facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 156 март 2020 г.
» » Ольга Девш. НЕОБЫЧНЫЙ СИМПТОМ

Ольга Девш. НЕОБЫЧНЫЙ СИМПТОМ


(О книге: Макарова Анна. Балетная кровь. – М.: ВИТА-ПРЕСС, 2019.)



Явление young adult, живо разгоняющее туман над литературой для «молодых взрослых», активно развивается. «Ареал» его жанрового применения расширяется, и хоть ещё не сформулировано чёткое определение YA, а главные черты систематизируются, дети-писатели, налегают на перехват инициативы. По сравнению с «нормативными взрослыми», у которых множество забот, работ и отношений, младые творцы обладают огромным временем для творчества. Фантазия, что живёт в их головах, не ущемлена в правах, её не закрывают в кладовой для швабр. Им не страшен дальний путь – любая история, как день и ночь, обязательно начинается и продолжается, переходя из одного состояния в другое, с самого их рождения: конечности нет. Преград и страхов нет. Юный талант творит волшебные миры, например, в моменты послеобеденного часа тишины, как Кристофер Бил (Christopher Beale) – самый молодой автор по версии книги рекордов Гиннесса, – чья книжка сказок о приключениях мальчика в компании котенка, щенка и чучел животных была издана в Великобритании, едва сказочнику исполнилось 7 лет. Или милое хобби 12-летней Флавии Бужор, которое превратилось в фантастический бестселлер «Пророчество камней», переведённый двадцатью издательствами США и Европы, – чем не воплощённый успех открытого чуду разума?

Безусловно, успех и стечение неслучайных обстоятельств. Как у Анны Макаровой, 14-летней писательницы, написавшей книгу-перевёртыш о «перевернутой, но не сломанной жизни подростка», как говорится на сайте издательства «Вита-Пресс».
Заглавной считается «Балетная кровь» – горизонтальная часть книги. Её же вертикальная половина называется «Симы Прекрасной Дамы», что расшифровывается как «Симптомы Прекрасной Дамы». Предсказуемо вспоминается Блок, но не так всё просто. У подростков – иначе.  
Детям природа подарила особенные оптические инструменты – мифологическое сознание и ангельский дух. «Смотри и увидишь» – это в полной мере понимает и исполняет только ребёнок. Движение времени он ощущает иначе, чем «окончательно выросшие» взрослые. Подходя к границе перехода из детства в юность как в более огороженную возникающими вопросами выбора, причём правильного выбора, территорию, – ребёнок меняется. Он пишет уже другую историю.

Анна Макарова «в 2015–2018 годах училась в Московской государственной академии хореографии» – этот биографический факт вынесен на титульный лист книги. Как и тот, что родилась автор в 2004 году. То есть две истории, рассказанные четырнадцатилетней девушкой, имеют непосредственное отношение к событиям её личной жизни. Первая – о драматическом опыте обучения в хореографической академии, где готовят будущих артистов Большого театра. Вторая – о школьной жизни подростков, которые, по мнению их родителей и других окружающих людей, нестандартно развиваются и даже имеют девиантное поведение. Лишь в конце первой части оборванное на полуслове упоминание танцором Алёшей (который эпизодически появляется и в «Симах…») психиатра Ларса –персонажа из второй – связывает половинки сюжетно. Также визуально их сращивает единый стиль иллюстраций. А внутреннее единство рассказов неустойчиво и колеблется, как и положено подростковой формирующейся индивидуальности.

«Балетная кровь» от первого лица рассказывает о жестоком отборе и жёстких правилах выживания в мире балета, которые не так уж трудно экстраполировать и на всё наше общество в целом. Порезанные пачки, содранные во сне ногти на ногах, оскольчатый перелом копчика, травля из-за не во время случившейся травмы, выпрыгнувшая из окна ученица, кровью пропитанные пуанты – это прямолинейная констатация автогероиней Аней всех тяжелейших условий обучения одному из самых прекрасных искусств. Автор отлично владеет собой, школа преодоления боли и усталости явно не прошла даром: чётко и без лишних соплей сделанный текст говорит о твёрдом закалённом характере, о способности хладнокровно описать даже неприятные картины, что не каждой даме бальзаковских лет под силу. Возможно, чувственный опыт со временем обострит восприятие, и Макарова будет удивляться своей былой сдержанности, но в сегодняшнем её произведении событийная лента быстра и лаконична. Самокопание отсутствует. Портреты эскизны, но выделяются, пусть не всегда стилистически точной – помнить о возрасте Макаровой надо всё равно, – однако, психологической деталью: «Это точно педагог, она тут как дома. Она устала до кончиков ушей. Мой кот так же распластывается на диване, весь, до хвоста лежит на поверхности. У неё брошенное лицо». 

А мотив, напоминающий знаменитых «Виллис» Юрия Короткова, придаёт «Балетной крови» очарование преемственности, ведь, честно говоря, человеческие слабости, пороки, желания остаются в концепте неизменными. Разнообразие временных и пространственных декораций влияет только на внешний вид людей, на модные слова и понятия. Та Спарта – особая каста избранных небожителями Большого мастеров балета, – в которую так заманивал наставник Алёша, внушая Ане-«Желторотику» мысль о власти балетного движения над простыми людьми, не понимающими мощь языка балета, но попадающими под практически гипноз танца, – по сути такая же манипуляция, о которой есть и в «Виллисах»: «…Игорь сказал недавно – я слово в слово записала в дневнике: “Вас обманули. Вас заперли в четырех зеркальных стенах, и вы думаете, что балет – это весь мир, что человечество делится на тех, кто на сцене, и тех, кто в зале…”» И справедливо в некоторых рецензиях «Балетную кровь» характеризуют как книгу о взрослении. Девочку, искренне увлечённую идеалом, ломают, перекраивают, учат технике «кокона», когда нужно ценить лишь себя и делать только то, что нужно для приближения (о достижении речь не идёт, так как в основе любого внушаемого фанатизма лежит недосягаемость желаемого) к цели. На самом же деле происходит грубое обрушение тонких прозрачных стен детских представлений о добре и зле, дружбе и предательстве. Из-под завала Аня выбралась изменённой, перешагнувшей в другую «матрёшку».

«В общем, я даже своим голосом ничего не могла сказать. До меня дошло, что имел в виду Ларс, когда говорил: «Мир – уже не матрёшка». Мы сбрасываем оболочки. Мутируем, как канадские сфинксы».

О таких «мутантах» – подростках с особенностями взаимодействия с окружающим миром, – Макарова пишет во второй части книги. В «Симах Прекрасной Дамы» дневниковообразные записи восьмиклассников синхронизированы в сюжетное течение, которое не пестрит из ряда вон выходящими событиями: нет суицида, нет загула или наркомании. Нет даже проблемы определения гендера и однополого влечения. Есть умные дети, понимающие больше, чем, по мнению родителей и учителей, могут. Тинейджерами их назвать язык не поворачивается – слишком интеллигенты они, взрослы внутри себя. И эта «взрослость» приносит им сложности в общении с обществом: Сашина мать считает не нормальным постоянный порядок в комнате, тотальную опрятность и правильность дочки (хотя удочерив, пообещала превратить её в настоящую Прекрасную Даму да так преуспела, что спустя десять лет у юницы случаются приступы панической атаки при виде крошек на столе или невыключенной микроволновки); а юноша Илья, талантливый художник и впечатлительный романтик, встречается с самой красивой девушкой в классе, но может внезапно вдохновиться и начать рисовать другую, с фотки в Инсте, с рыжими волнистыми волосами, и разгорячившись написать ей признание в сообщении (быстро пожалев о скоропалительном выборе адресата), а потом вдруг закрывать глаза подруге детства с чувством узнавания той Прекрасной Дамы, которой он поклялся служить…

Есть в канве «Симов…» что-то от кэрролловской сказки. Мироощущение падающей в нору Алисы подходит как девочкам, так и мальчикам: в зазеркалье пограничного возраста попадают все – настоящее равноправие. В образе психиатра Ларса одновременно уловимы черты и Болванщика и Чеширского кота. Он находит людей «с нутром XL-размера», молодых неопытных людей, и помогает им. Помогает понять себя и принять. Ему многое известно о них. Он один из них.

– XL-дети, – продолжает Ларс, – хорошо соображают, рисуют, читают, считают, всё схватывают на лету. Поэтому родители уделяют им больше внимания: воспитывают, давят и долбят с удвоенной силой, не учитывая, что у XL-детей восприимчивость выше среднего. Проблемы обычно вскрываются в подростковом возрасте. Кто-то принимается крушить всё вокруг, кто-то, наоборот, отгораживается и считает крокодильчиков. Суть одна – формируется личность, и она не помещается в заданные рамки. Если одеть на щуплого подростка футболку XL, то футболка покроется складками. Когда XL-нутро утрамбовывают в S-пространство, с ним происходит то же самое. Складки – это проблемы. Это спазмы, проявленные в виде утомительных абсурдных мыслей, чувства вины, ритуалов и прочего. Это больно, и от них хочется избавиться, полечиться. А не надо от них избавляться, они сами расправятся, если дышать полной грудью и жить на полную катушку.

Он создал тайное общество «Рыцарей Прекрасной Дамы», чтобы объединить особенных, особо одиноких рыцарей. Нужно держаться вместе, проходить лабиринт своих страхов и рушить его, чтобы найти выход; нужно ходить в ТЦ, чтобы иметь связь с космосом, потому что в торговом центре всегда полно народу, а XL-кам необходимо быть среди людей, чувствовать себя частью людского потока – не отшельниками, не изгоями. Вспоминается невольно «Бойцовский клуб». Или пелевинские пустоты. Или вовсе уж даниловские курьеры. Но это уже взрослые ассоциации, замусоренные прожитым.

У Анны Макаровой о любви книжка. Прекрасная Дама – это любовь, заветная и бескорыстная. И светлые рыцари, ей служащие, даже когда поддерживают стены, поглаживают их шероховатые спины, сложны и опасны для корыстного, чёрствого, глупого общества. Ларс научил к нему приспосабливаться, ведь «это государственная программа: вычислить и изучить людей-полоскунов». Частое мытьё рук – симптом. Симптом обсессивно-компульсивного расстройства. Но симптомы Прекрасной Дамы, то есть любви, совсем другие – индивидуальные. Нестандартные. Уникальные.

Давайте не путать Божий дар с енотами. Ведь Ларс исчез, как и полагается волшебнику или ангелу-хранителю. А дети с огромными беззащитно распахнутыми душами остались. Они среди нас.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
306
Опубликовано 07 мар 2020

ВХОД НА САЙТ