facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 127 октябрь 2018 г.
» » Елена Колганова. НАПОЛНИТЕЛИ ДУШИ

Елена Колганова. НАПОЛНИТЕЛИ ДУШИ


(О книге Владислава Резникова «Знаки пустоты» - М.: Фонд СЭИП, 2015 г.)


За всю историю мира философы неоднозначно трактовали понятие пустоты. Для многих западных философов пустота – это нечто негативное, пустой человек – глупый, равнодушный. Апофатические богословы, наоборот, превозносили пустоту как символ божественности. В восточных эзотерических учениях пустота ни хороша, ни плоха: она нейтральна.

Пустота героев книги Владислава Резникова, – это пустота в том смысле, в каком она интерпретируется в древнекитайской и древнегреческой философии: пространство, противоположность телесному, вещественному.  В душах персонажей есть пространство, и они ищут, чем его заполнить. Не заполнять нельзя – очень уж дискомфортно, неприятно и даже больно:

 «Почему не свет, не мрак, не свежесть, а духота, не природа, а холодные стены? Может быть, это единственное, что осталось от моего внутреннего мира – безлюдное темное помещение опустевшей школы, откуда все ученики – мысли, идеи, образы, краски, звуки – выпустились с разными оценками в аттестатах или были исключены. И ничего не осталось. Пусто. 
Холодные доски на полу, холодные крашеные панели без выключателей, темные окна, высокий темный потолок, на котором не видно ламп».

Главные герои первых двух повестей, вошедших в книгу, - Влад Семёнов и Артур - пытаются заполнить пустоту любовью. Влад из повести «Знаки пустоты» меняет работодателей, и на каждом новом месте непременно влюбляется в кого-то из сослуживиц. Артур, страдая после того, как его бросила девушка, в поезде знакомится с симпатичной попутчицей. В обеих повестях открытый финал, из которого читатель понимает, что у главного героя начинается роман.

Влад Семёнов ведом желанием в кого-то влюбиться. Как в мадемуазель Бурьен из «Войны и мира»,  в нём «всё это уже давно было готово... и теперь только сгруппировалось около появившихся» девушек. Поведением и образом мышления Влад Семёнов, которому «не пятнадцать, и даже не двадцать лет», напоминает подростка, влюбившегося впервые в жизни. Вот он месяцами ищет в соцсетях бывшую коллегу, вот часами караулит у подъезда другую девушку, с замиранием сердца считает минуты до ее ответа в переписке, с восторгом «лайкает» фотографии:

«И я долго рассматривал её фотографии, их были сотни (!), она была прекрасна (!), как светлая сказочная фея, и не замечал, под сколькими десятками фотографий я оставлял сердечки: «Нравится! Нравится! Нравится! Нравится

Отношения с обеими девушками не получают развития: одна не отвечает взаимностью, а другая, не начав роман с Владом, возвращается к бывшему мужу. У Влада дважды рушатся воздушные замки – фантазии о том, как могли бы сложиться отношения с каждой из девушек. Артур в повести «Другая другая жизнь» – это тот же Влад Семёнов, но парой-тройкой лет позже. У него рушатся не воздушные замки, а реальная семейная жизнь с любимой женщиной. 

В повести «Осень Катерины», рассказе «Смерть» идея наполнения внутренней пустоты любовью расширяется. В отличие от первых двух повестей, здесь главный герой взаимодействует не с обыкновенной женщиной, а с мистическим образом, близким к Незнакомке А. Блока. Мистический образ дарит главному герою любовь как экзистенциальное переживание, свет в конце туннеля.

Раскрыть основную мысль, что любовь может стать наполнителем внутренней пустоты, Владислав Резников сам себе периодически мешает, вытаскивая идею на поверхностный, мелодраматический уровень. Влад Семёнов из «Знаков пустоты», Артур из «Другой другой жизни», Макар из «Осени Катерины» сентиментальны, как героини любовных романов, продающихся на уличных лотках.

Однако в некоторых эпизодах автор умеет показать читателю более глубокий уровень чувств и мыслей героев, чем сентиментальные охи-вздохи. В повести есть сцена, в которой Влад Семёнов идёт с девушкой в кино:

«Мы торопились навстречу друг другу, но… оба резко замерли на расстоянии одного метра, в котором как будто сформировалась невидимая, но материальная сфера, не позволяющая сделать еще один, последний шаг».

Во время свидания Влад напряжённо размышляет, пытаясь определить, что чувствует к девушке? Прислушавшись  к себе, он осознает:

«И в эти минуты я все больше понимал, что та невидимая сфера, что помешала нам сегодня при встрече притронуться друг к другу, и может мешать всегда, - лишь плод моего воображения. Но очень материальный и очень невкусный плод. Какой-то чёрствый и горький, недозрелый и одновременно как бы перезрелый. Такой огромный коричнево-рыжий помидор, помидор-мутант в толстой, пупырчатой огуречной шкуре. Он не лезет в горло, но я упрямо его туда пихаю. Чтоб его, это моё воображение

Будь таких эпизодов больше, книге это пошло бы на пользу. К сожалению, автор, говоря о любви героев, тяготеет к патетичным, незатейливым описаниям.     

Внутренняя пустота персонажей Резникова касается не только эмоционально-чувственной сферы. Пустота героев рассказов «Десять рублей», «Автосервис», «Ресницы и кирпич» - нравственная.  

В рассказе «Автосервис» главный герой ждет друга в автосервисе и замечает, что девушка-механик голыми руками размешивает ядовитое для кожи моющее средство в ведре. Он спрашивает, почему она не наденет перчатки? Девушка идет в соседнее помещение спросить у хозяина автосервиса, возвращается и отвечает: «Не, он сказал, не нужны перчатки». Первое побуждение главного героя – написать жалобу в трудовую инспекцию, чтобы чиновники приструнили нерадивого хозяина, который не заботится о здоровье подчиненных. Но вторая мысль: «А кому станет от этого лучше?» Он понимает, что если трудовая инспекция закроет автосервис, то сотрудники, в том числе девушка-механик, останутся без работы. Главному герою приходит в голову мысль избить хозяина автосервиса, но он сам себе возражает: «И это сделает меня Рыцарем Добра?»

Герой рассказа видит единственно верное решение нравственной дилеммы:

«Что выходит? Выходит, что самое лучшее – не делать ничего?! Принять, как есть? Считать это нормой, частью жизни? Одной маленькой ее частью, которых столько, куда ни ткни. И из которых складывается целая жизнь

Однако найденный выход его не устраивает. Главный герой чувствует, что правильность его поступка – зыбкая, шаткая, во многом кажущаяся:

«Сколько, интересно, в городе таких людей, кто ежедневно сталкивается с чем-то подобным, о чем надо не говорить – кричать! – но они молчат и не делают ничего, дабы не сделать хуже? А в стране?»

Логическим продолжением «Автосервиса» выглядит рассказ «Ресницы и кирпич», описывающий обыденную ситуацию: главный герой - молодой мужчина - сидит в троллейбусе и видит, как на остановке в салон заходит пожилая женщина.

Герой рассказа понимает, что надо бы уступить место, но не очень хочется, и он раздумывает, вставать или не вставать – ведь в троллейбусе полно других пассажиров, в том числе молодых людей. Размышления прерывает девочка, которая уступает место пожилой женщине. Герой чувствует, что девочка оказалась нравственнее, выше, лучше него. Ее поступок для него – словно «здоровенный кирпич», которым девочка ему «крепко залепила. Не сзади, не исподтишка, а прямо в лицо, прямо в лоб!»

В рассказе «Десять рублей» герои: водитель маршрутки Витёк и продавщица супермаркета Тамара Семёновна -  получают от посетителей десятирублёвую монету нетипичного вида. Оба советуются с коллегами: кто-то предполагает, что это подделка, кто-то неуверенно говорит, что действительно выпущены новые монеты, но точно никто не знает. Тамара Семёновна, недолго думая, принимает решение насчёт злополучной монеты: «Надо её также кому-то (такому же простофиле, как и она) незаметно всучить». К аналогичному мнению приходит и Витёк.

 Если персонажи предыдущих двух рассказов корили себя за нравственное несовершенство, следку с совестью, за этические ошибки, то герои «Десяти рублей» ругают себя только за одно – за то, что позволили «какому-то лоху так себя развести». Витёк и Тамара Семёновна не чувствуют своей нравственной пустоты, она для них органична.

Книга написана в целом грамотно, нормальным языком, без изящных описаний, но и без вычурных претензий на стилистические изыски. Несколько утомляют развернутые пассажи, в которых Владислав Резников излагает свои размышления по тому или иному поводу. Так, рассказ «Автосервис» начинается с умозаключений автора на тему, почему лучше не покупать машину, занимающих почти страницу. В рассказе «Ресницы и кирпич» первые несколько абзацев – рассуждения о неизбежности и внезапности изменений в человеке. Подобные эпизоды не играют никакой роли в раскрытии сюжета, характера персонажей. Обращает на себя внимание скрупулезность описаний, подчас излишняя. Так ли важно, сколько минут главный герой сидит на унитазе, а сколько минут после этого принимает душ?  Есть единичные фактические неточности - в рассказе «Смерть» говорится про чёрно-белую фотографию, на которой изображена девушка с «синими-синими глазами». Встречаются ошибки лексической сочетаемости: например, «прерваться от знакомства» вместо «прервать знакомство», в повести «Осень Катерины».    

Рукопись «Знаки пустоты» была выбрана по итогам XIV Форума молодых писателей России, стран СНГ и Зарубежья как лучшее произведение, достойное публикации за счёт средств Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ. Такой выбор неслучаен: в русской литературе всегда считались важными темы нравственного поиска, поиска любви, и в этом контексте книга Владислава Резникова о душевой и духовной пустоте не может остаться незамеченной.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
260
Опубликовано 02 сен 2018

ВХОД НА САЙТ