facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Сергей Ким. РОДСТВО С ДНЕВНИКОМ

Сергей Ким. РОДСТВО С ДНЕВНИКОМ


(О книге: Франсин Проуз. Анна Франк. Книга. Жизнь. Вторая жизнь. М.: Книжники, 2016. Перевод с английского Н. Усовой)


Рецензия на книгу Франсин Проуз «Анна Франк. Книга. Жизнь. Вторая жизнь» в «Гардиан» начинается так: «Нужна ли миру очередная книга об Анне Франк?» Ей вторит «Индепендент»: «Можно ли что-то новое сказать об Анне Франк?» Русскоязычного читателя, наверное, могут озадачить такие вопросы. Приходится постоянно держать в голове, что «Анна Франк» на Западе и «Анна Франк» в России – это совершенно разные по масштабу культурные явления, едва ли сопоставимые. В США, например, дневник еврейской девочки, которая два года скрывалась в амстердамском убежище со своей семьёй от гестапо, но в итоге погибла в концентрационном лагере Берген-Бельзен, за более чем полувековое существование обрел колоссальную популярность и стал предметом массовой культуры. Началось всё с англоязычной публикации, после чего последовали театральные постановки, экранизации, появились многочисленные исследования и даже целые конференции, посвящённые Анне Франк. Переизбыток работ (от статей до монографий) объясняет скептическое отношение к любой «очередной книге» о ней. В русскоязычном же контексте, несмотря на регулярные переиздания, интерес к дневнику существенно ниже. Однако это, возможно, даже увеличивает ценность книги Проуз на русском языке.

Главной целью этой работы она видит очищение дневника от всех посторонних –культурных, политических, исторических – каких бы то ни было напластований и возврат непосредственно к тексту. Замысел понятный, но практически невыполнимый. Проуз говорит: забудьте обо всем остальном, вчитайтесь в текст, и вы увидите, что Анна – замечательный писатель. Исследовательница не скупится на похвалу, несколько раз употребляя слово «гений».

Дневник Анны – это симфоническая композиция из главных и второстепенных тем, нот и аккордов, звучащих с регулярными, но частыми интервалами, чтобы читатель о них не забывал. Можно проследить, как каждая из тем пронизывает дневник, словно тонкая нить, периодически выдвигаясь на первый план, чтобы лучше обрисовать характер или ситуацию.

Как удивительно, скажет неискушённый читатель, даже невероятно, что произведение такой глубины и силы, такое структурно выверенное, сложилось как бы само собой, из случайных мыслей и наблюдений, которые девочка записывала день за днём или раз в несколько дней. И читатель будет прав – вернее, отчасти прав, – усомнившись в естественности и импровизационном характере этого произведения.

Разговор о художественной ценности текста, которому тесно исключительно в рамках литературы, может быть очень острым, поскольку в конечном счёте сводится к вопросам вкуса. Тут, собственно, можно либо принять предложенные автором правила игры и дискутировать с ней в заданной плоскости, либо не согласиться уже на уровне первоначальной посылки (об очищении текста) и вовсе не переходить к аргументации. А аргументация у Проуз основательная, она базируется на кропотливой текстологической работе с академическим изданием дневника (включающим три версии: «а» – первоначальный дневник, «b» – переработанный Анной в надежде опубликовать отдельным романом, «c» – редакция её отца Отто Франка). Проуз выделяет редакторское чутьё юной писательницы, анализирует внесенные ею правки и рассматривает отдельные фрагменты текста, которые, по ее мнению, отличаются высоким мастерством. Ядром книги является вторая часть, посвящённая доказательству художественной состоятельности дневника. Другие части носят более фактографический характер: первая, «Жизнь», это экскурс в исторический контекст, а также описание задействованных лиц, третья прослеживает сложную историю бытования дневника в разных формах, а название четвёртой, «Анна Франк в школьной программе», говорит само за себя. И, тем не менее, все они служат подпорками главной идее – доказательству литературного таланта Анны. Но есть и еще один важный скрепляющий книгу фактор.

Сложно не заметить любовь, с которой Проуз рассказывает о дневнике и о собственном опыте его прочтения, эта любовь ненавязчиво вибрирует на протяжении всего повествования и создаёт впечатление глубоко личного высказывания. Анна Франк, по всей видимости, очень важна для автора не просто как историческая фигура, но как героиня, которую можно разными способами проецировать на собственную жизнь и таким образом с ней общаться. Взять хотя бы размышление о том, как девочка, увлечённая литературой, в определённый момент становится большим писателем. Этот сюжет можно проследить в одной из самых популярных книг Проуз «Голубой ангел», где персонаж Анджела, невротическая студентка, открывающая свой литературный дар, произносит: «Выберу что-нибудь попроще, чтобы оставалось время писать. Меня только это интересует. Вот утром встаю, и если в этот день могу писать, настроение сразу поднимается. Это такое счастье!» Это почти слова из дневника Анны. (Любопытно, что комната Анджелы, как и каморка Анны в убежище, обклеена фотографиями знаменитых актеров, писателей и художников). Или вот, например: в одной из последних статей Проуз сравнивает миграционную политику Трампа с депортацией евреев во время Второй мировой войны и призывает вспомнить людей с нашитыми на одежде жёлтыми звездами, мрачно идущих под прицелами автоматов на улицах Амстердама, Парижа и Варшавы. Картина очень напоминает ту, которую Анна наблюдала из окна своего убежища и которая потрясла её и ужаснула. Многие вещи, интересующие Франсин Проуз в ее профессиональной деятельности: еврейство, Холокост, нацизм и неонацизм, феминизм, с другой стороны – история искусства, кино и театр, писательство в разнообразных проявлениях (сочинительство, переводы, критика, журналистика, преподавание литературного мастерства и пр.) – это примерно то, интерес к чему наметился или уже сформировался у Анны. И на основании этого можно, пожалуй, как это ни парадоксально, говорить об определённом духовном родстве двух личностей. Та героиня, которую обрела девочка Франсин, познакомившись с дневником в детстве, со временем превратилась в её постоянную собеседницу.

Мне кажется, что это не просто «очередная книга об Анне Франк». Это попытка поделиться частным прочтением, а также рассказ о том, какие трогательные и доверительные отношения могут сложиться между писателем и чутким читателем. Поэтому Проуз порицает ханжество преподавателей, не позволяющих своим ученикам ассоциировать себя с «жертвой нацистского режима». Анна отнюдь не только жертва Холокоста, она еще и юная девушка, сталкивающаяся с непониманием родителей, открывающая для себя своё тело и сексуальность, восстающая против любого проявления лицемерия и не всегда улавливающая его границы. Ну и – самое главное – находящая своё жизненное призвание в писательстве, которое позволяет ей с искренностью и проницательностью говорить о проблемах, близких и современным подросткам.

В завершение книги Проуз приводит студенческие отзывы, написанные в ходе прочтения дневника на семинаре в Бард-колледже. Один из них, стоящий последним, очень хочется приписать ей самой:
 
Я не знаю, только со мной так или ее книга настолько личная, что так происходит с каждым её читателем, но благодаря книге я чувствую эмоциональную связь с Анной Франк. Это свидетельство и силы её письма, и силы характера. Странно ощущать духовное родство с девочкой, которой уже шестьдесят три года нет в живых… это странное чувство, но мне кажется, что я очень хорошо её знаю. Будь это возможно, мы подружились бы. У нас много общих интересов и устремлений. <…> Меня восхищает её самоуглублённость и эмоциональная открытость, столь ярко проявившиеся в её книге. У нее была страсть к самовыражению, которая меня зацепила, мне хотелось бы написать о себе так же честно и откровенно…




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
734
Опубликовано 08 апр 2017

ВХОД НА САЙТ