facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 168 сентябрь 2020 г.
» » Александр Чанцев. КАК ИЛЬЯ КОРМИЛЬЦЕВ ИНДИЙСКУЮ ЕДУ ГОТОВИЛ

Александр Чанцев. КАК ИЛЬЯ КОРМИЛЬЦЕВ ИНДИЙСКУЮ ЕДУ ГОТОВИЛ

Редактор: Ольга Девш


(О книге: Артем Комаров. Persona grata: Беседы с интересными людьми. Саратов: 2019.)



Эта книга саратовского журналиста, поэта и главного редактора молодежного интернет-журнала Excellent попала мне в руки случайно. И подтвердила старую догадку — в случайных книгах процент попадания реже, но если уж попало, то «убит», а не «ранен».
Сразу по многим причинам. Потому что название не врет — под обложкой действительно собрались сплошь и рядом интересные люди. Писатели, переводчики, журналисты, певцы, актеры и вдова Ильи Кормильцева. Такую компанию даже в одном журнале/эфире не встретишь точно.

Но едва ли не интереснее тут тот, кто их собрал и его, как говорят сейчас филологи, а не офтальмологи, оптика. На первый взгляд, он обычный журналист-любитель (не знаю, честно говоря, его биографию, выяснять и не буду, для чистоты суждений и впечатлений). Просто делает интервью с теми, кто ему интересен.

Но это и подкупает крайне. Ведь большинство матерых журналистов — это стандартный список вопросов всем, или команда редакторов-помощников вчера рассказала модному видеоблогеру, что Лимонова прежде всего нужно пытать об эпизоде с негром, или же человек любуется собой, используя собеседника как зеркало амбиций (тут без запятой).
Не зная опять же возраст Комарова, чувствуешь, что он еще — молодой и голодный. Не только честолюбиво голодный — хочет сделать хорошо, лучшее, сделать оригинально. Но и жадный — до кумиров и знания о них.

Его синклит понимаешь довольно скоро. Это Окуджава, Балабанов, Кормильцев, Кушнер, Шпаликов, Бодров-младший. Близки ли они лично мне? Больше половины — нет. Но когда у человека горят глаза от них, когда он может рассказать (и расскажет!) все ругательные (!) рецензии на «Брата», в какой день такого-то года Шпаликов был особенно похмелен и несчастен… Интерес энтузиастов — всегда заразен, это тот, пожалуй, единственный марш, к которому хочется присоединится.

И как Артем Комаров созывает на этот марш, вербует читателей? Тоже очень занятно он это делает. Веронику Долину он расспрашивает об Окуджаве, Василия Авченко — о Балабанове и «Брате» в частности, Павла Крусанова — о Цое, Льва Прыгунова — о Шпаликове. А об их собственных творениях — не расспрашивает. Тут и обидеться можно было бы! А они не обижаются. Чувствуют, видимо, интерес, который не сымитировать, к людям, которые не имитировали.

И вопросы Комаров не имитирует. Он не только знает, но и готовился, читал другие интервью, читал материалы той или иной степени доступности. Это чувствуется.

А то, как спрашивает, напомнило мне его поэзию. Так же случайно я прочел и его сборник «Береста». Обычная, спокойная, традиционная, иногда даже юная и наивная немного поэзия раз — и делает выверт, играет ударной строчкой, интонацией Бориса Рыжего, цепляет. Так и тут. Идет обычная серия вопросов, успокаивает, заставляет расслабиться (я смотрел профиль автора в Фейсбуке, он позирует в боксерских перчатках — если так, то противникам по боксу не позавидуешь, усыпит, вокруг танцуя, а потом раз и в нокаут) и — спрашивает вдруг совсем неожиданное. У Виктора Голышева — одинок ли он и видит ли цветные сны (интервью с Голышевым, кстати, самое длинное, кажется). У Алексея Глызина — как выглядят фанаты джаза в Америке, где тот жил. У Льва Аннинского — о его первом в жизни воспоминании.

«А вы — мастер художественных вопросов» — удивляется неожиданному вопрошанию Павел Крючков из «Нового мира».

Это такая фишка, тоже, возможно, от молодости, оригинальничье? Почему-то не думаю. И вот почему. Потому что — это тоже не сразу замечаешь — необычны у него и «любимые» вопросы. Есть же у каждого интервьюера любимые вопросы, верно? Так вот у него их три (может, и больше): о счастье — можно ли судить о городе по человеку (во как!) — и в чем разница между поэзией востока и юга (вот это совсем лихо!).

И это же не оригинальничье. Потому что можно уже догадаться и о главном интересе А. Комарова — в людях и жизни. Это — маргиналы, нонконформисты, те — кто не как все, своей дорогой, к своей цели, не по магистралям-просекам, а окраинные тропки торят. По выбору персонажей — да и по вопросам им ясно. А если не ясно, то Александр Баширов сам его, Комарова, спросил:
— А Вы — кто?
— Тоже — маргинал.

Потому, возможно, так все и интересно. И необычно. И мы узнаем мнение Баширова о норвежских фьордах, подход Кормильцева к приготовлению индийской кухни и как Сергей Ильин в советские времена переводил Dr. Pepper.

Я же попытаюсь поинтересничать вот так. Буду не оригинальным, а совсем наоборот. Есть такой оборот в отзывах о книгах молодых авторов, что, дескать, ждешь и хочешь увидеть его следующие работы. Этот шаблон повторялся «сто миллиардов» раз (переделаем цитату из кормильцевской песни «Утро Полины»). Но тут — правда, очень интересно, я бы точно прочел.
Ведь что может быть более захватывающим, чем слушать умных людей?
Кстати, любопытный вопрос.
В духе Артема Комарова.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
310
Опубликовано 10 сен 2020

ВХОД НА САЙТ