facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » КРЯКК, НоС, Заххок

КРЯКК, НоС, Заххок

КРЯКК, НоС, Заххок
Акцентуации современной литературы


Со 2 по 6 ноября 2017 года в Красноярске в одиннадцатый раз прошла ярмарка книжной культуры (КРЯКК XI), организатором которой выступает Фонд Михаила Прохорова в лице его идейного вдохновителя и руководителя Ирины Прохоровой, главного редактора издательского дома «Новое литературное обозрение». В рамках культурной программы ярмарки состоялись открытые дебаты премии «НоС. Новая словесность», на которых был утверждён шорт-лист 2017 года.

Главная особенность премии «НоС» – открытость принятия решения. Непременным условием работы жюри является необходимость публично аргументировать выбор финалистов и победителя при активном участии журналистов и литераторов, которые формируют второй рабочий орган премии – группу экспертов.

В этот раз обсуждение короткого списка получилось ярким и захватывающим. Начать с того, что члены жюри: Агнешка Любомира Пиотровска (переводчик русской литературы), Рома Либеров (продюсер и режиссер), Вера Мартынов (художник), Дмитрий Споров (историк) работали без председателя жюри Константина Богомолова, который не вернулся из Афин, перепутав даты. Как отметила Ирина Прохорова, отсутствие принципала оказалось даже благотворным для дискуссии, в атмосфере творческой свободы развивавшейся живо и динамично, чему во многом способствовала сама Ирина Дмитриевна в роли модератора.

Стремление «НоС»а отражать новые тенденции русской словесности получило неоднозначное отражение в шорте. С одной стороны, оно проявилось во вполне обоснованном выборе романа Станислава Снытко «Белая кисть», удачно экспериментирующего с языком через смешение визуального и вербального, прозы и поэзии: «Тонок слежавшийся до воска небесный лёд, видный в сентябре с яркого берега, выводящего к заливу заметно подросшие за десять лет деревья парка, и чуть в отдалении, в глубине берега – высокий стеклянный молл: в тесных прозрачных кубах рвется в лоскуты белая офисная форель». Безусловно «за» выдвижение Снытко в лидеры премии высказались (в том числе в кулуарах) Константин Богданов, Дмитрий Споров, Лев Оборин. И не имеет значения, что поэзопрозу Снытко невозможно представить в руках простого читателя. Премия НоС приветствует авангардные течения в литературе. А авангард, как известно, «занят очень нужным и полезным делом – разработкой нового языка, проектированием литературного будущего» и адресатом имеет «не «публику», а литературу, апеллируя не к читателю, а к писателю и критику» (Агеев А. Превратности диалога // Конспект о кризисе. М.: Арт Хаус медиа, 2011. С.20) Но, с другой стороны, это же стремление к новому языку привело жюри НоСа к включению в шорт-лист «Текста» Дмитрия Глуховского, прицельно сиюминутного, как в плане тематики, так и в предпочтении разговорного, сленгового языка литературному. Да, Глуховский пишет «без позы», как отметили в обсуждении, но при этом не замечая разницы между разговорным функциональным стилем языка и художественным, что исключает, как мне кажется, саму возможность эстетической оценки его текста.

Особые волнения среди экспертов и членов жюри вызвала книга Александра Бренера об убиенных художниках, ранее взбудоражившая Нацбест. При этом горячились те, кто заявлял эту книгу в шорт, а не оппонирующие им, как можно было бы подумать. Один за другим номинаторы (от экспертов к ним примкнула Анна Наринская) отмечали, что книга Бренера им очень понравилась, - и тут же начинали оправдываться, что понравилась по непонятной, дескать, причине, что с автором они не согласны и в целом он, конечно, поросёнок, раз решил самоутвердиться за счет известных людей, которых «опустил» в своем романе. Никакой положительной аргументации, ни слова об актуальном значении или художественных достоинствах этой книги не прозвучало, но при этом «роман» «Жития убиенных художников» уверенно занял одну из верхних строк шорт-листа. Потому что «понравился».

Список из девяти книг отразил последовательно высказанные предпочтения членов жюри (по 2-3 книги от каждого). Так что дискуссий и разночтений не возникло. Однако все утомились от экспрессивных высказываний о собственном видении литературы и жизни. (Особенно старалась рассказать о себе и своем опыте рисования и чтения Вера Мартынов, что даже спровоцировало печальный пост Галины Юзефович, посвященный одной из главных проблем современной коммуникации - бесконечному и тотальному торжеству "я-высказывания". «Любой человек в любом контексте обязательно сначала говорит о себе (и вчерашние дебаты премии "НоС" это блестяще показали: члены жюри доооооолго говорили о том, что они любят, как поживают, чем занимаются в свободное от жюрения время и что думают о литературе и чтении вообще)» (Фейсбук Галины Юзефович от 3 ноября 2017 года). Итак, жюри и эксперты решили было уже остановиться на списке из девяти номинантов, как вдруг Анна Наринская буквально в последний момент успела замолвить словечко за роман В. Медведева «Заххок», освещающий постколониальную тему, отсутствующую в нашей литературе. Потрясенные осознанием факта отсутствия постколониальной темы в литературе, члены жюри назначили «Заххок» на десятую позицию шорта. К радости Галины Юзефович, присутствовавшей в зале и, кажется, невидимым образом повлиявшей на выдвижение «Заххока».

Днём позже Галина Юзефович, беседовавшая в рамках культурной программы ярмарки с писателем Владимиром Медведевым, высказала ему ту же мысль – о постколониальном пафосе романа «Заххок», освещающем события 90-х годов в Таджикистане. Автор категорически не согласился с определением «потсколониальный» применительно к своему роману, поскольку, по словам журналиста и писателя Медведева, «в СССР окраинные республики были в более выгодном положении… Русские люди, будучи представителями доминирующей группы, обслуживали таджиков. Все было создано руками пришлых. Местное население имело все преимущества, и социальные, и культурные, перед пришельцами. Это не колониализм ни в малейшей степени. Слова о постколониализме в аннотации возникли по моему недосмотру. Извините». Так или иначе, за постколониальную тему или за голливудский саспенс, но роман Медведева «Заххок» занял почетное десятое место в шорт-листе.

Общий вывод жюри озвучила Агнешка Пиотровска: «В отличие от лонга прошлого года, главной тенденцией которого были воспоминания о детстве в Советском Союзе, в этом году авторы обращаются к разговору с читателем о сегодняшнем дне и к современному языку, не искусственному, а живому. Авторы вдруг начали слушать улицу и характеризовать героев с помощью языка». Роман Либеров, однако, имел собственное мнение на этот счет, так как «был глубоко разочарован и расстроен чисто физиологически от близкого столкновения с современной литературой» и отнюдь не считал, что «литературный язык должен отражать современную уличную речь. Это ложный путь, путь тупиковый». Также с «общим мнением жюри» не согласился его председатель, Константин Богомолов, вердикт которого мы узнали из видеообращения: «Ничего я не понял. Ничего. Ощущение рыхлой аморфной массы, булькающей, в которой давно определились известные лидеры и время от времени они булькают громче Новых литературных террористов не возникает».

Далее Богомолов огласил свою версию шорта, которая в целом совпала с версией жюри. Но при этом режиссер, забегая вперед, настолько яростно потребовал объявить лауреатом премии Владимира Сорокина, что Дмитрий Споров вдруг предложил вообще исключить Сорокина из списка, дабы сохранить интригу. Сорокина, конечно, оставили, потому что за него выступила, в частности, Агнешка, назвавшая писателя «главным автором русской литературы». Но вот именно о романе Сорокина у членов жюри и у экспертов (Анна Наринская, Лев Оборин, Константин Богданов) мнения оказались абсолютно несхожими. Так что выборы победителя, которые состоятся в Москве 5 февраля, обещают быть жаркими.

Итак, шорт-лист премии «Нос» 2017 (в порядке убывания интереса жюри к обсуждению):

Владимир Сорокин «Манарага»
Александр Бренер «Жития убиенных художников»
Станислав Снытко «Белая кость»
Анна Тугарева «Иншалла. Чеченский дневник»
Андрей Филимонов «Головастик и святые»
Дмитрий Глуховский «Текст»
Алексей Сальников «Петровы в гриппе и вокруг него»
Герман Садулаев «Иван Ауслендер»
Ольга Брейнингер «В Советском Союзе не было аддерола»
Владимир Медведев «Заххок»

А за бортом остались такие замечательные романы, как «Потерял слепой дуду» Александра Григоренко, «Прыжок в длину» Ольги Славниковой. Но это моя личная грусть (они, вероятно, просто не прошли по разряду новой словесности). Так что ждем 5 февраля и жарких споров о победителе.




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
201
Опубликовано 12 ноя 2017

ВХОД НА САЙТ