facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 151 январь 2020 г.
» » Обзор западной литературы о России от 01.04.16

Обзор западной литературы о России от 01.04.16

Ольга Брейнингер

в е д у щ а я    к о л о н к и


Прозаик, критик, переводчик. Окончила Литературный институт им. А. М. Горького. Живёт в г. Бостон (США), учится в докторантуре Гарвардского университета. Работала журналистом и редактором печатных и электронных изданий в России и Казахстане. Публиковалась в журналах «Октябрь», «Новое литературное обозрение», «Пролог» и др.

(О статье: Vasilina Orlova. The Vicissitudes of Using English for the Purposes of Academic and Creative Writing in the Experience of a Non-Native Speaker. Change of Language: Convoluted Travelogue) 

На этот раз в моей колонке – довольно необычный текст: лингвистическое эссе (пожалуй, его можно даже назвать дневником) Василины Орловой о билингвизме и процессе освоения нового языка как средства общения и художественного и академического письма. По форме – это не вполне академический текст, но по степени осмысления материала и аналитичности он, несомненно, к таковому приближается. Дневник, писавшийся на протяжении нескольких лет, – параллельная попытка как передать и описать, так и проанализировать свой опыт овладения иностранным языком; одновременно – это и размышление о самоидентификации говорящего в разных языковых пространствах.

Текст написан на двух языках, русском и английском, что сужает и «уточняет» его читательскую аудиторию. Скорее всего, это профессиональная аудитория – лингвисты, филологи, культурные антропологи – или читатели, заинтересованные в том, чтобы примерить на себя опыт билингвальности рассказчика.

Во многом эссе Василины Орловой продолжает тему, которая была поднята в прошлом номере в колонке о группе «Орбита». Что такое мультикультурность и билингвизм, из чего они рождаются? И ответ будет тем же, что и в случае с «Орбитой»: это искусственно созданные феномены, которые конструируются говорящими. Пример, который приводит Орлова – о парадоксальности английского языка Набокова. Принято говорить о виртуозности стиля Набокова, о его грандиозном подвиге перехода от русского к английскому – столь же полновесному, сложному и изощренному, как и его родной язык. Орлова делает любопытное замечание: английский Набокова, говорит она – это английский русский; английский, сквозь лексический строй которого просвечивает «русский скелет».

Билингвизм как состояние речи, в котором ты говоришь на двух языках и ни на одном из них одновременно, пожалуй, является центральной темой эссе Орловой. У дневника есть свой сюжет: вначале это размышления об изучении иностранного языка; потом – о балансе родного и выученного языка; далее – о философии и мировоззренческих кодах, заложенных в английском и русском, о том, как речь заставляет говорящего воспринимать мир определенным образом. Так, читая эссе страница за страницей, мы видим, как решение основной задачи – говорить и писать на английском – приводит к новым коллизиям: необходимости самоидентификации, определения своего места в двух новых системах мышления, которые обретает субъект. По мере изучения языка «повышаются ставки», осознать которые, впрочем, можно только через пристальное постоянное самонаблюдение.

И это самонаблюдение – главная ценность дневника Орловой. Она одинаково остро подмечает любопытное и в себе, и в окружающем мире, а ее хлесткий, точный стиль академически афористичен. В результате – текст, который одновременно и максимально персонален, и в то же время написан аналитической, холодной рукой, с соблюдением дистанции между субъектом (автор) и объектом (автор, наблюдающий сам себя).

Еще одно достоинство такой формы в целом и этого текста в частности – это его способность вобрать в себя и соединить под одной идеей-аркой множество самых разнообразных наблюдений о мире, которые сложно было бы связать другой темой: размышления о постмодернизме, о способности языка отражать «подлинную реальность», об архаичном модернизме в современной русской литературе, о встроенности в язык социальных практик и т.д.

Остановлюсь на одной теме, которая неоднократно появляется в тексте, каждый раз будучи переосмысленной: феномен лингвистических ошибок. Вначале ошибки интересуют Орлову как случаи неправильного использования определенных языковых конструкций. По мере развития внутреннего сюжета дневника это обсуждение перерастает сначала в размышление о природе ошибки (например: мы никогда не сделаем в своем родном языке ту же ошибку, что мы можем сделать в иностранном языке, и наоборот; ошибки могут выдать в нас носителя или не-носителя языка; не все ошибки искажают смысл речи), а потом – в ошибки как альтернативные лингвистические (возможно, и философские?) пути, ошибки как возможности увидеть в языке пространства, которые недоступны идеальной, безукоризненной речи носителя языка.

Эссе Василины Орловой дает возможность рассмотреть билингвизм сквозь увеличительное стекло – и снова наводит на мысль на том, что существование в параллельных культурных средах требует тщательной, осознанной работы и постоянного самоанализа. Думаю, что в следующих колонках я еще буду возвращаться к этой теме.
скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
1 845
Опубликовано 02 апр 2016

ВХОД НА САЙТ