facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 164 июль 2020 г.
» » Владимир Жучков. КВАЗИРОМАН, УБИТЫЙ ПАМФЛЕТОМ

Владимир Жучков. КВАЗИРОМАН, УБИТЫЙ ПАМФЛЕТОМ

Редактор: Ольга Девш


(О книге: Дмитрий Кубраков. Ваня-Любаня в стране вежливых людей. М.: Время, 2020.)



«Для думающих подростков от 16 лет и старше, – сообщает открывшему книгу читателю аннотация, намекая, что и подросткам «изрядного возраста» «сатирический роман-памфлет о прелестях диктатуры просвещенных силовиков в одном отдельно взятом государстве» позволит сделать определённые выводы. Отсылка к «вежливым людям» в названии тоже выглядела многообещающе. Так что к чтению я приступил с воодушевлением.

«Ваня-Любаня» – это история сиамских близнецов, экспериментально выращенных в ходе секретного проекта российских ученых. Сросшиеся головами белый Ваня и черная Любаня необычайно одарены и превосходят в развитии абсолютное большинство заурядных детей, но их физическая форма страшна (автор мило называет жуткие недоразвившиеся конечности «розовенькими ластами»). Они лишены матери, которую страстно желают отыскать, и всю свою недолгую жизнь провели в исследовательском центре. Их окружают агенты спецслужб, на них ставят опыты, их бесчеловечно изучают… впрочем, это описано столь ласково и нежно, что, если читать невнимательно, жестокой подоплеки можно и не заметить. На пятый день рождения Ване и Любане дарят поездку в Московский зоопарк, где их рассекречивают американские спецслужбы. Дальше жизнь ведет их к съемкам в фильме Феди-лысого и участию в ток-шоу, где ребята пытаются рассказать правду на камеру (отсылка к Артуру Флеку?), далее они попадают в российскую тюрьму и бегут оттуда в страну Свободы (конечно же, США).

За юмор автору респект. Аллюзии, пародирование, эзопов язык – всё здорово. «Скажете не бывает таких близнецов? Спокойно, у нас в России еще и не такое бывает. А глаза у них синие-синие. Как небо сквозь тюремную решетку»; «ужасно человечный и страшно добрый голос Дяди Воваси»; «сурикаты» и «морские котики» в зоопарке, отдающие честь, или, например, сцена в Мавзолее:

«Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались! – радостно начал он, но тут же нахмурился: – только жаль, что сбор по такому удручающему поводу. Думаю, вы уже знаете о вчерашнем ЧП в зоопарке. Наш особо секретный проект «ГРУ 1+1» под угрозой провала! Гудвин, расскажите, как это произошло. А мы решим, что с вами дальше делать.
– Ясстейлять! – раздался чей-то тонкий картавый голосок во мраке Мавзолея».

Авторский юмор базируется на отличном знании политических и культурных реалий что, впрочем, не помешает получить удовольствие от книги и человеку, далекому от этих сфер. Если же читатель разбирается в современной повестке, удовольствие кратно возрастает, поскольку становится зрима актуальная стилистика гиперссылок и «пасхалок».

Поначалу «Ваня-Любаня» мне столь понравились, что я читал их в духе «Улисса» – выискивая отсылки и намеки. Но достаточно скоро желание продолжать в том же духе пропало. Памфлет должен высмеивать, и «Ваня-Любаня» делает это хорошо. Но позволительная 30-страничному памфлету однообразная односторонность непозволительна роману в 230 страниц. Образ мира и его сатирическое отражение в романе должны быть объемными, многоплановыми. Здесь же раз за разом одно и то же – высмеивание российской власти. На первых десяти страницах смешно, но когда то же самое и пятьдесят, и сто, и двести страниц... Конечно, шутки про государство не могут надоесть, больше, больше шуток про силовые структуры, про вертикаль власти, про Крым («планировалось заселить Луну после ее захвата… – После чего? – Виноват... после добровольного присоединения Луны к России), про Главного и его любовь к немецким традициям («Кончай базар! – вырвалось вдруг у Веселого начальника. – Verzeihen Sie… Danke»). Нет, совсем не приедается. Автор, жги еще!

Говоря откровенно, сейчас в разы более яркой мишенью для иронии стали представители оппозиции: они сами себя активно дискредитируют (в помощь будущему сатирику) и бодро добивают свои рейтинги унизительными видео в ТикТоке. Но автор насмешлив односторонне. Теперь понятно, к чему был намек про «думающих подростков». Это книга для лиц с либеральными убеждениями и для потенциальных лиц с либеральными убеждениями, которые получатся из «думающих» подростков.

Ирония, по-моему, должна быть разумной и адекватной. Не такова пародия на Московские процессы 1930-х: на ток-шоу в прямом эфире Ваня-Любаня идут против сценария и откровенно рассказывают о своем прошлом, надеясь, что им помогут. Как выяснится позже, эфир был подставным и об их отчаянном демарше никто не узнал. Необычайное сходство с подставными судебными процессами 30-х годов, когда организовывались фальшивые суды, дабы сломить обвиняемых – тех, кто решался на суде высказаться смело и честно, возвращали в пыточные камеры.  

Или еще. Сатиры на реакционную и подчас несуразную деятельность РПЦ я не заметил. Но углядел «очаровательную» переработку «Отче наш». Это глум над церковью наоборот? Но, позвольте, здесь не просто подмена потенциально смешной темы априори несмешной, а прямой выпад против веры. Произведение рассчитано на «думающих» материалистов? Но думающие должны понимать ценность этой молитвы как культурного кода. Изгаляйтесь над институтом церкви, благо он своей серьезностью дает хороший повод, но не над молитвой. Это не то что толстый троллинг, это оскорбление, причем ничем не обусловленное.

Это не сатира Гоголя, не нравоучительный сказ Салтыкова-Щедрина, не страшный рассказ в духе де Лиль-Адана – так в чем месседж книги? На что она направлена? На эти вопросы я не могу себе ответить.

Автор способен на отличный юмор, так зачем же превращать иронию, должную быть тонкой, в оголтелую агитку? Я упоминал об этом в начале, теперь разовью: произведение крайне жесткое. Это история про жуткое существо, над которым проводят эксперименты. Читатель встретит тут пытки, мат, порнографические сновидения и попытку суицида. Оттого меня удивляют отзывы в «Лабиринте», называющие книгу «легкой, смешной, праздничной». Весьма сомнительно, что эти люди знакомы с понятием «черного юмора», поэтому, вероятно, они действительно увидели книгу веселой и дарящей настроение праздника. Но «Ваня-Любаня» – это книга о страшных вещах, переданных веселыми терминами, и об этом стоит помнить, читая ее.

P.S. Иронично, что герои улетают в «Страну Свободы», учитывая какие «свободы» есть у белых в США сейчас. Впрочем, Люба-то черная, так что может и обойдется…






______________ 
* Дебют в журналескачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
347
Опубликовано 22 июл 2020

ВХОД НА САЙТ