facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Ольга Бугославская. ЗДРАВСТВУЙ, СТРАНА ГЕРОЕВ!

Ольга Бугославская. ЗДРАВСТВУЙ, СТРАНА ГЕРОЕВ!


(О книге: Памела Трэверс. Московская экскурсия. – СПб.: Лимбус Пресс, ООО «Издательство К. Тублина», 2016)


На наше счастье, издательство «Лимбус Пресс» обратило внимание на недооцененный в свое время исторический и литературный памятник – книгу Памелы Трэверс «Московская экскурсия». Она составлена из писем, которые писательница отправляла на родину, находясь в туристической поездке по Советской России в 1932 году.

Недаром мне когда-то показалось, что иллюстрации Г. Калиновского вскрывают неожиданное родство совсем уж, казалось бы, далеких друг от друга московских глав романа «Мастер и Маргарита» и сказочной повести «Мэри Поппинс». Книга Памелы Трэверс «Московская экскурсия» сближает двух писателей еще больше. Временами блещущие остроумием отклики английской писательницы о Стране Советов читаются как набросок романа или его утраченный фрагмент. Собранные под одной обложкой, они похожи на развернутый диалог Воланда и Ивана Бездомного в духе «Что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!». Где Воландом, то есть носителем здравого смысла, является сама автор, а Иван Бездомный разделен на множество фанатично настроенных советских граждан, а также просоветски настроенных британских туристов. Кроме распределения ролей и общего подхода к описанию советской действительности, о романе Булгакова напоминают многочисленные реалии, персонажи и мотивы: иностранцы в Москве, заслуженные деятели искусств, в том числе – писатели, Торгсин, запрещенные валютообменные операции, трамвай…

Переводчик книги Ольга Мяэотс взяла на себя огромный труд составления комментариев к тексту Трэверс, содержащему большое количество зашифрованных, по понятным причинам, имен. Проведенное ею глубокое исследование еще раз сблизило «Московскую экскурсию» с романом Булгакова: вспомним множество филологических работ на тему "Кто есть кто в романе «Мастер и Маргарита»”.

Если рассматривать «Московскую экскурсию» в контексте английской литературы, то ближайшими соседями этой книги окажутся отзывы других английских писателей о новой России. Прежде всего – Герберта Уэллса, который был скорее против Советов, и Бернарда Шоу, высказавшегося однозначно «за». Однако рассмотрение книги Памелы Трэверс в этом ряду вряд ли можно назвать перспективным, поскольку приведет к очевидному и простому выводу: Памела Трэверс тоже против. Гораздо более богатая панорама откроется, если обратить внимание на то, что описание Советской страны английской писательницей находится в русле традиции абсурдизма. Советская Россия в книге Трэверс – это перевернутая реальность, мрачный вариант Зазеркалья Льюиса Кэрролла. Существенное отличие состоит в том, что абсурд в сказках об Алисе расширяет мировидение, позволяет выйти за рамки привычной, обнаруживающей свою узость логики. В «Московской экскурсии», как и в романе Булгакова, болезненный абсурд противостоит позиции здравого смысла, искажая сознание людей и их восприятие реальности.

В советском городе все вверх дном: отель и детские ясли похожи на тюрьмы, в лучшем случае – на армейские казармы, а тюрьма, напротив, «самое счастливое место», поскольку туда попадают люди, позволившие себе проявление свободной воли. Бывшая тюрьма – Петропавловская крепость – представляется гораздо более удобной и уютной по сравнению с современным Домом культуры. Отдает помешательством сам маршрут, составленный «Интуристом» для английских гостей: Дом культуры, Дом рабочих, Дом спорта, Дом проституток… Горничная в гостинице тоже похожа на «санитарку в клинике для душевнобольных». Сцена суда, постановлением которого ответчик был приговорен к выплате крупных штрафов в партийную кассу, непосредственно перекликается с безумным судебным заседанием из сказки Кэрролла.

Привычный строй жизни оказывается зеркально перевернутым: «если у нас на Западе нищета существует посреди изобилия, здесь все с точностью до наоборот. В России денег в достатке, но не хватает продуктов». Человека здесь навсегда покидает чувство беззаботности, которое уступает место постоянному напряжению. Вокруг никаких атрибутов легкомыслия и приподнятой праздничности. Реализованный принцип «Коллективизм – основа нашей жизни» приводит к упразднению частного пространства и обезличиванию человека: «В России нет укромных местечек», здесь «не хватает личного во взгляде. Повсюду тут встречаешь лица застывшие и невыразительные, а глаза стеклянные и пустые». Преобладающий цвет – серый, почти без вкраплений.

Путешествие в Ленинград и Москву в описании Памелы Трэверс постепенно приобретает черты добровольного заключения под стражу. Строгие женщины-чиновницы, гиды и прочие «сопровождающие» представляются надсмотрщиками, послужившими, вполне вероятно, прообразами деспотичной мисс Эндрю, с которой впоследствии писательница с удовольствием расправится на страницах своей сказочной повести.

В СССР туристам не нужно самим придумывать вопросы: экскурсовод задает их сама и сама же на них отвечает. А писателям не приходится ломать головы над темами будущих произведений: достаточно выбрать из трех предусмотрительно заготовленных. Любая просьба встречает отказ: «Это тюрьма! Россия – сплошное отрицание. Попроси – и тебе откажут». Ощущение ежовых рукавиц абсолютно изматывает бедных путешественников к концу их вояжа.

Зеленым островком посреди закатанного в асфальт пространства оказывается театр. По контрасту с окружающей средой описанный Памелой Трэверс спектакль Акимова «Гамлет», поставленный на сцене театра имени Вахтангова, впечатляет буйством творческой свободы. Парадоксальным образом это проявление вольной стихии авангардного искусства навело проницательную писательницу на мысль о покорности: «Сидя в русском театре, начинаешь понимать, как Советскому государству удалось довести страну до крайности: добавьте к природной склонности к актерству непрекращающуюся пропаганду и бесконечные плакаты, и вы сможете приручить человека к нынешнему режиму».

Фиксируя картину воплотившейся антиутопии, Памела Трэверс останавливается буквально в одном шаге от постмодернизма. В «Московской экскурсии» объективную реальность стремится поглотить конструкт из симулякров, во множестве продуцируемых пропагандой. В отличие от постмодернистской картины мира, в произведении Трэверс объективная реальность все же существует. И автор не устает удивляться тому, как можно эту реальность игнорировать, не замечать и путать с призрачным фантомом. Особенно когда речь идет о ее соотечественниках: «О, эта горстка интеллектуалов, – они забыли историю, отказались от собственного опыта и знаний и не доверяют своим чувствам и воображению».

В данном случае дело даже не в том, какой предстает перед нами Советская Россия. Важнее, как показан человек. А он здесь – существо, удивительно легко манипулируемое, склонное видеть не то, что есть, а исключительно то, что он хочет или готов увидеть. Находясь внутри романа «Мы», люди способны свято уверовать в то, что вокруг – Город Солнца. В этом отношении книга Трэверс предлагает интереснейший материал для специалистов-психологов.



Фото Анатолия Степаненко




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
1579
Опубликовано 03 фев 2016

ВХОД НА САЙТ