здоровье.
СЕРЖАНТ. Странные у вас тарифы. Что значит, отдайте все что есть?
ПРОФЕССОР. Сержант, я не большой знаток законов, но такие тарифы - нонсенс. По-моему, это обычный грабеж.
СЕРЖАНТ. Дорогой господин мэр, потрудитесь объяснить, этот, как его, нонсенс.
МЭР. А что вы хотите?! Да, вот такие времена настали, дорогой сержант. Я тут не причем, это все кризис.
СЕРЖАНТ. Это полный бред! Вы фактически отбираете у меня мою собственность! Это же банальный рэкет!
МЭР. Платите по новым тарифам или выметайтесь отсюда!
СЕРЖАНТ. Но у меня нет таких денег!
МЭР. Меня не волнует! Вот мой новый приказ об аннулировании всех предыдущих приказов. Это теперь - моя тюрьма!



АКТ 2

Сцена 4

То же тюремное помещение. Генерал стоит перед зеркалом в вестибюле и отдает честь самому себе, профессор обложился книгами и смотрит в микроскоп, вор курит сигару и листает какой-то журнал. В центральной камере, в кандалах и тюремной робе сидит мэр.
МЭР. Я вас всех уничтожу! Вы у меня сгниете за решеткой!
ВОР. Генерал, вы не подскажете, где мы находимся?
ГЕНЕРАЛ. Мы в тюрьме.
ВОР. Слышишь мужик, мы уже за решеткой. Другие предложения будут?
МЭР. Вы должны немедленно освободить меня!
ВОР. Почему?
МЭР. Я ваш мэр. Я - ваша законная власть.
ВОР. Не уверен. Я за тебя не голосовал.
МЭР. Вы не имеете права меня тут держать! Это преступление! Вы за все ответите! Все!
ВОР. Профессор, обрисуйте причину заключенному.
ПРОФЕССОР. Вы задержаны и заключены под стражу за мошенничество, вымогательство и попытку завладеть чужим имуществом. По совокупности обвинения, вам полагается... (Профессор листает большой свод законов).
ГЕНЕРАЛ. Расстрел. Поставить к стенке, крысеныша!
ВОР. Слушайте, а мне нравится. Вы как, профессор, одобряете?
ПРОФЕССОР. Это немного радикально. Может, стоит рассмотреть другие варианты?
ВОР. Я и сам сомневаюсь, все-таки кровища, грязь. Убирай потом. Замучаешься. Может повесить мерзавца?
ГЕНЕРАЛ. Если выстрел произвести чисто, и под правильным углом...(Прицеливается).
МЭР. Вы что издеваетесь?! Позовите сержанта! Психи ненормальные! Сержант! Сержант! (Входит сержант).
СЕРЖАНТ. Что за крики? Прошу вас господа, все по камерам.
МЭР. Сержант, вы совершаете большую ошибку! Вам это с рук не сойдет! Меня будут искать, а когда найдут...
СЕРЖАНТ. Кто?
МЭР. Меня обязаны искать! Я официальное лицо, я при исполнении, я – власть!
СЕРЖАНТ. Господин мэр, я послушался вашего совета и поднялся наверх, в цивилизацию. Не хотелось бы вас огорчать, но там власти нет. Никакой. И ваше отсутствие, там, никто и не заметил. В мэрии никого нет. Транспорт стоит, половина магазинов закрыта, на улицах только бродячие собаки. Ни полицейских, ни дворников. Улицы пусты. Так кто вас будет разыскивать, господин мэр?
МЭР. Господин сержант, начальник, может, мы договоримся? Ну, произошло между нами маленькое недоразумение. С кем не бывает. Кризис, нервы ни к черту. Мы ведь не первый год знакомы. А про новые тарифы, вообще забудьте. Можете платить, за все, как за однокомнатную квартиру! И никакой предоплаты.
СЕРЖАНТ. Это точно, мы с вами давно знакомы. Вы из меня столько крови выпили, я удивляюсь, как вы не захлебнулись!
МЭР. Сержант, дорогой господин начальник, я же исключительно по долгу службы... ничего личного. Таков порядок, вы же знаете, все только по инструкции. Мы ведь можем договориться. Сержант…
СЕРЖАНТ. Я знаю порядок и инструкции. Вы нарушили закон. Покусились на чужое.
МЭР. Даже если это и так. Где следствие? Где суд?  Где мой адвокат, черт возьми?!
СЕРЖАНТ. Увы, мой дорогой господин мэр, ничего из вышеперечисленного нет.
МЭР. Сержант, "дорогой господин мэр", это ведь не к добру?
СЕРЖАНТ. Увы, да.  Вы совершили преступление на моей, частной территории, а здесь - я судья и прокурор. Вам известно, как я отношусь к преступлению и наказанию. Закон превыше всего.
МЭР. Я заявляю свой протест! Я объявляю голодовку! Это произвол!
ВОР. Господин начальник, а что сегодня на ужин?
ГЕНЕРАЛ. Я бы не отказался от ланча. Сегодня я "намаршировал" себе зверский аппетит.
ПРОФЕССОР. Сержант, а десерт после ужина будет? Мне очень нужна глюкоза. У меня сегодня намечается мозгоштурм по моей диссертации.
СЕРЖАНТ. Ланча не будет, господа, я был в экспедиции, наверху. Не было времени. А вот ужин, по распорядку. Сегодня в меню - телятина с имбирем и черносливом. На десерт - пирог.
ВОР. Опять лимонный?
СЕРЖАНТ. На этот раз, яблочный. С корицей и взбитыми сливками. Ваш любимый, дорогой госпосподин мэр.
МЭР. Я все равно буду голодать. Это - протест!
ГЕНЕРАЛ. Отлично! Сержант, я хотел бы съесть пайку этого придурка.
ВОР. Военный, вы тут не один. Мы с профессором тоже в доле.
СЕРЖАНТ. Господин мэр, голодать это ваше конституционное право.
МЭР. То есть вы не против? И я не буду наказан?
СЕРЖАНТ. Ну, я же не садист. Тем более, вы сами себя ой, как наказали. Я вам даже сочувствую.
МЭР. Минуточку, сержант, вы, что даже не предпримете попытку накормить меня насильно? Сломить мою бунтарскую волю и тому подобное.
СЕРЖАНТ. Хотите начистоту? Мне плевать на вашу голодовку. Там, наверху тоже всем плевать. Скандала не получится. Телевидения нет, газеты давно закрыты. Вы же в курсе, что там происходит. Голодайте сколько угодно. Пожалуй, неравнодушными останутся только ваши соседи по камере. И то не лично к вам, а скорее к вашему пайку. Удачи в вашей забастовке! (Сержант уходит на кухню).
МЭР. Сержант! Сержант! Господин начальник, я передумал! Я перенервничал, сержант! Это было ошибкой! Сержант!
ПРОФЕССОР. Перестаньте орать. Вы тут не один. Я не могу сосредоточиться на работе. (Смотрит в микроскоп).
МЭР. Мне плевать! Мне плевать на всех! На вас! И на этот,  дурацкий прибор.
ПРОФЕССОР. Это мой микроскоп.
МЭР. Минуточку, а вы уверены, что он ваш?
ПРОФЕССОР. Естественно, если я его купил, значит, он мой.
МЭР. Этого не может быть! Эта вещица из моего кабинета и я вам его не продавал. Посмотрите, там, сбоку есть табличка с гравировкой " собственность академии наук". Это – мое.
ПРОФЕССОР. Вы ученый? Академик?
МЭР. Это, конфискат, за долги академии по коммунальным платежам.
ПРОФЕССОР. А я купил этот прибор за свои честно заработанные средства.
МЭР. Где? У кого?
ПРОФЕССОР. У моего соседа по камере. (Указывает на вора).
ВОР. Какие проблемы, профессор? Помощь нужна?
МЭР. Да! Откуда у вас мой конфискат? Это - мое!
(Вор выходит из своей камеры, раскуривает сигару и выдыхает дым мэру в лицо).
МЭР. Сигары, кубинские, настоящие. Откуда они у вас? Это ведь контрабанда, их нельзя достать в городе.
ВОР. Места знать надо. Могу предложить, по сотне за штуку. Брать будешь?
МЭР. Не может быть! Это же наверняка мой конфискат! Он был только в одном месте, в моем кабинете, в мэрии. Вы - вор!
ВОР. И как ты догадался?
МЭР. Ворюга!
ВОР. Конечно. Я - вор, я сижу в тюрьме, потому что, краду чужое. Это логично. Дальше что?
МЭР. Отдайте! Это все мое!
ВОР. А то что?
МЭР. Я все расскажу сержанту. Он узнает, он примет меры.
ВОР. И он посадит нас еще раз. А потом еще и еще.
МЭР. Вам не поздоровится. Я знаю сержанта. Когда я выберусь отсюда, я вам устрою веселую жизнь. У меня еще есть кое-какие рычаги и средства. Я богат, у меня статус. Со мной так нельзя!
ВОР. Интересно, выходит я что-то упустил при осмотре твоих апартаментов. Надо бы сходить еще раз. (Вор надевает перчатки и выходит. Генерал марширует и отдает сам себе воинскую честь, приходя мимо зеркала).
МЭР. Эй, ботаник. Как тебя там?  Профессор. Эй, алло! Да чтоб тебя.
ПРОФЕССОР. Прошу прощения, вы ко мне обращались?
МЭР. А к кому еще? Здесь только мы и этот, оловянный солдатик. К тебе конечно. То есть к вам, уважаемый. В смысле многоуважаемый.
ПРОФЕССОР. Вы не могли бы сразу перейти к сути вашего вопроса, пожалуйста.
МЭР. Вы ведь умный человек, правда? Вы же соображаете, что к чему?
ПРОФЕССОР. Если отбросить грубость и неэтичность вопроса, можно сказать и так. Я доктор микробиологии. Глупость среди моих коллег скорее нонсенс
МЭР. Не буду с вами спорить. Я не об этом. Хотите жить красиво? У меня есть связи, я - мэр! Вы в курсе?
ПРОФЕССОР. Я так и не понял сути вашего вопроса. Конкретика размыта.
МЭР. Хорошо, вскроем карты. Освободите меня, отвлеките генерала и я дам, что захотите. Я не шучу и не издеваюсь. Могу обеспечить умопомрачительными красотками. Признайтесь, профессор, вам ли не мечтать об успехе у женского пола. Я ведь вижу.
ПРОФЕССОР. Благодарю, не интересуюсь.
МЭР. Автомобиль, яхта, драгоценности.
ПРОФЕССОР. Спасибо, опять нет.
МЭР. Звание! Должность самого главного, как там у вас, в этой ...науке.
ПРОФЕССОР. Я не карьерист, извините. Денег мне, в общем-то, хватает. Господин сержант достаточно щедр.
МЭР. Будь он проклят! Он - изменник и террорист! Профессор, у вас же должен быть инстинкт самосохранения? Вы на чьей стороне? Беззакония?!
ПРОФЕССОР. Смею напомнить вам, господин мэр, но это вы попрали все конституционные нормы и законы, покусившись на частную собственность господина сержанта.
МЭР. Беда с вами, с умниками. Мозгов у вас слишком много, на мозжечок давят.
ПРОФЕССОР. Грубо и предсказуемо.
МЭР. Да пошел ты...
ПРОФЕССОР. У меня нет желания продолжать с вами бессмысленную полемику.
МЭР. Ты меня тоже утомил ботаник. Не мужик, а тряпка.
ПРОФЕССОР. Тогда общайтесь с генералом. У него с мозжечком все в порядке. (Отворачивается с книгой к стене).
МЭР. С этим оловянным истуканом? У него же пуля в голове!
ГЕНЕРАЛ. Я все слышу. И вижу. К сведению, в голове у меня осколок снаряда. Стой! Ать-два! (Заканчивает маршировать.)  Докладывайте.
МЭР. Что?
ГЕНЕРАЛ. Цели, задачи, средства обеспечения, сроки исполнения
МЭР. Ого, да вы берете быка за рога! Мне нравится ваша решительность и напор!  Браво, генерал!
ГЕНЕРАЛ. Перестаньте пускать эти слюни. У меня мало времени.
МЭР. Задача: нейтрализовать противника на территории тюрьмы. Освободить меня из плена. Сроки исполнения: сейчас. Немедленно. Пленных не брать. По завершении операции: гарантированное денежное вознаграждение, женщины, автомобиль, яхта и... новый орден. Большой.
ГЕНЕРАЛ. Орден это, хорошо.
МЭР. И что же вас смущает?
ГЕНЕРАЛ. Честь офицера. Ваше предложение - диверсия и измена, а за это полагается - расстрел. В военное время, без суда и следствия.
МЭР. Это значит - нет?
ГЕНЕРАЛ. Я подписал договор. Это равносильно присяге. Пусть и на определенное время. Я - боевой офицер.
МЭР. Да я уже понял, понял. Зачем вы вообще спрашивали? Что за идиотизм?! Идите, маршируйте дальше. Дебил.
ГЕНЕРАЛ. Я буду вынужден доложить о вашем заговоре по инстанции. Сержанту.
МЭР. Валяйте.
ГЕНЕРАЛ. Жаль, что сейчас не военное время!
МЭР. Ошибаетесь. Сейчас, самое что ни есть военное время! Вы что, газет не читаете? Там, наверху, такую заварушку устроили! Воюют все со всеми.
ГЕНЕРАЛ. Боевые действия? С кем?! Кто?!
МЭР. Ай-яй-яй, а нашего генерала никто не позвал сабелькой помахать. Бедненький.
ГЕНЕРАЛ. Безобразие! Почему не доложили?! Сержант! Сержант! Тревога!
(Вбегает сержант в поварском колпаке и фартуке).
СЕРЖАНТ. Что случилось? Пожар?! Побег?! Бунт?!
ГЕНЕРАЛ. Сержант, мне только что доложили. Пока вы там пирожками балуетесь, мы здесь в состоянии войны. Это недопустимо, сержант. Война, это... война! Вы понимаете?
СЕРЖАНТ. Ни как нет!
ГЕНЕРАЛ. Да вам и не положено. Черт! Почему я узнаю о боевых действиях от простого гражданского? Пахнет трибуналом, сержант!
СЕРЖАНТ. Да кто вам это сказал? Какая война?
ГЕНЕРАЛ. Вон та, канцелярская крыса. (Показывает на мэра).
СЕРЖАНТ. Нашли, кому верить. А вы господин мэр, за подстрекательство к бунту можете и карцер схлопотать. Угомонились бы вы.
МЭР. Подлец и тиран! Вам не задушить свободу слова! Отечество в опасности! Я не буду молчать!
ГЕНЕРАЛ. Сержант, прошу вас выдать мне мою саблю и отпустить в разведку.
СЕРЖАНТ. Какая война? Какая к черту, разведка? Зачем? Я был сегодня наверху. Покупал продукты на рынке, и никаких боевых действий там нет. Господин генерал, вы подписали договор на отсидку. Это - официальный документ. Вы же офицер!
ГЕНЕРАЛ. Но, как же отечество? Оно в опасности или нет?
(Входит вор с большим свертком в руках).
ВОР. Все в порядке, военный. Опасность миновала, нас захватили без единого выстрела. Война закончилась.
ГЕНЕРАЛ. Как?!
ВОР. Да она и не начиналась.
СЕРЖАНТ. Почему вы самовольно покинули территорию тюрьмы? Это неприемлемо! У нас договор! Никто не входит и не выходит  без моего письменного разрешения!
ВОР. Да знаю я, начальник. Я пулей, туда-сюда. Исключительно по нужде, за лекарствами.
СЕРЖАНТ. Какие лекарства? Для кого?
ВОР. Для генерала. Смотрите, как его расплющило. (Генерал сидит на полу).
СЕРЖАНТ. Господин генерал, что с вами?
ГЕНЕРАЛ. Сержант, на нас напал враг.  Победил. А мы даже не знаем кто? Чтоб мне сдохнуть!
СЕРЖАНТ. Дайте что-нибудь попить генералу. Ему плохо. Воды!
ВОР. Есть хороший виски. 20-летний.
МЭР. Виски? Что-то оно подозрительно похож на мой?
ВОР. Это трофейное и по закону военного времени, уже не ваш. (Вор дает бутылку генералу. Генерал выпивает).
СЕРЖАНТ. Я сейчас поднимусь наверх и все узнаю. Никому не двигаться и не покидать свои камеры. Всем понятно?
ВОР. Не надо начальник. Я в курсе и сейчас все расскажу. (Из своей камеры выходит Профессор).
ПРОФЕССОР. Весьма любопытно, никогда не был очевидцем военной экспансии.
ВОР. Нет, там никто не болеет. Все живы-здоровы, даже раненных нет.
ПРОФЕССОР. Я имел в виду совсем другое.
СЕРЖАНТ. Перестаньте, профессор, вы сбиваете его с толку.
ГЕНЕРАЛ. Докладывайте скорее. Танки на улицах есть? Они ввели комендантский час? Нет, сначала скажите, кто нас... победил?
ВОР. Никто. Наши солдаты надели форму противника, и вяло мародерствуют. Я еле-еле успел урвать малость из запасов нашего бывшего мэра.
МЭР. Я - легитимная власть! Почему  - бывшего?! Меня никто не отстранял!
ВОР. Ну, они там, этого не знают.
МЭР. Сержант, отпустите меня немедленно! Мне надо к рулю! Мне надо там все разрулить!
СЕРЖАНТ. Да погодите вы! По вашему делу еще даже следствие не окончено. (Обращается к вору.) Скажите, а почему наши солдаты в иностранной военной форме?
ГЕНЕРАЛ. Может вы что-то напутали? Это точно наши?
ВОР. Точнее некуда. Ихний полковник  проиграл мне военную тайну в покер. Наши добровольно присоединились к армии противника и... победили, вместе с ней.
ГЕНЕРАЛ. Кого?
СЕРЖАНТ. Получается, самих себя.
ПРОФЕССОР. Технически, они стали сателлитами у своего противника. Победой здесь и не пахнет.
ВОР. Нет-нет, они точно праздновали победу. Им еще ордена выдали. Вот такие. (Достает из кармана).
МЭР. Это же мой орден! Из моего сейфа!
ВОР. Опять нет. Я его честно выиграл в покер. У полковника. Ну, почти честно.
СЕРЖАНТ. Что будем делать, господин генерал? Ситуация неоднозначная.
ГЕНЕРАЛ. Предлагаю не высовываться. Осмотреться. И принять решение, после ужина. Ей-богу, господа, думать лучше на сытую голову.


Сцена 5

Закончился ужин. Заключенные сидят вместе с сержантом за столом. Генерал и вор раскуривают сигары, остальные пьют кофе.
СЕРЖАНТ. Господа, кто-нибудь хочет еще кусочек пирога?
ГЕНЕРАЛ. Спасибо сержант, я уже вздохнуть не могу. Мне даже не по себе. Пришлось даже расстегнуть брюки. После обеда мне становится страшно.
СЕРЖАНТ. У вас проблемы с пищеварением? Я что, переборщил со специями?
ГЕНЕРАЛ. Нет, сержант, мой желудок легко переваривает сырую окопную крысу, без последствий. От вашей потрясающей кормежки меня стали мучить кошмары. Я начинаю всерьез беспокоиться за свою боеготовность. Вдруг враг нападет, а я выведен из строя, мясной подливой и яблочным пирогом.
ВОР. Присоединяюсь к генералу, отменный ужин, господин начальник. Будучи пацифистом, мне плевать на службу в армии, на войну и простите, на вас, генерал, и я в раздумье по поводу еще одного куска пирога.
ПРОФЕССОР. Господа, может, отдадим  оставшийся пирог господину мэру? Мне даже как-то неловко от своей сытости. Она ведь там один, за решеткой.
СЕРЖАНТ. Не волнуйтесь, профессор, я сервировал для него отдельный поднос. Кстати, мне нужен доброволец, отнести ему ужин.
ПРОФЕССОР. Теоретически, я бы мог, но у меня все еще болит рука. У господина мэра очень острые зубы и... неприятный запах изо рта.
ГЕНЕРАЛ. Хорошо что мы его связали, когда волокли в карцер. Лягаться он здорово умеет. Козел! Я бы пошел, сержант, мне не трудно, но не буду врать, я не хочу!  К тому же, у меня по распорядку  - тихий час.
ВОР. Ладно, не хнычьте, давайте поднос, я отнесу. (Берет поднос).
СЕРЖАНТ. Если возникнут проблемы, зовите на помощь, не стесняйтесь. Учтите, господин мэр опытный интриган и знает, как завоевать к себе расположение.
ГЕНЕРАЛ. Ерунда.  Эти кабинетные крысы могут вызвать только жалость и рвотный рефлекс. Заткните уши ватой, чтобы не слышать его противных воплей и все.
ВОР. О чем вы? У меня иммунитет на чужое горе. (Уходит).
СЕРЖАНТ. Меня беспокоит эта анархия наверху. В таком хаосе, нашего мэра может никто и не хватится, но нас рано или поздно обнаружат.
ГЕНЕРАЛ. Согласен, сержант, это лишь вопрос времени. Предлагаю подготовить и проработать линию обороны.
СЕРЖАНТ. Господин генерал, мы ведь не на передовой. Это обычная тюрьма и признаюсь, в весьма плачевном состоянии. Моих сил и средств едва хватает на еду.
ПРОФЕССОР. А как насчет военной хитрости? Это дешево и эффективно.
ГЕНЕРАЛ. Военную хитрость нужно применять, когда кончились боеприпасы. Сержант, у вас не завалялось где-нибудь пары ящиков гранат или хотя бы пулемета? (Грохот падающего подноса).
ВОР. Ах, ты тварь! Гаденыш! (Вбегает в помещение).
ПРОФЕССОР. Он вас все-таки укусил?
СЕРЖАНТ. Что случилось?
ВОР. Господин начальник, эта тварь, сбежала!
ГЕНЕРАЛ. Надо было его сразу к стенке поставить! Я вам говорил сержант.
ВОР. Решетки разогнуты, в камере пусто.
ПРОФЕССОР. Интересно, по внешним признакам, господин мэр не производил впечатления супермена.
СЕРЖАНТ. Наш мэр не супермен, он подлец и казнокрад. Я тысячу раз докладывал ему о плачевном состоянии тюрьмы. Он знал, что решетки насквозь прогнили. Их даже мыши грызли.
ГЕНЕРАЛ. Сержант, на вашем месте, я поискал бы гранаты.
СЕРЖАНТ. Оставьте генерал, какие гранаты. Откуда. Профессор, что вы там говорили про военную хитрость?
ПРОФЕССОР. Как-то, чтобы сорвать экзамены, мои студенты, прицепили на дверь в аудиторию объявление: "Осторожно дизентерия! Помещение на санобработке".
СЕРЖАНТ. Забавно, но не страшно. Детский сад.
ГЕНЕРАЛ. Хм, а мне нравится. Молодец профессор. Это может сработать. Скажите сержант, что самое страшное на войне?
СЕРЖАНТ. Погибнуть?
ГЕНЕРАЛ. Нет, это воинская обязанность. Нас  этому учили. Сосредоточьтесь.
СЕРЖАНТ. Проиграть войну?
ГЕНЕРАЛ. Нет, сержант. Это тоже не страшно, всегда можно взять реванш.
СЕРЖАНТ. А что же тогда?
ГЕНЕРАЛ. Самое страшное для солдата, это оказаться засранцем. Вокруг война, пули, взрывы снарядов, а ты не можешь оторваться от горшка. А не дай бог, убьют? Позор!
СЕРЖАНТ. Ну, не знаю.
ВОР. Господин начальник, я бы еще приписал к тексту - сифилис и триппер. И картинками все украсить.
ПРОФЕССОР. Лучше уж написать - геморрагическая лихорадка эбола.
ВОР. Для обывателя это длинно и не понятно профессор, лучше - триппер.
СЕРЖАНТ. Остановимся на дизентерии.  Профессор, сможете грамотно оформить?
ПРОФЕССОР. За пять минут. Дайте только бумагу и краски.
СЕРЖАНТ. Господин генерал, вы на контроле.
ГЕНЕРАЛ. Есть.
ВОР. А мне что делать?
СЕРЖАНТ. Помогите мне, пожалуйста, помыть посуду.


Сцена 6

За столом сидят сержант и заключенные. Они играют в карты и пьют кофе. 
ПРОФЕССОР. У меня флэш рояль, господа.
ВОР. Покажите рукава, профессор. Невозможно выигрывать три раза подряд!
ПРОФЕССОР. Я просто хорошо считаю и слежу за вашей реакцией. На экзаменах я мог безошибочно определить, кто из студентов пользуется шпаргалкой.
ГЕНЕРАЛ. Мы не на экзамене, умник, здесь солидные, взрослые люди. Как ты это делаешь?!
СЕРЖАНТ. Успокойтесь господа, это ведь всего лишь игра.
ГЕНЕРАЛ. Ничего себе не беспокойся! Я проиграл ему два десерта!
ВОР. Я тоже хочу отыграться.  (Стук в дверь).
МЭР. Тук-тук! Откройте, пожалуйста, я принес вам туалетной бумаги! Сержант, сдавайтесь! Вы окружены!
(Сержант подходит к двери).
СЕРЖАНТ. Господин мэр, я предупреждаю вас - здесь эпидемия! Все заражено!
МЭР. Я знаю, сержант, вы блефуете! Откройте немедленно, засранцы! (Генерал, вор и профессор громко стонут и кричат: "Уходите, здесь опасно! Боже, как мне плохо!").
СЕРЖАНТ. Мы умираем, не тревожьте нас!
МЭР. Не убедительно, сержант! Солдаты, ломайте дверь! (Стук, грохот падающей двери. Входит господин мэр в противогазе. Осматривается и снимает противогаз.) Я так и знал, что вы блефуете! Что-то я не вижу умирающих, сержант. Для больных вы неплохо выглядите. О, кофейком балуетесь? Хотя бы таблетки по полу рассыпали, для убедительности.
СЕРЖАНТ. Вы вломились на частную территорию. Это – преступление.
ВОР. Проникновение, со взломом... от 10 до 15. С конфискацией. Поздравляю, господин мэр, вы только что пополнили ряды преступности нашего города. И пришли так удачно, по адресу. Не желаете выбрать себе камеру?
МЭР. Молчать! Вас не спрашивают!
ПРОФЕССОР. Смею заметить, что вы как представитель власти, в первую очередь, должны соблюдать закон, а не бессовестно его нарушать.
ГЕНЕРАЛ. Послушайте, как вас там?! Вы незаконно находитесь на режимном объекте! Еще шаг и мы будем  применять оружие на поражение. Согласно уставу.
МЭР. Ой, как страшно! У вас нет огнестрельного оружия. Я сам его изъял, год назад и продал.
СЕРЖАНТ. Господин мэр, почему вы не можете оставить меня в покое? Вы же  отдали мне это помещение в личное пользование. И что немаловажно, по причине его абсолютной ненадобности для государства  и для вас лично. Что вам еще нужно?
МЭР. Сержант, вы мне нравитесь, правда. Кофе варите отличный. Ничего личного, только бизнес. Ситуация изменилась, я здесь не при чем. Вы не против, если я все подробно расскажу за чашечкой кофе?
СЕРЖАНТ. Разве у меня есть выбор? Профессор, будьте любезны, принесите еще одну чашку. (Все садятся за стол. Профессор приносит чашку с блюдцем, наливает кофе мэру).
ВОР. Ну?
ГЕНЕРАЛ. Докладывайте, зачем кота за хвост тянуть?!
МЭР. Большая заварушка наверху закончилась. Все перетекло куда надо, успокоилось. Но возник один нюанс:  нашлись недовольные перераспределением мировых запасов вкусняшек.
СЕРЖАНТ. Простите, я не улавливаю связи с моей тюрьмой.
МЭР. Терпение, дорогой сержант. Я уже подбираюсь к сути.
СЕРЖАНТ. Черт возьми, опять " дорогой сержант"! Это уже начинает надоедать!
МЭР. Придется привыкать. Так вот, назревал очередной глобальный конфликт. Всех со всеми. И решать спорные вопросы очень было нужно. Причем быстро и желательно мирным способом.
ВОР. Ближе к теме.
МЭР. Чтобы снять напряжение и агрессию в обществе, умные люди, в моем лице, за весьма скромный процент, предложили гениальную программу - "посади врага". Гибкая система скидок, бонусы, доступные цены и ваши проблемы решены! Вот, ознакомьтесь с прайс-листом. (Кладет на стол документы).
ПРОФЕССОР. Дикость какая-то.
МЭР. Ну почему же, общество восприняло это с энтузиазмом и одобрением. Все цивилизованно и в рамках закона.
ВОР. Зашибись! Выбить входную дверь, чтобы поделиться с нами этой новостью. Браво!
СЕРЖАНТ. Господин мэр, вы хотите сделать мне предложение о сотрудничестве? Не слишком ли навязчиво, а?
МЭР. Ну что вы, дорогой сержант. Вы же меня знаете, какое сотрудничество? Мне? С вами?! Да катитесь отсюда к черту! У вас час на сборы! Это теперь уже точно, моя тюрьма, а снаружи, моя новая охрана. Вы проиграли.
ГЕНЕРАЛ. Это же переворот! Захват власти! Измена!
МЭР. Можете называть это как угодно, меня это не волнует.
СЕРЖАНТ. Господин мэр, но как, же я... вы, же сами...30 лет безупречной службы... да что же вы...
МЭР. Сержант, дорогой мой сержант, это только бизнес. Посмотрите, у меня уже две папки заявок и они продолжают поступать. Вот, кто-то оплатил 5 лет строгого режима своему бизнес партнеру.  Вот кому-то приглянулся соседний участок с большим вишневым садом. 12 лет, между прочим, с конфискацией! А вот один чудак оплатил пожизненное для своей любимой тещи. Это просто чертов Клондайк! Простите сержант, мне очень, очень нужна ваша тюрьма!
СЕРЖАНТ. Вы не оставляете мне выбора. Я могу сейчас совершить преступление и, например, свернуть вашу противную шею. Пусть я потом попаду в тюрьму, но я так или иначе останусь здесь. В этой тюрьме. В своей, любимой тюрьме.
МЭР. Вынужден вас огорчить, сержант. В лучшем случае, вас вышвырнут из страны. Хотя, вероятность и такого сценария сомнительна. Перевозка, билеты, сопровождение. Вас просто расстреляют на месте. На вашем аресте ничего не заработаешь, а новым властям такие траты ни к чему. Вы - обуза. Здесь каждое койко-место на вес золота. У вас действительно нет выбора сержант. Убирайтесь, пока еще есть время.
ГЕНЕРАЛ. Сержант, похоже, битва проиграна. Отступите, перегруппируйтесь, подкопите силы, ресурсы и там будет видно. Шанс отыграться всегда есть.
ВОР. Да, господин начальник, карты легли неудачно. В рукаве ни одного козыря. Плюньте на эту дыру, вы всегда сможете устроиться шеф-поваром в любой ресторан. Будете при деньгах и сытый.
ПРОФЕССОР. Мне очень жаль, господин сержант. Я проштудировал всю тюремную библиотеку, кучу законов и актов. В данной ситуации, любой закон пасует перед грубой вооруженной силой. Дикость, конечно, но, увы.
СЕРЖАНТ. Господа, прошу всех собрать личные вещи, и построится для выплаты причитающегося вознаграждения. (Все расходятся по камерам).
МЭР. А у меня для вас подарок, сержант.
СЕРЖАНТ. Обойдусь как-нибудь.
МЭР. Не дуйтесь, мой дорогой сержант. Обстоятельства выше нас. Возьмите орден. Заслужили же вы хоть что-нибудь, за 30 лет безупречной службы.
СЕРЖАНТ. Идите к черту! (Собирает свои пожитки в коробку).
МЭР. Грубо. Хотя, это уже не важно. (Достает рулетку из кармана и начинает замеры камер, стен. Из камер выходят с вещами Генерал, Вор и Профессор).
СЕРЖАНТ. Господа, равняйсь! Смирно! Вольно. Спасибо. Вот ваша оплата. (Раздает  конверты.) Здесь чуть больше полагающейся вам суммы. Это мои извинения за форс-мажор. Мне было очень приятно с вами работать, друзья.
ГЕНЕРАЛ. Сержант, ваши действия были в высшей степени безукоризненны. Я - восхищен! Решительно заявляю, Ваше блистательное руководство режимным объектом не соответствует званию сержант. Отныне я буду обращаться к вам - господин капитан. Поздравляю.
СЕРЖАНТ. Но господин генерал, ваши полномочия…
ГЕНЕРАЛ. Не спорьте со старшим по званию капитан. Это приказ.
ВОР. Господин начальник, то есть извините, господин капитан, вот моя визитка. В любое время и все что угодно.  А это, лично от меня. Сигары. (Протягивает сигары.). Не спрашивайте, откуда, он (Кивает на мэра.) уже смирился с их утратой.
ПРОФЕССОР. Господин капитан, огромное спасибо. Благодаря вам я закончил свою диссертацию, приобрел друзей. Необычных, своеобразных, но все, же друзей. Спасибо.
СЕРЖАНТ. Всем огромное спасибо. Увы, прощального обеда не будет, поэтому возьмите с собой ваши порции утки по-пекински. (Раздает пакеты.) Господа, нам пора. На выход, с вещами, пожалуйста!
МЭР. Ну, наконец-то! Я уж подумал, что вы тут до вечера будете сопли размазывать? Давайте, выметайтесь! Мне еще нужно обжиться здесь, подготовить все. Быстрее, быстрее!

Все выходят. Мэр остается один. Он раскладывает свои вещи, выбрасывая вещи сержанта в мусорное ведро. Ему звонят. Он разговаривает по телефону.

МЭР. Корпорация "Посади врага". Да, у нас нет ограничений. Вы можете оплатить весь заказ сразу или оформить рассрочку. Без проблем. Любого! Ткните пальцем и внесите деньги в кассу! Кстати, с сегодняшнего дня, мы предоставляем еще одну дополнительную опцию. Личные пытки осужденного, в удобное для вас время. Очень рекомендую. У меня в наличии весьма обширная коллекция пыточных инструментов. Не пожалеете. (Мэр садится за стол, наливает кофе и считает на калькуляторе. Делает какие-то замеры рулеткой. В помещение входит сержант).
МЭР. А-а, сержант, забыли какую-нибудь безделушку? Что вам еще надо? Уйдите красиво, не позорьтесь.
СЕРЖАНТ. Хотел вручить вам копию договора. Оформил только что, в мэрии, наверху.
МЭР. Какой еще, к черту, договор? Что вы еще там придумали? (Читает врученные ему бумаги).
СЕРЖАНТ. Вот, решил поучаствовать в этой новой акции.
МЭР. Интересно. Хотите посадить кого-то из своих дружков? Откуда такие средства, сержант? Вы ведь все раздали?
СЕРЖАНТ. Мне помогли  друзья. Оформили договор вскладчину.
МЭР. Забавно, и что тут у вас? (Читает.) О-о!  Десять лет строго режима и пытки по пятницам! Поздравляю! Отличный выбор! И кто ваш клиент? Здесь не заполнена графа с именем и фамилией.
СЕРЖАНТ. Позвольте ручку. (Пишет на двух экземплярах.) Это вам, дорогой господин мэр.
МЭР(Читает). Вы не имеете права! Я здесь решаю, кто будет сидеть и сколько! Это моя тюрьма!
СЕРЖАНТ. Конечно же, ваша. На все десять лет.
МЭР. Так это вы звонили?! Вы?!
СЕРЖАНТ. Я. Выбирайте любую камеру. Первому клиенту положен бонус.
МЭР. Этого не может быть! Идите к черту! Уберите руки! Это моя программа!
(Сержант заводит мэра в камеру и запирает).
СЕРЖАНТ. Увы, уже нет. Там, наверху, опять все поменялось. Как всегда, нашлись более предприимчивые люди. Ваша программа национализирована. Вас обокрали, господин бывший мэр.
МЭР. Кто? Как?! Да что там творится?!
СЕРЖАНТ. Наш новый генерал-губернатор расширил рамки вашей бывшей программы "посади врага”. Теперь уже вся территория нашего небольшого государства включена в нее.
МЭР. Наверху теперь тоже…тюрьма?
СЕРЖАНТ. До самых,  до окраин. Шутка ли, основная статья доходов государства.
МЭР. Я отказываюсь! Это произвол! К дьяволу ваш договор! (Рвет свой экземпляр).
СЕРЖАНТ. Без разницы. Вы порвали копию. У меня первый экземпляр. Все оплачено. Поздравляю, у вас тариф премиум класса. До свидания, дорогой господин мэр. Встретимся в пятницу. На пытках.
МЭР. Сержант, вы ведь добрый человек. Пожалейте! Вы же офицер! Какие пытки?! Пощадите!
СЕРЖАНТ. Ну что вы, я же не чудовище. В пятницу у меня день рождения и я пригласил своих новых друзей на праздник. Сюда.
МЭР. На мои пытки?!
СЕРЖАНТ. На празднование моего дня рождения. Я оплатил аренду на весь вечер. Будет утка по-пекински, салат с артишоками и яблочный пирог.
МЭР. И мои пытки?!
СЕРЖАНТ. В определенном смысле.
МЭР. Я не понимаю.
СЕРЖАНТ. Вы не приглашены на праздник.
МЭР. Сержант, постойте! Сержант, вы же не бросите меня тут?! Сержант!
СЕРЖАНТ. Почему же, вы получили, что хотели.
МЭР. Да что мне со всем этим делать. Черт возьми!!!
СЕРЖАНТ. Наслаждайтесь, теперь это все ваше. (Уходит).

ЗАНАВЕС







_________________________________________

Об авторе: ВЛАДИМИР ГОРБАНЬ

Драматург, прозаик, сценарист. Член Союза писателей России. Родился в Севастополе, живу там же. Закончил ЧВВМУ им.П.С.Нахимова. Капитан 3 ранга в отставке.
2003г. - короткометражные сценарии для телеканала РТР (Россия, Москва) программа "Ха”.
2007г. - пьеса "Шпионы навсегда”.
2013г. - пьеса "Обязательная величина”.
2014г. – пьеса”Тюремный тариф премиум класса” – специальный приз конкурса "Баденвайлер” г.Штутгарт, Германия. Шорт лист международного конкурса современной драматургии "Время драмы” г. Челябинск.
Пьеса ”Тюремный тариф премиум класса” участвовала в XVII всероссийском семинаре драматургов "Авторcкая сцена” в г.Смоленске, как пьеса победитель конкурса СТД РФ.
Сценический показ на сцене Смоленского камерного театра, июнь 2014.
Презентация пьесы в театре АПАРТЕ г. Москва. Сценический показ. Октябрь 2014г.
Сценический показ в «Сценических чтениях», проводимых в Штутгарте Театральной группой Владислава Граковского и группой «Stuttgarter Readers». Ноябрь 2014 года.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
355
Опубликовано 01 май 2018

ВХОД НА САЙТ