facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » Ольга Бугославская. СИГНАЛ МАЯКА

Ольга Бугославская. СИГНАЛ МАЯКА


(О книге: Вадим Борисов. Статьи, документы, воспоминания. М.: Новое издательство, 2017)


Книга, вышедшая в «Новом издательстве», восполняет очень существенный пробел. Вадим Борисов – активный участник диссидентского движения, человек, сыгравший одну из ключевых ролей в неофициальной, а значит, живой и подлинной культурной жизни Москвы 60-90-х годов. При его непосредственном участии в России были изданы наиболее значимые произведения Александра Солженицына, включая «Архипелаг ГУЛАГ». Он был одним из первых исследователей творчества Бориса Пастернака, автором комментариев к журнальной публикации романа «Доктор Живаго». Будучи по образованию историком, Вадим Борисов оставил корпус научных статей. Изложенные в них идеи выходили далеко за рамки советской историографии, вернее, они вообще находились в ином русле. Издание, о котором идёт речь, даёт представление о научной и общественной деятельности Вадима Борисова и её значении.
  
Вадим Борисов одинаково профессионально писал о литературе, изобразительном искусстве и философии. Виртуозное владение словом, сила убеждения, образность и живая эмоциональность языка свидетельствуют о его несомненном писательском таланте: «В оцепенении стоим мы перед открывшимся нам кровавым кошмаром недавних десятилетий, всё существо наше потрясено болью, стыдом, отчаяньем, мы проклинаем этот страшный мир, мы отрекаемся от него, а заодно отрекаемся и от всей нашей истории, пришедшей к такому горькому результату. Но большинство из нас бессильно понять, что именно привело нас к нему, ибо основное условие такого понимания – историческая память и историческое чувство – у нас отсутствует».

Наиболее значимые работы по отечественной истории были созданы Вадимом Борисовым в середине 70-х годов. Это было время, когда, по мысли учёного, страна стояла перед необходимостью осмысления и преодоления тяжкого опыта большого террора, ставшего для неё настоящим проклятием. Проблемы, о которых со страстью проповедника говорил Вадим Борисов в 1974 году, с тех пор только обострились, так и не найдя, к несчастью, своего решения: «Кто мы – проклятое и развратное племя или великий народ? Суждено ли нам будущее или Россия являлась в мир лишь затем, чтобы… родить из своих недр Антихриста? Что ждёт нас – разверстая бездна или крутой и тяжкий подъём?» Нельзя не отметить смелость постановки вопросов и прямоту взгляда, к которым официальная наука в 1974 году, да и много позже, даже не приближалась.

Прошло сорок с лишним лет. Перспектива рухнуть в бездну по-прежнему близка. Работа по восстановлению исторической памяти снова и снова сводится к конструированию новых мифов. А история государственного террора всё так же вытесняется в область коллективного бессознательного. Но работы Вадима Борисова интересны не только тем, что в них сформулированы ключевые общественные проблемы, справиться с которыми, как оказалось, крайне сложно, если вообще возможно. В них содержится один принципиально важный тезис, который может сыграть для нас роль спасательного круга или нити Ариадны.

Вадим Борисов отмечает, что опыт сталинизма заставил многих исследователей, среди которых уважаемый всеми Г. Померанц, крайне пессимистически смотреть не только на этот конкретный исторический период, но и всю русскую историю в целом. А также крайне скептически оценивать русский национальный характер, предопределивший её трагический ход: «Сталинское варварство является прямым продолжением варварской истории России». Подтверждением варварства, по мнению многих историков и публицистов, служит раболепное восхищение, которое русский народ якобы издревле испытывал по отношению к царственным тиранам и убийцам, наиболее одиозным из которых является Иван Грозный. Вадим Борисов взял на себя труд подробно объяснить, что восхваление Грозного, ставшее фундаментом культа личности Сталина, – не что иное, как позднейшая аберрация. Как указывает Вадим Борисов, в средневековой религиозной картине мира никогда не смешивались понятия «самодержавие» и «самовластие». Первое понималось как власть от Бога, второе – как преступление против Бога. Опираясь на многочисленные документы, историк делает спасительный для нас вывод: кровавая тирания Грозного не вызывала у современников ничего, кроме чувства протеста, отторжения и ненависти. Говоря об этом, Вадим Борисов отметил очень важный момент: «…первоначально Иоанн IV в глазах народа был окружён ореолом победителя Казанского и Астраханского ханств, и пересмотр этого апологетического стереотипа для народного сознания был, несомненно, мучительным процессом». Мучительным, но всё же доведённым до конца, осуществлённым. В этом контексте увековечивание памяти Грозного, выдвижение на первый план образа самодержца-государственника представляют собой признаки очевидного регресса, связанного с моральной деградацией, а никак не «передачу эстафеты от поколения к поколению», в качестве которой они предлагаются обществу. Выдвижение Грозного на роль национального героя, сооружение памятников в его честь и прочее не устанавливает связь с прошлым, а напротив того, обрывает их. 

Воспоминания, написанные членами семьи Вадима Борисова и его близкими друзьями, рисуют не только портрет главного героя. Они воссоздают Москву 70-80-х годов, жизнь московской интеллигенции, московской семьи, дома. Семьи и дома в понимании Льва Толстого и Михаила Булгакова, как средоточия и вечного источника взаимной любви. Люди, знавшие Вадима Борисова лично, вспоминают о знакомстве с ним как о подарке судьбы, редкой, необыкновенной удаче, смыслообразующем ядре их собственной жизни. Имея в виду раннюю трагическую гибель Вадима Борисова, многие пишут о том, что, к общему несчастью, он не имел возможности полностью реализовать себя. Но ведь людей, до конца раскрывших свой потенциал, вероятно, не существует вовсе. Однако оставить заметный след в исторической науке, когда эта наука практически не развивалась, а лишь служила инструментом пропаганды, – это очень много и очень ценно. Опубликовать на родине Пастернака и Солженицына и тем самым внести важнейший вклад в дело десталинизации, а также восстановления целостной истории русской литературы и культуры, – это огромная заслуга. Проявить мужество, встав на сторону правозащитного движения, – это личный подвиг, масштабный и значимый.

Кроме того, не так уж много найдется счастливых родителей, о которых дети напишут такие слова, какие написали о своём отце Анна Карельская (Борисова) и Мария Карельская (Борисова): «…за окном была советская власть, которая время от времени довольно жёстко врывалась в нашу жизнь. … Приходя домой, мы оставляли «тот» мир за порогом и попадали в мир наш, прекрасный, «домашний», центром которого, безусловно, был папа. То, что мы, четверо детей Борисовых, делаем сегодня, началось с попытки воспроизвести невероятную атмосферу нашего дома, исполненную любви, дружбы и радости. Папа всегда говорил, что в другом месте и времени хотел бы быть тапёром в какой-нибудь «Бродячей собаке». И главное для нас сегодня – невыразимая благодарность нашим родителям»; «И всё наше теперешнее занятие ресторанным бизнесом – на самом деле попытка воссоздать и как-то удержать атмосферу, в которой нам посчастливилось вырасти». Созданные детьми Вадима Борисова арт-кафе представляют собой сегодня уникальное пространство, генерирующее и притягивающее самые яркие и знаковые культурные явления, художественные, литературные и музыкальные. Сами их стены и внутренняя среда рождают искусство. Это всё продолжение того, что начал и сделал Вадим Борисов. Тот огромный запас любви к людям, которым он обладал, не иссякает до сих пор.  




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
733
Опубликовано 02 авг 2017

ВХОД НА САЙТ