facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 125 сентябрь 2018 г.
» » Мария Завадская. ТЕХНЕТ

Мария Завадская. ТЕХНЕТ

12 >
_________


(пьеса)

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ЛЮБА –16 лет, старается быть модно развязной, это же круто
МАРИНА – неясный возраст, от 35 до 45, всегда как будто немного устала
ВАЛЕНТИНА – 50 лет, выглядит на все свои, уверена во всех своих проявлениях
ПОПАДЬЯ – без возраста
МУЖИК – 30 лет
ЖОРА, он же СТАРОДУМСКИЙ ГЕОРГИЙ ИВАНОВИЧ – 16 лет
ПАШИК – муж Марины, мужчина, который знает себе цену
ПЕТР ФЕДОРЫЧ – муж Валентины, ее ровесник, потрепанный жизнью
ЧИНОВНИК 1
ЧИНОВНИК 2 
ЖЕНЩИНА 1 – 45 лет
ЖЕНЩИНА 2 – 35 лет
ЖЕНЩИНА 3
ЖЕНЩИНЫ НА СТУЛЬЯХ
ШАРИФУТДИНОВ – 55 лет
ГОЛОС

 
 
СЦЕНА 1. КОМНАТА ОТБОРА

Большая пустая комната с гулким эхом, вдоль стены стулья, больше ничего. Сбоку табличка – «Госорганизация закрытого типа «ТЕХНЕТ». На стульях сидят ЖЕНЩИНЫ. Среди них ЛЮБА. Звучит ГОЛОС из ниоткуда. 

ГОЛОС. Следующий.

Встает ЖЕНЩИНА 1 лет сорока пяти с большой хозяйственной сумкой.

ЖЕНЩИНА 1. Я эта, издалека сюда. У нас там мороз, минус тридцать. Корова у меня там, Гулькой ее кличу, на соседку оставила. А соседка – бабка совсем старая, ненадежная. Иии, истрадается животинка моя, боюсь. Вы уж пустите нас, без очереди.
ГОЛОС. Фамилия.
ЖЕНЩИНА 1. Я эта, Шарифутдинова я, Эльмира Зарифовна. Шарифутдинов Алмаз Ильдарович муж мой. Ехала сюда за ним, уж и не верю, как добралась: пять видов транспорта сменила. Сначала на санях, потом на УАЗе, хорошо по сугробам тащит, эта из соседнего села подбросили, там на автобус, а там на поезде ночку, оттуда уж на такси. Дорогой у вас тут такси.
ГОЛОС. Есть контакт. 

Раздается скрип, стена за стульями отодвигается, выходит ШАРИФУТДИНОВ, завернутый в полотенце – деревенский мужик, его тело покрыто прозрачной слизью. ЖЕНЩИНА 1 всплескивает руками. 

ЖЕНЩИНА 1. Аба, живой. Живой?
ШАРИФУТДИНОВ. Ну живой.
ЖЕНЩИНА 1. Киль мында, жяным минем. (тат. Иди ко мне, душа моя)

ШАРИФУТДИНОВ подходит.

ЖЕНЩИНА 1. Ну как это тебя угораздило? С сараю-то прямо на лом? А? Видел бы ты себя, вот так на полбашки раскроило тебя. Кровииишши… Снег растопила. Прихожу, а Гулька– то языком к луже этой красной тянется. Учудила скотина.
ШАРИФУТДИНОВ. Я эта, сам не знаю, как. Задумался, что ли.
ЖЕНЩИНА 1.(тараторит) Задумался. Заботу мне принес. Ты ж баню хотел ставить, ульев прикупить, Гулька отелилась. А теперя что? Телок-то большой вырос, Валенком назвали, я его и продала скоренько, а Гулька обиделась. Не хочет приплод давать скотина. Дверь в сарай совсем покосило, а сработать некому. Соседа вызывала, да он что не для себя – то вкривь. У забора, где мелба растет, дырища вот такая. Крапивы там насадила, а и без тебя все не то…
ШАРИФУТДИНОВ. Так какое хозяйство, когда Конец света.
ЖЕНЩИНА 1. Конец Света уж сколько времени назад объявили? Не знаешь? Не знаешь. А я скажу. Второй год пошел, и ниче. Может, еще годика два протянем, а? И Гулька тебе обрадуется – народит нам еще телка. Что ты! Пойдем в душ, а то несет от тебя, как от Гульки.

ЖЕНЩИНА 1 уходит, ШАРИФУТДИНОВ за ней. Встает ЖЕНЩИНА 2, чуть за тридцать, она серьезно беременна.

ЖЕНЩИНА 2. Я Девяткина Светлана Анатольевна. Муж мой – Девяткин Константин Сергеевич.
ГОЛОС. Нет контакта.
ЖЕНЩИНА 2. Что значит – нет контакта? Он же недавно умер.
ГОЛОС. Нет контакта.
ЖЕНЩИНА 2. Как же так? У нас детей трое. Папу домой ждут. Я им обещала. Вот четвертый родится, так нам обещали ипотеку списать. У нас в регионе до сих пор борются за рождаемость. Даже Конец Света не помеха.
ГОЛОС. Нет контакта.
ЖЕНЩИНА 2. Какого контакта? Старого вернули, а Костю не отдаете? Он же тоже задумался, за рулем задумался. Мы второго родили в день патриота, так нам власти машину подарили. Акция такая была – «Роди патриота», знаете?
ГОЛОС. Нет контакта.
ЖЕНЩИНА 2.(начинает злиться) Слушайте, я столько бумаг собирала, столько очередей отстояла, чтобы воскресить его, а вы мне отказываете. Вы вообще знаете, какие у нас очереди в городе. И даже не смотрели, что беременная.
ГОЛОС. Контакт не оформлен.
ЖЕНЩИНА 2. Что за проволочки. Не понимаю! Сами сказали ехать, а теперь нет. Какой вам еще бумажки не хватает?
ЖЕНЩИНЫ НА СТУЛЬЯХ.(наперебой) Вот настырная. Вам же сказали, женщина, нет контакта. Вы ж видите, какая очередь. Бог дал – Бог взял. Смирись и неси свою ношу. Нас вон еще сколько – сидеть тут до вечера. И так пропустили без очереди, многодетная мать, все понимаем, но мы ж тоже люди. Проходи, проходи, не затягивай. 
ЖЕНЩИНА 2. Так как же назад-то? Ни с чем?
ГОЛОС. Следующий.

Со стула поднимается ЛЮБА – девушка 16 лет в ярких с блестками кроссовках и широких брюках. Выходит вперед, катит элегантный чемодан на колесиках. Встает перед ЖЕНЩИНОЙ 2. ЛЮБА заметно нервничает.

ЛЮБА. Клепча Любовь Михайловна. Ищу Стародумского Георгия Ивановича.
ГОЛОС. Стародумский Георгий Иванович в режиме ожидания. Пройдите в женское отделение.
ЛЮБА. (бодро) Ничего, подождем.

ЛЮБА поворачивается и натыкается на ЖЕНЩИНУ 2.

ЛЮБА. Слушайте, я уверена - там разберутся. Обещали же, все воскреснут. По очереди. И ваш тоже. Значит, еще не Конец.

ЛЮБА ведет ЖЕНЩИНУ 2 до выхода.

ЖЕНЩИНА 2. Когда воскресают, значит, конец. Конец света. И ничего уже не будет. Апокалипсис – это когда уже ничего.
ЛЮБА. Как это говорят? Неисповедимы пути Господни.

ЛЮБА возвращается за чемоданом. Рядом с ним стоит уже следующая ЖЕНЩИНА 3. ЛЮБА хватает чемодан.

ЛЮБА. (Женщине 3) Контакт почти есть. Есть!

ЛЮБА уходит радостной походкой, крутя бедрами.

ЛЮБА. Есть, есть. ЙЕС!




СЦЕНА 2. КОРИДОР

В коридоре много дверей. Посреди коридора с потолка свисает большая труба, похожая на вагину. Под ней лежит матрас. ЛЮБА открывает дверь за дверью. Прямо перед ЛЮБОЙ из трубы на матрас падает МУЖИК. Он голый, заросший и в слизи, похож на бомжа. За спиной у него небольшие крылья: когда МУЖИК нервничает, крылья начинают биться.

 ЛЮБА отскакивает от МУЖИКА. 

МУЖИК. (ворочается и хрипит, как после глубокого сна) Ты здесь?
ЛЮБА. Ну да.
МУЖИК. Где?
ЛЮБА. Чего?
МУЖИК. Ты где?
ЛЮБА. В «Технете».
МУЖИК. Глаза болят. Отвык от света. От тебя, Света, тоже… отвык. Подойди – нюхну.
ЛЮБА. Чего?
МУЖИК. Нюхну, говорю. Вспомнить надо, как пахнешь.
ЛЮБА. Никуда я не пойду. Мне вообще-то на интервью назначено. Не знаете, какая дверь?
МУЖИК. (разлепляя глаза) Ты кто?
ЛЮБА. Я Люба. Элот.
МУЖИК. А Света?
ЛЮБА. Нет здесь никакой Светы. Я тут одна.
МУЖИК. А я?
ЛЮБА. Вы тоже один.
МУЖИК. А ты?
ЛЮБА. Я Люба.
МУЖИК. Люба, ты откуда?
ЛЮБА. Из Москвы. А вы?
МУЖИК. Оттуда.
ЛЮБА.(воодушевляется) Прямо оттуда?

 МУЖИК молчит.


Вот это да! Что? Прямо только что?

МУЖИК молчит. ЛЮБА достает айфон и настраивает его.

Круто! Понимаете, вы для меня сейчас, как Юрий Гагарин для всего человечества. Когда он только-только спустился в степи. К нему бегут люди, скоро закутают, отогреют, рассмешат. (снимает на телефон лежащее тело) Но пока он один в этой точке - под небом, в котором только что был своим. Он там в этой степи слился с небом и землей. Он сам стал и небом, и землей. (приближает айфон вплотную к лицу МУЖИКА) Как вы сейчас. Вернуться – это как? А?
МУЖИК.(не разлепляя глаз) Светку найди.
ЛЮБА. Она, наверно, скоро придет. Так как там?
МУЖИК. Светку хочу. Омыть меня надо.
ЛЮБА. Найдется. Все будет окей.
МУЖИК. Обиделась на меня.

Открывается одна из дверей. Из нее выходят ЧИНОВНИК 1 и ЧИНОВНИК 2. ЛЮБА прячет айфон. Но ЧИНОВНИКИ смотрят на МУЖИКА.

ЧИНОВНИК 1. Неопознанный лежащий объект.
ЧИНОВНИК 2. Опять сбой.
ЧИНОВНИК 1. Глючит систему.
ЧИНОВНИК 2. Объект вернуть, систему возвращения почистить.
ЧИНОВНИК 1. Техники до вечера заняты. Пусть здесь подождет.
ЧИНОВНИК 2.(МУЖИКУ, громко и четко) Вы остаетесь здесь. Потом отправим вас назад.
МУЖИК. (паникует) А Светка? Омыть меня надо.
ЧИНОВНИК 1. За вами никто не приезжал. Вы ждете здесь. (поворачивается к ЛЮБЕ) А вы следуйте за нами.

ЛЮБА кивает, берет чемодан и идет за ЧИНОВНИКАМИ.  



СЦЕНА 3. КАБИНЕТ ЧИНОВНИКОВ

В центре кабинета стоит огромная тумба для сканирования багажа, как в аэропортах, рядом сидят чиновники. Их двое. ЧИНОВНИК 1 заполняет бумаги, ЧИНОВНИК 2 стоит со сканирующим устройством в руке. Люба с чемоданом перед ними.

ЧИНОВНИК 1. (заполняет документы) Как узнали о нас? СМИ, Интернет, друзья, уведомление?
ЛЮБА. Фанаты.
ЧИНОВНИК 1. (удивленно смотрит на ЛЮБУ) Фанаты?
ЛЮБА. Есть письмо. Электронное.
ЧИНОВНИК 1. Хорошо. Сюда нельзя вносить печаль, уныние, посттравматический синдром. И да – лгать тоже нельзя.
ЛЮБА. Нет, у меня все в порядке.
ЧИНОВНИК 2. (указывает на чемодан) Ставьте.

ЛЮБА ставит чемодан на ленту, чемодан проползает через сканирующее устройство. 

ЧИНОВНИК 1. Ощущение бессмысленности бытия?
ЛЮБА. Я люблю жизнь.
ЧИНОВНИК 2. Раскройте чемодан.

ЛЮБА раскрывает чемодан. 

ЧИНОВНИК 1. (продолжает заполнять документы) Тоска по ушедшему? Боли в сердце?
ЛЮБА. Сердце здорОво. (достает из чемодана видеокамеру) Это камера.
ЧИНОВНИК 2. Положите на стол. Обувь снимите.

ЛЮБА кладет камеру на стол перед ЧИНОВНИКОМ 1 и снимает обувь.

ЧИНОВНИК 1. Запрещены любые записывающие устройства и электронные носители.
ЛЮБА. Да у нее даже аккумуляторов нет. Можете посмотреть.

ЧИНОВНИК 1 крутит камеру перед носом, открывает отсек для аккумуляторов, видит, что пусто.

ЧИНОВНИК 2. Руки поднимите.

ЛЮБА поднимает руки, ЧИНОВНИК 2 проводит вдоль тела сканирующим устройством. 

ЧИНОВНИК 1. Кем вам приходится Стародумский Георгий Иванович?
ЛЮБА. Друг он мне. Был.  
ЧИНОВНИК 2. (шлепает ЛЮБУ по бедру) Ноги.
ЧИНОВНИК 1. Друг?
ЛЮБА  (сконфузилась) Что?
ЧИНОВНИК 2. Ноги.
ЧИНОВНИК 1. Нам нужно определить степень родства.

ЛЮБА расставляет ноги. ЧИНОВНИК 2 проводит сканирующим устройством между ног.

ЛЮБА. Одноклассник мой. В школе вместе учимся.  

Сканирующее устройство пищит. 

То есть, учились.
ЧИНОВНИК 2. Ремень снимите.

ЛЮБА расстегивает ремень.

ЧИНОВНИК 1. Вас мучают сны с покойным?
ЛЮБА. Почему они должны меня мучать?

ЧИНОВНИК 2 опять прощупывает сканером вдоль ног. Пищит.

ЧИНОВНИК 2. Снимите брюки.
ЛЮБА. (злится) Что? Не буду. Я в трусах перед незнакомыми не стою.
ЧИНОВНИК 1. В каком образе он вам снится?
ЛЮБА. Как в каком?
ЧИНОВНИК 2. У вас пищит. Брюки снимите.
ЛЮБА. Нет. Мне стыдно. Эээ… мне и так плохо, я же смерть переживаю. До сих пор. Я в стрессе.

ЧИНОВНИК 2 подходит к ЛЮБЕ и пытается стянуть с нее брюки. ЛЮБА сопротивляется, при этом пытаясь сохранить независимый вид. 

ЧИНОВНИК 1. Животное, человек, бестелесное существо?

ЧИНОВНИК 2 продолжает пытаться стянуть брюки.

ЧИНОВНИК 1. Есть еще вариант Г – цветные пятна.
ЛЮБА. Какие еще пятна? Слушайте, мне нельзя в трусах! Я на себя в детстве кипяток вылила. Прямо на ноги. У меня там ожоги страшные! Вот такие пятна! Понимаете? Без брюк я точно впаду в уныние, тоску и в этот, посттравматический синдром! А у вас это все запрещено.

По полу неожиданно пробегают КРЫСЫ. ЧИНОВНИК 2 отступает. ЛЮБА от страха прыгает в нутро раскрытого чемодана. 

ЧИНОВНИК 2. Запишите. Отказала в осмотре.
ЛЮБА. Вы видели, видели? У вас тут крысы!
ЧИНОВНИК 1. Мы приняли решение. Мы не допускаем вас к Стародумскому Георгию Ивановичу.
ЛЮБА. Что?
ЧИНОВНИК 1. Вы не подтвердили своей готовности встретить Георгия Ивановича.
ЛЮБА. (злится) Это потому, что я вам ноги свои не продемонстрировала? (жалобно) А переночевать можно? У меня даже билета обратно нет.
ЧИНОВНИК 1. Оформите ее на сутки.

ЧИНОВНИК 2 подает ЛЮБЕ бумаги. 

ЧИНОВНИК 2. Подпишите документ о неразглашении. Вы обязуетесь молчать о том, что вы здесь видите, слышите, чувствуете. И о том, что здесь снится.
ЛЮБА. Даже сны?
ЧИНОВНИК 1. Сны в первую очередь. (в нетерпении) Поскорее, пожалуйста, у нас обеденный перерыв.

ЛЮБА подходит к столу в носках и подписывает документ. Демонстративно забирает со стола камеру.

ЧИНОВНИК 2. Добро пожаловать в ТЕХНЕТ.
ЛЮБА. Хотела спросить – как расшифровывается ТЕХНЕТ?
ЧИНОВНИК 1. Оно не расшифровывается.
ЛЮБА. Как так?
ЧИНОВНИК 2. Обеденный перерыв.

ЧИНОВНИКИ удаляются, ЛЮБА остается стоять перед раскрытым чемоданом. 



 СЦЕНА 4. НОМЕР ГОСТИНИЦЫ

ЛЮБА стоит в той же позе в носках перед тем же раскрытым чемоданом. Поменялись только декорации вокруг – теперь это гостиничный номер с несколькими кроватями, напоминает хостел. На кроватях, каждая на своей, сидят ВАЛЕНТИНА и ПОПАДЬЯ, еще на одной спит МАРИНА. 

ЛЮБА. Уроды. Брюки снимите. Разбежалась.

ЛЮБА поднимает штанины, к ногам у нее примотаны скотчем аккумуляторы. ЛЮБА разрезает скотч, присоединяет аккумулятор к камере, включает камеру и ставит напротив себя. 

ЛЮБА. (тараторит) Привет, чиксы. С вами снова я, ЛЮБА ЭЛОТ. Э ЛОТ, напоминаю,  значит много. Много меня, я всегда с вами. Оглянитесь назад и убедитесь, что ваша попа прочно пришпилена к стулу, ну или там к мягкому пуфику, или кожаному креслу. Это как сами (сдувает слишком длинную челку) Фу, опять в глаза налезла. Готовы? Короче, у нас получилось. У нас с вами – без вас бы точно ничего не вышло. Сейчас я нахожусь в Технете, пространстве для мертвых. Точнее для тех, кто умер, а потом – опочки! – и воскрес. И я только что общалась с экс-мертвецом! Ага! Я не из брезгливых, конечно, но… он пахнет. (вздыхает) Короче, у меня адская печалька. Меня не пускают к Жоре. Или его ко мне. У меня всего 24 часа, чтобы добраться до Жоры. Как? Черт побери, как?

ЛЮБА замечает ПОПАДЬЮ, подходит к ней, нацеливает камеру на ПОПАДЬЮ.

ЛЮБА. Вот вы, скажите честно, вы уже воскресли?

ПОПАДЬЯ застывает перед камерой. 

ВАЛЕНТИНА. Что ты к матушке пристала? Не видишь – молится она за нас. Человек Божий.

ЛЮБА быстро пересаживается к ВАЛЕНТИНЕ.

ЛЮБА. А вы?
ВАЛЕНТИНА. Да что я?
ЛЮБА. Воскресли?
ВАЛЕНТИНА. Я и без того живая еще.
ЛЮБА. Тоже за кем-то приехали?
ВАЛЕНТИНА. Не за кем-то, а за мужем. (видит, что камера направлена на нее, начинает говорить в камеру) За Петр Федорычем. Он хорошим человеком был, Петр Федорыч. Работал как надо. Все чинил – и в машинах копался, и эти… комбайны, проводки проводил. Золотые у него были руки. Да! Золотые! К нам все шли. «Вот, - говорят, - тебе, Федорыч, чекушку». Безотказный был человек.

ВАЛЕНТИНА всхлипывает на камеру. 

ЛЮБА. А Жорик мне с алгеброй всегда помогал. Я ж тупая в алгебре.
ВАЛЕНТИНА. Вот он какой был, Петр Федорыч. Приехала вот за ним. Валентиной меня зовут.
ЛЮБА. (направляет камеру на себя) Я приехала сюда, потому что для меня это челлендж. У Жорика завтра день рождения должен быть. Я супер рассчитала – день рождения и воскрешение. Понимаете? Два в одном! В одном флаконе! Подарок вот привезла. Мы с ним всегда картошку заказывали по-домашнему и Колу. В Макдональдсе. И я узнала, что «Москино» такой чехол для айфона выпустила, как пачка из-под картошки, и купила его в подарок. Ну чтобы все в курсе были, как он картошку любит. А теперь меня не пускают, Жору не воскрешают, и никакой чехол для айфона никому уже не нужен. Понимаете?

ЛЮБА вновь направляет камеру на ВАЛЕНТИНУ.

ВАЛЕНТИНА. А ты кто?
ЛЮБА. (камеру на себя) Я Люба Элот. Популярный блогер.
ВАЛЕНТИНА. Кто?
ЛЮБА. Блогер. Количество просмотров зашкаливает. Не верите – загляните в Инет.  
ВАЛЕНТИНА. Да я им не очень умею… пользоваться.
ЛЮБА. Элот – значит много. Много меня. Со мной вас тоже станет много. Вы будете популярны. Получите кучу лайков.
ВАЛЕНТИНА. Как это?
ЛЮБА. Ну баллы, очки.

ЛЮБА сует камеру в руки ВАЛЕНТИНЕ, достает айфон, нажимает на нем кнопочки. 

ЛЮБА. Вот видите. У меня за этот ролик сто две тысячи лайков. Сто две! Круто? А вот за этот еще больше – сто пятьдесят! И комменты сыпятся. Вот, например, « воскресшие захотят есть, на земле наступит страшный голод, это и будет Апокалипсис». Ого! Кто-то под землей засел, уже два месяца сидят. Ждут! О, пока читала – пятьдесят лайков прибавилось. Ну не густо, если по честнаку.

ВАЛЕНТИНА недоуменно крутит камеру в руках.

ВАЛЕНТИНА. А как ее выключить?
ЛЮБА. (показывает на кнопку) Вот.

ВАЛЕНТИНА выключает.

ВАЛЕНТИНА. (меняет тон) Значит, так. Я сюда не за роликами приехала, а за мужем.

ЛЮБА пытается забрать камеру у ВАЛЕНТИНЫ, но та не отдает, тянут друг у друга.

ЛЮБА. Одно другому не мешает.
ВАЛЕНТИНА. Это как на меня соседи посмотрят, подумала? На дворе Конец Света, а я по Интернету скачу, как коза, эти… очки себе зарабатываю? Так, что ли?
ЛЮБА. Не очки, а лайки. У нас с Жорой грандиозная акция. Проект века!
ВАЛЕНТИНА. Позорить себя не дам! Фанаты какие-то… Потаскушка виртуальная.
ЛЮБА. Ого, как заговорила!
ВАЛЕНТИНА. И не так могу.
ЛЮБА. А я думала, вы в своей деревне, кроме печки, гаджетов не видели!

ВАЛЕНТИНА останавливается в недоумении.

ВАЛЕНТИНА. Гад… что?

ЛЮБА выхватывает камеру.

Ругаться надумала?

На кровати приподнимается МАРИНА.

МАРИНА. Поспать не дают.
ВАЛЕНТИНА. (кивает на ЛЮБУ) Блогер тут у нас.
ЛЮБА. Мега популярный блогер. Здрасте.
МАРИНА. И тебе отказали?
ЛЮБА. Откуда знаете?
МАРИНА. У нас тут все такие. Комната отказников.
ЛЮБА. (Валентине) А как же ваш муж?

ВАЛЕНТИНА разводит руками.

МАРИНА. И мне Пашика не хотят вернуть.

ЛЮБА берет камеру. 

ЛЮБА. Подождите. Я сейчас вас на камеру запишу.
ВАЛЕНТИНА. Ну понеслась моча по трубам… Я ж просила.

МАРИНА встает, смотрит на себя в зеркало, прихорашивается, чтобы хорошо выглядеть перед камерой.

МАРИНА. Ничего. Пусть снимает. Потом скопирует и мне перешлет, чтобы Пашичка видел, на что я пошла ради него. Скопируешь?
ЛЮБА. Не вопрос. О вас еще услышат.
МАРИНА.  Марина.
ЛЮБА. Люба.

МАРИНА достает какие-то вещи из чемодана.

МАРИНА. (говорит в камеру) Вот, Пашик, смотри, вот полотенца, видишь? Три штуки привезла, отмывать тебя. Вы ж, говорят, возвращаетесь голые и в слизи.
ВАЛЕНТИНА. Люба небось и голых-то еще не видела.
ЛЮБА. Видела, конечно. В коридоре тут один.
МАРИНА. (в камеру) Вот еще – две бутылки воды, отпаивать вас, говорят, надо. Еще чаю и меду приготовила. И виски твой любимый не забыла. Потом, дорогой Пашичка, я зашла к кому надо и дала ему что надо, чтобы он именно твою фамилию в списки внёс. Звонила одна твоя. Я ей предложила ехать встречать тебя, а она заявила, что это все глупости прошлые, а сейчас ей самой спасаться надо. Так вот, Паша, знай - когда ты вернешься, рядом с тобой будет та, что и должна быть, а не та, у кого попа упругее. То есть упругче. Нет, не так – более упругая.
ЛЮБА. Может, просто упругая?
МАРИНА. А у меня какая? Я может и постарше этой, но не до такой степени.
ЛЮБА. Подождите – подождите. Вы сказали – зашла к кому надо и дала что надо… Вот можно об этом поподробнее…
МАРИНА. Нет, деточка, я не могла так сказать.
ЛЮБА. Я сейчас камеру отмотаю и покажу.
ВАЛЕНТИНА. Я, хоть и не камера, а слышала.
МАРИНА. А вы что, думаете, все так просто? Может, у вас в деревне просто, а у нас в городе людей многовато. И все хотят встретиться с женами, мужьями, мамами, папами. (опять на камеру) Вот только, Пашик, дети твои что-то не спешат за тобой приезжать. И бывшие твои тоже. Они только наследство твое делить хотят, а о тебе и думать забыли.
ЛЮБА. Слушайте, а может нам и здесь дать?
ВАЛЕНТИНА. Что дать?
ЛЮБА. Ну как Марина.
МАРИНА. (быстро) У меня денег нет.
ВАЛЕНТИНА. У меня тоже.
ЛЮБА. Я знаю!



СЦЕНА 5. КОРИДОР

Перед камерой стоят ЛЮБА, МАРИНА, ВАЛЕНТИНА. Чуть в стороне – ПОПАДЬЯ. Стоят так, чтобы все умещались в кадре. Камера на штативе, от нее проводок к ноутбуку. 

ЛЮБА. И, короче, мы только с вашей чудесной помощью… я и эти чудесные женщины – фотомодель, доярка и попадья - сможем вернуть своих любимых .
МАРИНА. Ага, с вашим участием.
ЛЮБА. Даже здесь бюрократия процветает. На границе со смертью, а все-равно никуда…
МАРИНА. Без денег никуда, нет.

Неожиданно в кадре рядом с ЛЮБОЙ возникает МУЖИК. Он только что подошел, потому осматривается и пока не понимает, что происходит.

МУЖИК. (в камеру) Свет, ты меня слышишь?
ЛЮБА. А вот и чувак оттуда. Смотрите предыдущий ролик с его участием. (пытается оттолкнуть МУЖИКА) В общем, присылайте деньги на мою карту. Номер, как обычно, внизу. Времени очень мало, всего полчаса. Иначе…
МУЖИК. Свет, приезжай.
ЛЮБА. Иначе я не попаду ни в рай, ни в ад. И не забывайте жать на лайк. Лайк – это жизнь! Да! Особенно здесь, на границе со смертью, я дышу вашими лайками. Кликайте, не стесняйтесь, а то я загнусь, задохнусь на фиг. Лайк – это мой кислород! Да!

ЛЮБА выключает камеру и выдыхает. 

МУЖИК. Телевидение?
ЛЮБА. Почти.

ЛЮБА, а за ней и остальные женщины, отходят от МУЖИКА. Слишком неприятно пахнет. 

МУЖИК. Как думаешь, Света увидит?
ЛЮБА. Обязательно. У меня сто тысяч подписчиков.

Пищит телефон.

Слышите? Сработало! И лайки, лайки сыпятся! Вот жизнь! Вот это я понимаю!
ВАЛЕНТИНА. Чего?
ЛЮБА. Деньги приходят.

Телефон пищит. 

МАРИНА. Еще.

Телефон снова пищит. 

МАРИНА. Еще!

Телефон практически не замолкает – пищит. 

ВАЛЕНТИНА. Дела…
ЛЮБА. Говорю же, инет рулит, а вы (передразнивает) «выключи, выключи».
МУЖИК. Как думаешь, Света когда ответит?

ЛЮБА кладет телефон в задний карман брюк.

ЛЮБА. Не ждет тебя Светка, расслабься.
МУЖИК. Почему ты так решила?
ЛЮБА. А где твоя Света? Нет ее. Тю-тю.

МУЖИК вплотную подскакивает к ЛЮБЕ, вытаскивает телефон из кармана ЛЮБЫ.

МУЖИК. Ну так помоги, а? По гроб не забуду.
ЛЮБА. (отскакивает) Ой!
МАРИНА. Что вы к девочке привязались? Вы себя-то видели? Воняете за километр, и блохи из бороды скачут. Пойдем, Люба, пора деньги снимать.



СЦЕНА 6КАБИНЕТ ЧИНОВНИКОВ

ЛЮБА, МАРИНА, ВАЛЕНТИНА и ПОПАДЬЯ стоят перед ЧИНОВНИКАМИ. 
 ЧИНОВНИКИ жуют весь разговор, у них на столе подносы, на которых первое, второе, третье и томатный сок в стаканах. 


ЛЮБА. Можно?
ЧИНОВНИК 2. Обеденный перерыв.
ВАЛЕНТИНА. А мы вам пирожки принесли.
ЧИНОВНИК 1. Пирожки – вещь.

ВАЛЕНТИНА выкладывает пирожки на стол.

ВАЛЕНТИНА. Вот эти с курёй, своя кура, сама растила – сама рубила. А вот эти с картошкой. Своя тоже. Сама выращивала.
ЧИНОВНИК 2. Попробуем.
МАРИНА. А вот это – на закусочку.

МАРИНА кладет на стол конверт.
ЧИНОВНИКИ перестают жевать.

ЧИНОВНИК 1. Мы, знаете, больше супчиками балуемся.
МАРИНА. А это как глюконат натрия. Добавляет вкусовых ощущений.

ЧИНОВНИКИ снова жуют, молчат. Все молчат.

ЛЮБА. (не выдерживает) Пустите меня к Жоре, пожалуйста.

ЧИНОВНИК 2 кашляет. ЧИНОВНИК 1 бьет ЧИНОВНИКА 2 по спине.

МАРИНА. Девочка очень скучает. И я по Павлу своему. Очень.
ЧИНОВНИК 2. Зачем?

ЧИНОВНИК 2 снова кашляет.

ЧИНОВНИК 1. Зачем они вам?

Все молчат.

ПОПАДЬЯ. (неожиданно, все оборачиваются к ней) Знаете, как объявили Конец Света, батюшку моего как подменили. Уйдет на несколько дней и не появляется. Приходит грязный, хмурый. А однажды ушел и не вернулся. Ищу его среди мертвых.
ЧИНОВНИК 1. Почему решили, что умер?
ПОПАДЬЯ. Он мне обещание дал, что не бросит меня, пока жив. Я ему верю.

ЧИНОВНИКИ молча жуют. 

МАРИНА. А я? Мне бы Пашика.
ЧИНОВНИК 1. Зачем он вам?
МАРИНА. Мы с Пашиком пять лет вместе. Пять! А как умер, так я ему никакая не родственница, оказалось. А наши пять лет – это как бы не считается. Если бы вы знали, через что я прошла, чтобы сюда к вам попасть.
ЧИНОВНИК 2. Зачем он вам?
МАРИНА. Зачем да зачем?  Мы с ним замечательно жили. Еще бы пожили.

По полу пробегают крысы. МАРИНА ахает и выбегает из комнаты. 

ЛЮБА. Опять?
ЧИНОВНИК 1. Прием окончен. Покиньте помещение.
ЛЮБА. А Жора? Нам же ролики надо снимать.
ЧИНОВНИК 1. Обеденный перерыв.

ЖЕНЩИНЫ уходят. ЧИНОВНИКИ продолжают есть.



СЦЕНА 7. НОМЕР ГОСТИНИЦЫ

МАРИНА сидит на кровати и плачет. Вокруг нее ЛЮБА, ВАЛЕНТИНА, ПОПАДЬЯ. 

МАРИНА. Вот зачем, зачем так над человеком издеваться? Я же их до смерти боюсь.
ЛЮБА. У меня на собеседовании тоже крысы бегали.
ВАЛЕНТИНА. Антисанитария какая.
МАРИНА. Ну вот за что? За что меня так обижают? Сначала фотографы эти – то так встань, то это рванье надень, для образа. Потом Пашик. Господи, пять лет псу под хвост! Бегаешь за ним (изображает) «Пашичка, ты устал, Пашичка? Массажик, Пашичка? Минетик, Пашичка?» Один только Пашичка и его больное сердце. Ему другие детей наплодили, а я на «подай-принеси» осталась. Кошелек лысый. 
ЛЮБА. А говорили – чудесные годы.
МАРИНА. Чудесные… Старый, а всё туда же…
ВАЛЕНТИНА. Ходок , что ли?
МАРИНА. (усмехается) Ходок. У него есть одна квартира. В сталинском доме, прямо под крышей, с открытым балконом и

ЛЮБА достает камеру и начинает снимать.

металлическими рейками. Выгнутыми, как бедра женщины. Ветер ласкает эти рейки, и бедра, и щеки. Можно пить вино, смотреть на город сверху вниз, на аллею. Там часто гуляют собачники. Иногда там стоит серебристый пежо. За рулем женщина в темных очках смотрит на этот балкон. Снизу-вверх. Как преданная, забытая хозяином собачка. Разглядеть сложно, очки слишком темные и далеко, к тому же. Но женщина догадывается, когда на балконе смеются и когда он набрасывает плед на плечи другой. А потом ветер усиливается, и они прячутся от непогоды внутри. А той, что за рулем, всегда кажется, что прячутся от нее. Он никогда не разрешал заходить в эту квартиру. У меня даже ключей от нее не было.
(молчит) Вот воскресят его – подойду к нему и спрошу: «За что?».

ВАЛЕНТИНА и ЛЮБА молчат. 

ЛЮБА. Я не поняла. За рулем – это вы?
МАРИНА. Слушайте, а давайте откроем его виски? Не умрет же он без своего виски, правда?
ВАЛЕНТИНА. Умирать уже некуда.

МАРИНА достает из сумки бутылку, подсаживается к ПОПАДЬЕ.

МАРИНА. А ваш, он какой?
ПОПАДЬЯ. Мой? Такой, какого Бог дал.
ЛЮБА. Это как?
ВАЛЕНТИНА. (Любе) Матушке камерой в лицо не тычь.

МАРИНА открывает бутылку.

МАРИНА. Так а какого дал?
ВАЛЕНТИНА. (перебивает) Мне вот одного сначала дал, так я с ним не смогла. Ревнивый черт. А я совсем молодуха, мне на танцы невмоготу просто. А он не пущат. Так я в окошко сигала, пока в сенях возится, сама туфли из шкафа выцеплю и босиком по грязи. Перед клубом ноги ополосну, туфли одену. А он гордый, я знаю, дома меня ждет, чтоб скандал учинить. А я до рассвета танцую, чтоб скандал оттянуть. Приду, наконец, а он (с наслаждением) кааак вдарит.
ЛЮБА. Ой!
ВАЛЕНТИНА. Вот и ой. Сбежала к Петр Федорычу. А он красавец, на мотоцикле. Только запойный оказался. Сил нет. Нычит по углам свои нычки.
МАРИНА. А мой нес себя с достоинством. С достоинством несу свое ничто.
ВАЛЕНТИНА. А потом совсем очумел. Напьется и (с наслаждением) кааак вдарит.
ЛЮБА. Слушайте, а зачем вам их возвращать?
МАРИНА. А права деточка. Зачем?
ЛЮБА. Морока же одна.
МАРИНА. Отлично придумала. За это надо чокнуться.

МАРИНА и ВАЛЕНТИНА чокаются. 

ЛЮБА. А мне?
МАРИНА. А слишком умненьким не наливают.

ЛЮБА обиженно поворачивает камеру к ПОПАДЬЕ. Та сидит не меняя позу. Строгая очень. 

ЛЮБА. А ваш хороший был, да?
ПОПАДЬЯ. Мой был такой, с каким надо мириться.

ЛЮБА направляет камеру на себя.

ЛЮБА. Зато мой Жора вот такой (показывает большой палец) бомбический! Он мне такие рейтинги делал – закачаешься! Бегал зимой в одной ночнушке по трамваям и в тапочках. Заболел, лежал под капельницей. Ролик с его капельницей тогда 36 тысяч просмотров набрал, нет – все сорок. А с трамваями – вообще за сотни перевалило.
ВАЛЕНТИНА. А деньги-то они себе оставили. Думают еще – пустить нас или нет.
МАРИНА. Точно.
ЛЮБА. Если нас пустят, я увижу голого Жорика. Трешак! Пухлый слизистый Жорик! Вот, интересно, вы бы хотели видеть это зрелище? Голосуйте. Если да – жмите лайк. А если это оскорбление ваших эстетических чувств – то пишите внизу и тоже жмите лайк! Посмотрим – кого больше среди моих фанов – любопытных или брезгливых.
МАРИНА. Я против.
ЛЮБА. Что против?
МАРИНА. Против демонстрации беззащитного голого тела.
ЛЮБА. Это пусть мои фаны решают. Они платят – они и заказывают музыку.
ВАЛЕНТИНА. Не жалко?
ЛЮБА. Кого?
ВАЛЕНТИНА. Дружка своего.

ЛЮБА выключает камеру.

ЛЮБА. Не жалко. Мне и себя не жалко. И вас тоже. Не жалко. Потому что максимум, что от нас останется – это ролики вот эти и лайки. И от Жорки тоже. (молчит) Хотите, покажу его фотку?

ЛЮБА начинает искать телефон, но не находит. 

ЛЮБА. Блин, айфон пропал.

Задумалась.

Я знаю, кто взял.



СЦЕНА 8. КОРИДОР

ЛЮБА, МАРИНА, ВАЛЕНТИНА подходят к МУЖИКУ. Он разговаривает в это время по айфону ЛЮБЫ. 

МУЖИК. Алло, Света! Света! Это я, Сергей! Я вернулся! Как какой? Твой! Твой рыжий плюшевый крокодильчик Сережа! Зубки рядком – хвостик торчком! А? (молчит в трубку) Нет, Свету. Извините. (в недоумении смотрит на ЛЮБУ) Нет, говорят, такой.
ЛЮБА. Верни.

МУЖИК молчит.

ЛЮБА. Айфон верни, я сказала.

Мужик молчит.

У меня там всё, понимаешь? И видео, и фотки! Вся моя жизнь! Ты мою жизнь украл.
МАРИНА. Верните девочке ее вещь.
МУЖИК. Верну, только отмойте меня сначала.
ВАЛЕНТИНА. А сам что? Душевая вон.
МУЖИК. Не могу я. Меня должна отмыть та, что заберет меня. А забирать меня некому.
ЛЮБА. Почему?
МУЖИК. Не я эти правила устанавливал, не мне объяснять.
ПОПАДЬЯ. Только если отмоем его, другого нам не вернут. Его домой повезем.
ВАЛЕНТИНА. Э, нет. Нам такого подарка не надо.
МУЖИК. Может вам и не надо. А ей ее айфон очень даже надо.
ЛЮБА. (Марине) Слушайте, вы же все равно хотели от Пашика отказаться. А?
МАРИНА. (удивленно)Я? Нет, деточка, от таких, как Пашик, не отказываются.
ЛЮБА. А пять минут назад за что чокались?
ВАЛЕНТИНА. Я Федорыча не просто так терпела все годы, чтоб отказываться. На кого менять-то? На это склизкое чудовище?
ЛЮБА. Это он сейчас чудовище, а отмоете и ниче. А?
МАРИНА. Вот и отмой. Жора твой все равно недоступен.
МУЖИК. Вне зоны доступа твой Жора.

ЛЮБА молчит. 

ВАЛЕНТИНА. (многозначительно) Деньги-то не вернули.
МАРИНА. Я к этим крысам больше не пойду.
 


СЦЕНА 9. КОМНАТА ОФОРМЛЕНИЯ.

ЧИНОВНИКИ сидят, заполняют бумаги, входят ЛЮБА и ВАЛЕНТИНА.

ВАЛЕНТИНА. Это опять мы.
ЧИНОВНИК 1. Знаете, а мы вас не приглашали.
ЧИНОВНИК 2. Нет. Не приглашали.

ЛЮБА выходит на середину комнаты. 

ЛЮБА. Я поняла. Я поняла, что была не права и прямо сейчас исправлюсь.

ЛЮБА снимает ремень и брюки и остается в одних трусах.

ЛЮБА. Как вы хотели.

ЧТНОВНИКИ демонстративно отворачиваются от ЛЮБЫ. 

ЧИНОВНИК 1. Мы не просили вас снять брюки.
ЧИНОВНИК 2. Нет. Не просили.
ВАЛЕНТИНА. Денежки-то вы забрали. А мужиков не отдаете.
ЛЮБА. Просили. В самый первый раз.
ВАЛЕНТИНА. Моего верните хоть бы на месяц. Он показания даст в суде и назад, а? А то делов натворил, а сыну расхлёбывай. Посадят Костика – так он что же, Конец Света в тюрьме встретит? Без вины виноватый.
ЧИНОВНИК 2. Суд без потерпевшего разберётся, кто прав, кто виноват.
ВАЛЕНТИНА. Костик-то здесь при чем! Забулдыга мой сам упал, об угол да и умер. В угаре пьяном.

По комнате бегут крысы прямо к ВАЛЕНТИНЕ. ВАЛЕНТИНА отмахивается от них, но они наседают. 

ВАЛЕНТИНА. Кыш-кыш!

Одна из крыс кусает ВАЛЕНТИНУ.

 От падла!

ВАЛЕНТИНА охает и убегает.

ЧИНОВНИК 1. (Любе) А где ваши страшные ожоги?
ЧИНОВНИК 2. Да, речь шла об ожогах, помнится.
ЧИНОВНИК 1. Мне кажется, вы крайне невоспитанная особа.
ЧИНОВНИК 2. Мне кажется, вам нужно одеться.

ЛЮБА хватает свои брюки и выходит с ними за дверь.



_________
12 >скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
682
Опубликовано 02 апр 2018

ВХОД НА САЙТ