facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 151 январь 2020 г.
» » Егор Фетисов. НАЕДИНЕ С РАЗБЕГАЮЩИМИСЯ СМЫСЛАМИ

Егор Фетисов. НАЕДИНЕ С РАЗБЕГАЮЩИМИСЯ СМЫСЛАМИ

Колонка Егора Фетисова


(О книге: Элтанг Лена. Царь велел тебя повесить. – М.: Corpus (АСТ), 2018.)



Роскошный роман. В прямом смысле слова: барочный, богатый – звуком, образами, деталями, смыслами, сюжетными поворотами, психологическими нюансами. Оборотная сторона этой барочной образности – большое количество сравнений. Развернутое сравнение – один из основных приёмов в книге, которым Элтанг владеет блестяще. Кому-то это может показаться вычурным, но такова архитектура романа. Всё-таки действие, хоть и возвращается постоянно в прошлое – в Литву и Эстонию – в основном протекает в Лиссабоне, в старинном особняке, доставшемся главному герою от его тётки. Читая, невольно переживаешь за автора: хватило бы его до конца при такой щедрости, боишься, что ткань текста потускнеет, полиняет, потеряет насыщенность цвета. Но спешу вас заверить: этого не происходит.

«По утрам она заплетала косу или зачесывала волосы наверх и перехватывала аптечной резинкой, это называлось конский хвост, но похожа она становилась не на лошадь, а на глиняный эпихизис с высокой ручкой. Волосы у неё были самые что ни на есть дзукийские, светлые, густые, как сливочная струя». Великолепный образ, зримый, нестандартный, проработанный до мелочей. Не верите – посмотрите в сети, как выглядит эпихизис, и мысленно представьте себе поток волос, вытекающий из его горлышка вместо воды. Вы будете зачарованы.

Или вот описание любовного акта: «Потом я проснулся оттого, что у меня затекла рука, и увидел перед своим носом красивый сосок, похожий на крупную морошку. Самсон нашёл пчёл в скелете льва, которого он убил, а я нашёл целый улей в теле случайной девки, которую привёл домой в состоянии изменённого сознания». Описывается любовный акт, и автор немедленно прибегает к двум сравнениям: морошке и Самсону. Причём, если морошка – просто барочная виньетка, завиток в нужном месте, то легенда о Самсоне – одна из многих легенд, которые Элтанг использует в романе, – важный пласт: он позволяет воспринимать действие как вневременное, почти как притчу.

Ведь, несмотря на вполне современный и даже детективный сюжет, это роман об общечеловеческом. О дружбе, о любви, о доме (читай также: о родине). Главный герой Костас не зря представляет собой сплав разных национальностей. В нём есть и русская, и литовская, и польская кровь, при этом он говорит на разных языках. Он человек мира, странник, вагабондо. Совершенно одинокий. Он женат, но формально, и больше десяти лет не видел свою жену и даже не представляет себе, где она сейчас. У него есть два друга, но один из них, Лютас, на самом деле и друг, и враг, а второй, Лилиенталь, неизвестно, существует ли на самом деле. Скорее, Костас создаёт его, как автор создаёт героя. Люди, с которыми Костас соприкасался все эти годы, больше напоминают тени, и когда герой сидит в одиночной камере сначала в одной тюрьме (фейковой), а потом в другой (уже настоящей), можно сказать, что он почти идеально, гипертрофированно одинок. Он наедине с самим собой, наедине с разбегающимися смыслами.

Чтение такого романа – собственно собирание этих смыслов обратно в целое. Раз уж сравнение играет у нас такую важную роль, сравним чтение романа Элтанг с собиранием кубика Рубика. Сколько граней ты осилишь. Для того, чтобы собрать новые, нужно разрушать уже, казалось бы, собранные. Потом опять собирать их, уже по-другому. Владислав Толстов в своей рецензии на роман «Царь велел тебя повесить» пишет, что на первых же ста страницах запутался в сюжете и перестал за ним следить, а книгу в итоге не дочитал до конца. Между тем сюжет в романе очень ясный, просто изложен он нелинейно, например, сюжетные подробности юности Зое, тетки Костаса, оставившей ему в наследство пустующий лиссабонский особняк, становятся понятными на странице 408, и, если вы «выключились» на первой сотне, тогда можете считать, что роман вы не читали вовсе.

Отметим и увлекательность сюжета. Не будем спойлерить, но в нём есть и убийства (фейковые и настоящие), и ограбления, и распутывание клубка, приведшего главного героя, как он думает, за решетку, и шантаж, и фильм в книге, и любовный треугольник. И все эти линии не набросаны по принципу винегрета, лишь бы вставить в текст, а выдержаны от начала до конца, и прекрасно работают на создание того, что называется саспенс.

В названии романа используется считалка: «Раз, два, три, четыре, десять, царь велел тебя повесить», в которой уже, собственно, и заявлен принцип нелинейности. После четырёх идёт десять, и так оно в романе, потому что так оно в жизни. Напрашивается параллель с «Андерманир штук» Евгения Клюева. В обоих текстах в заглавие выносится самодостаточность слова, его заклинательный характер. Этому слову неважен сюжет, оно творит мир, оно само есть мир, его самая потаённая сущность.
«Острое утреннее солнце, хриплые голоса плотников, рыжий серпантин апельсиновой кожуры, тени от ставен, ложащиеся на пол после полудня, белизна каменной стены с вьющейся по ней красной колючей веткой, блеск январских крыш под дождём, горечь граппы, кофейная гуща, всё, чего у меня теперь нет ни под рукой, ни перед глазами, всё буйство и тишина, вся терракота и киноварь».

 

Новогодний эпилог:
Роман Элтанг похож на рождественскую (или новогоднюю, как вам будет угодно) ёлку, увешанную мириадами игрушек и шаров. Хотите любуйтесь узорами и игрой света, хотите вдыхайте смолистый и хвойный аромат самого дерева. Оно кажется искусственным, но на самом деле оно живое.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
258
Опубликовано 26 дек 2019

ВХОД НА САЙТ