facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 142 август 2019 г.
» » Ольга Аникина. ТАИНСТВЕННОЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ПИСАТЕЛЯ

Ольга Аникина. ТАИНСТВЕННОЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ПИСАТЕЛЯ



При моём свидании с Телешовым в 1948 г., когда я вернулась из эмиграции, он признался мне, что часто ему трудно было обойтись без Чирикова. Он показал мне фотографию группы «Среда» в своей книге «Записки писателя» первого издания. Там вместо фигуры Чирикова на фоне шторы была одна только штора…

В. Е. Чирикова

Когда я готовила эту статью, я параллельно работала с другими материалами для ещё одного российского литературного ресурса. Понимая, что находок, касающихся Е. Н. Чирикова, у меня набирается довольно много, я предложила редактору сделать публикацию в том числе и на эту тему. Его ответом на моё предложение было: «Писателя Чирикова, увы, я не знаю, и поэтому, боюсь, он может заинтересовать немногих». Не правда ли, когда-то мы слышали уже нечто подобное – «Не читал, но осуждаю»? К сожалению, эти рифмующиеся фразы показывают, что в общем подходе к литературному процессу в России за пятьдесят с лишним лет, по сути, мало что поменялось. Просто раньше на первый план выходила политическая составляющая управления процессом, а сейчас её заменила составляющая коммерческая. Такие писатели, как Е. Н.Чириков, похоже, в обоих случаях оказались «неугодными», и вместо их фигуры на парадной исторической виньетке до сих пор красуется штора. Именно за штору  было легче всего спрятать целую жизнь автора, вспоминать которого оказалось сначала невыгодно, а потом – лень.


***

О Е. Н. Чирикове российскому читателю сегодня известно немного. И это удивительно – при том, что в конце XIX-начале XX века читатели знали и любили  его не меньше, чем Горького. Дочь писателя В. Е. Чирикова в своей статье «Я – как щепка в море, в этой исторической правде», пишет: «Чирикова читали больше Куприна и Бунина. Об этом при мне говорил представитель Московского книгоиздательства, предлагавший отцу повторные издания» [1]. Чириков бережно относился к своим многочисленным ценителям, он был одним из тех немногих литераторов, кто не гнушался лично отвечать на читательские письма, которых, по воспоминаниям дочери, приходило очень много. «В провинции даже пользовались именем Чирикова, как угрозой: «Вот сообщим Чирикову, он вам пропишет!» [2]. Тиражи каждой из книг Чирикова, выходивших в 1899 – 1916 г., составляли от 3500 до 5000 экземпляров (тиражи «Очерков и рассказов» Горького в 1898 г. составляли 3000-3550 экземпляров).

В. Н. Шулятников, известный в начале прошлого века критик, писал о Чирикове: «О "боевом" моменте в жизни этой интеллигенции, о том моменте, когда она давала "генеральное" сражение представителям мировоззрения семидесятых-восьмидесятых годов, и повествуют рассказы г. Чирикова» [3]. Писатель и журналист Пётр Пильский писал: «Литературную деятельность Чирикова не вычеркнешь из истории русского общества и литературы. Чириков занимает определенное место в художественном отображении русской жизни предреволюционного периода, мыслей и чувств, волновавших тогда интеллигенцию» и далее: «Приближаясь больше всего к Чехову по своей тональности, Чириков сохранил свою творческую индивидуальность. Требование уважения к человеку, внимания к его положению и переживаниям, осуждение жестокости, борьба чистоты с грязью, правды с ложью, живого духа с тленом, ангела с дьяволом – индивидуальные мотивы его творчества» [4].

Детские произведения Чирикова в Советском Союзе издавались в 20-е и 30-е годы, а отдельные повести были опубликованы в двухтомнике «Русские повести 19 века» в 1957 году. В «Повести и рассказы» (первый отдельный сборник Е. Н. Чирикова в Советском Союзе) по иронии судьбы цензура отобрала только остросоциальную прозу, рассказы об интеллигентах и разночинцах, о народниках, чьё существование так бесславно прекратилось под давлением суровой российской действительности (рассказы «Инвалиды», «Студенты приехали», «Капитуляция»). И только в последнее время литературоведы заново заговорили о Чирикове как о самобытном русском писателе. [5]

Почему же вышло так, что Чириков, любимец масс и «русский бард», как его называли современники, стал малоизвестен на родине? Я задалась этим вопросом после обнаружения старого участка, принадлежавшего семье Чирикова в посёлке Комарово ( бывших финских Келломяках). Действительно, что же останется хотя бы через сто лет от тех писателей, кто популярен сегодня, в начале XXI века? От кого-то, пожалуй, – всего несколько строчек, от кого-то – ветхий дом, от кого-то вообще ничего. Будет ли интересно людям, увидев ваш старый дом, разыскать его давно ушедших жильцов? Окажется ли кому-то интересной история, похороненная в заброшенных стенах?

Старым дачам Карельского перешейка удивительно повезло. В них жили русские художники и писатели. И потом, в конце 40-х годов, под те же крыши переселились советские академики и деятели искусств. Так, фортуна уберегла многие хрупкие деревянные строения, которые, в свою очередь, отплатили людям тем, что стали реальным свидетельством памяти о своих жильцах. 

Ольга Аникина. ТАИНСТВЕННОЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ПИСАТЕЛЯ

Возможно,  Финляндия как магнит притягивала к себе русских писателей и художников потому, что в конце XIX – начале XX века был очень высок интерес литераторов к скандинавской культуре и финскому эпосу «Калевала», обработанному (и, возможно, частично воссозданному) Элиасом Лённротом. Так или иначе, в Финляндию в эти годы приезжают отдыхать А. А. Блок, Д. С. Мережковский, А. С. Серафимович, И. А. Бунин, В. В. Вересаев. В Куоккале художник Илья Репин строит дачу, названную впоследствии «Пенатами», в деревне Нейвола живёт вернувшийся в Россию М. Горький. Писатели встречаются, ходят друг к другу в гости, устраивают дебаты, обсуждают новинки, в Репинских «Пенатах» ставятся самодеятельные пьесы.

Писатель Е. Н. Чириков был одним из частых гостей Репинских «Пенатов». Там, на берегу Финского залива, Репин даже сделал набросок портрета Чирикова. Портрет впервые был опубликован в журнале «Искусство» (№ 52 за 1906 г.). Дочь писателя Валентина Евгеньевна Чирикова вспоминает: «Когда Чириков был в эмиграции, Репин писал ему в Прагу и послал в подарок свой эскиз к картине «1905 год» и карандашный набросок Волги» [6]. В Финляндии Чириков в 1906 году спасался от черносотенцев, позже – снимал дачу в Куоккале недалеко от «Пенатов». Его супруга, актриса Валентина Георгиевна, взявшая себе сценический псевдоним Йолшина (девичья фамилия – Григорьева), купила небольшой участок земли в Келломяках под постройку будущей дачи, но, пока дача не была простроена, Чириковы отдыхали в Куоккале и в Нейвола. Дочь писателя вспоминает: «Мы проводили в Нейвола зимние каникулы, а когда отцу предстояла и летом литературная работа, то и лето. В 1913 году вблизи нас жили на летнем отдыхе Горький, Бонч-Бруевич, Иорданские, Станюковичи, Демьян Бедный [7]».

Живя в Финляндии, Е.Н. Чириков ближе всех дружил с Леонидом Андреевым. Они ходили друг к другу в гости, обсуждали литературные (чаще – драматические) опыты друг друга, катались на лодке, и даже сохранилась короткая киноплёнка, датируемая 1908 годом, снятая оператором А. И. Дранковым, где в трёх из девяти эпизодов появляется Евгений Николаевич. На следующий год они вместе отправились в путешествие по Северной Европе. В личном дневнике Леонида Андреева есть рассказ о том, как он был безответно влюблён в дочь Чирикова Людмилу [8]. Андреев пишет: «Милочку (Людмила, так зовут её дома) я первый раз увидел глазами в первый год войны, летом, когда я вдруг отклеился от своего стула и поехал на дачи в Нейвола, где жили Фальковские, Чириковы, Иорданские, Бонч (Бруевич) и прочие (жил и Горький). Попал я к Чириковым, сидел на терраске и вел политическую беседу с Чириковым и Бонч-Бруевичем, этим самым Бончем. Был хороший вечер, красиво под горою темнели леса, и возле дачи слышались весёлые, молодые голоса, смех: «Молодёжь» сказали Чириковы. Изредка, по одному, молодёжь эта входила, молча слушала и выходила. Так вошла и Милочка: что-то молодое, очень чистое и миловидное, чужое в своём русском девичьем наряде и раскрасневшихся щеках. Там только что смеялась, здесь сидела молча и внимательно – не знаю, почтительно ли. И тогда в меня вошло ЭТО, странное, чудесное, что называется зарождением любви. Я продолжал что-то говорить в бороду Бончу, а тело и душа уже стали иными, музыкальными, певучими» [9].

Е. Н. Чириковым по мотивам той встречи Милочки с Андреевым была написана пьеса «Гиблое место», текст которой правнуку писателя, Михаилу Чирикову, удалось обнаружить недавно в архиве Казанского Большого Драматического театра им. В.И. Качалова. Чириков переносит действие пьесы из Финляндии на берег заповедной реки Керженец в Нижегородском крае, а писателя делает художником. Но чувства, описанные Андреевым в своем дневнике, в пьесе были переданы очень точно [10].

Младшая дочь писателя, Валентина Евгеньевна, ярко повествует о Чирикове и Андрееве, таких разных и таких похожих, рассказывая, как устроены были их рабочие кабинеты: «Андреев был писателем ночного вдохновения. В кабинете, напротив входной двери – тяжёлые гардины закрывали всю стену с окнами. Под ними – массивный письменный стол, на нем из темной бронзы – скульптурная копия Лоренцо Медичи. <…> Одна сторона кабинета от пола до потолка – сплошной ряд огромных копий с картин Гойи – талантливая работа писателя Андреева. Эти философские и сатирические химеры тревожили воображение. <…>
Чириков был писателем дневного вдохновения. Его кабинет занимал угловую квадратную комнату окнами на две стороны. Стоявшие за стеклом книги и портреты писателей возбуждали желание думать и работать <…>. Кабинет уютно уживался и со старинным клавесином, и с широким диваном, и с большим камином. На письменном столе – бронзовая статуэтка ухаря-паренька, танцующего вприсядку, – подарок Шаляпина» [11].

Андреев и Чириков с 1900-го года входили в круг авторов «Знания» и работали вместе с Горьким, с которым Чириков познакомился ещё в Царицыне, после нижегородской ссылки. В. Е. Чирикова пишет об этом периоде: «Первые сборники издательства были составлены из произведений писателей – членов литературного кружка – «Среды» Телешова. В него входили Бунин, Куприн, Вересаев, Андреев, Найденов, Горький, Скиталец, Чириков, Юшкевич, Серафимович. Почетными гостями на «Телешовских средах» были Шаляпин и Рахманинов, художники Васнецов и Левитан и писатели старшего поколения – Чехов, Короленко, Мамин-Сибиряк» [12].
Но дружба Е.Н. Чирикова с виднейшими литераторами эпохи и активное участие в литературном процессе России начала ХХ века начались задолго до жизни в Финляндии. В воспоминаниях писателя можно проследить, как возникали и поддерживались эти длительные и яркие знакомства. Роман Е.Н Чирикова «Жизнь Тарханова» также автобиографичен. Подписывая эту книгу в дар Леониду Андрееву, Чириков напишет: «Другу Леониду от одного из героев». В рассказе «Судьба» Чириковым с предельной точностью передана студенческая жизнь, сходки, уличные бои, арест – всё это писатель пережил в конце 80-х годов XIX века, когда учился в Казанском Университете и был сослан в Нижний Новгород. Об этом периоде своей жизни Чириков рассказывал так: «В Нижнем Новгороде этого времени обосновались не имевшие права жительства в столицах и университетских городах писатели: Анненский, недавно вернувшийся из Сибири Короленко, Каронин, Елпатьевский, критик Богданович, журналист Дробышевский» [13]. После нижегородской ссылки Чириков будет отправлен в Царицын, где познакомится с Горьким: «Будущий Максим Горький, а тогда Алёша Пешков, служил весовщиком на железной дороге. Парень был и тогда занятный… сверкал неожиданностями в своих суждениях и особенно в образном и красочном языке. Всё собирался идти на поклон к Льву Толстому» [14]. После Нижнего Новгорода (Царицына) Чирикову предписывалась ссылка в Астрахань. В Астрахани он познакомился с Чернышевским, который жил там на поселении, возвратившись с каторги. Дочь писателя В. Е. Чирикова пишет об этом знакомстве: «Когда Чириков отрекомендовался, Чернышевский спросил его, не он ли автор рассказа, как мужик возил в город свинью продавать. «Только недавно хохотал, читая его в книжке "Недели"». И, узнав, что перед ним молодой его автор, похвалил: «Хорошо. Хорошо. Лучше начать со свиньи и кончить человеком, чем наоборот».[15]

В1893 году Е. Н. Чириков едет в Самару (по мнению дочери, в этом деле не обошлось без ходатайства Короленко), работает в «Самарской газете» и дружит с публицистом и общественным деятелем Яковом Львовичем Тейтелем, а также с писателем и инженером Н. Г. Гариным-Михайловским.

Народнические взгляды, которых писатель придерживался в самом начале  пути, а также его революционный настрой в течение жизни претерпели значительные изменения. Чем дальше – тем отчётливее к писателю приходило понимание того, что революция не принесла стране тех свобод, о которых мечтали «последние русские романтики». Он писал: «Всего более меня оттолкнула от профессиональных революционеров демагогическая ложь и неразборчивость в средствах и безжалостность по отношению к трудовым массам, которые они толкают на смерть, в жертву своим фанатическим идеям». [16]
 
Взгляды Андреева и Чирикова в период Первой мировой войны были похожими [17]. Оба писателя составляли своеобразную оппозицию Горькому, который обвинял народ в «жестокости, отсталости и бескультурье» [18] и проповедовал в эти годы «западнические» идеи о необходимости строительства русской жизни по европейскому образцу. Особенно резкое отторжение у обоих писателей вызывало высказывание Горького о том, что поражение России в I мировой войне сыграет на руку революции. Андреев, который придерживался романтических взглядов и никогда не воевал, призывал к победе над Германией «любой ценой». Чириков, успевший в 1915 г. послужить военным корреспондентом и написать по следам этого опыта книгу «Эхо войны», – считал неприемлемым любое кровопролитие (эта же мысль неоднократно будет высказана им в позднем романе «Зверь из бездны»). Образ войны и в других произведениях Чирикова будет перекликаться с образом Антихриста; такими произведениями стали сказ «Девьи горы», вошедший в сборник «Волжские сказки» вышедший в 1916 г. перед самой революцией, и роман «Отчий дом», написанный через четырнадцать лет. 

С обществом «Знание» Чириков порвёт в 1907 году,  с Горьким – в 1915. Причиной будет появление в 1915 году статьи Горького «Две души» и резкая критика со стороны Горького обращения Чирикова к аллегории, к народному сказу и другому фольклору, не имеющему ничего общего с действительностью. Будучи борцом, Горький в этот период будет продавливать идею непременного отражения в литературе мятежного духа эпохи. Чириков же будет отстаивать право автора на работу с любым близким его душе материалом. Чирикова поддержат Бунин, Куприн и Андреев и тоже покинут «Знание». Камень, брошенный Горьким в сторону Чирикова, был в эти годы не единственным. Вот как о нём писал М. Кузмин в журнале «Аполлон» (№ 9, 1910г.): «Кто бы мог подумать, что г. Чириков будет "стилизовать", будет подражать модернистам, декадентам, стилизаторам и прочим "мальчикам без штанов"…».

Ольга Аникина. ТАИНСТВЕННОЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ПИСАТЕЛЯ

Однако писатель твёрдо убеждён в своей правоте и работает так же, как и раньше: изучает фольклор, стилизует волжские песни и сказы, пишет пьесы. К этому периоду относится сказка «Белая Роза», которая является не стилизацией (в чём современники упрекали писателя), а самостоятельным произведением, так как Чириков написал сказку «Белая роза» до того, как сказка Оскара Уайльда «Соловей и роза» была переведена и издана на русском языке. Другие рассказы Чирикова, не менее известные российскому читателю – «Хаврюша», «Дуняшка», «Водяной», «Лесачиха». Интонацию русской сказки Чириков использует как прием в своих детских произведениях. Например, в сборнике «В царстве сказок. Приключения маленького путешественника» (1912г.) Чириков делает музыкальные стилистические вставки: в одной из них его маленький герой пытается сбежать из дома и попасть в некую волшебную страну. «Однажды под вечер я залез на подволоку нашей дачи, оттуда вылез на крышу и стал ждать, когда закатится солнце, чтобы хорошенько заметить то место и потом смотреть в ту сторону, где находится чудесное Царство-Государство».  [19] 
Следует сказать, что не только в Финляндии проводились характерные для того времени «литературные встречи». Дом Чириковых на Петербургской стороне также был популярным местом встреч прозаиков и поэтов; на поэтических вечерах поэты читали стихи и обсуждали новые тексты. Частыми гостями Чириковых были режиссеры Мейерхольд и Санин, Демьян Бедный и Бонч-Бруевич, художник Билибин. Т.Л. Щепкина-Куперник в 1907 году посвятила этим встречам стихотворение, которое так и называлось – «Чириковскому дому». Увы, после революции этот деревянный дом был разобран и пущен на дрова.

На Петербургской стороне
Есть дом приятный и уютный.
В нем отдохнуть приятно мне
От Петербургской жизни смутной.
В нем слышен спор, в нем звонок смех.
Семьею дружной созывая,
Он съединить умеет всех.
Пусть, ум с весельем сочетая,
Сходиться чаще будут в нем,
И пусть Мадонна пресвятая
Хранит прелестный этот дом.
[20]
 
Бытует мнение, что причиной срочного отъезда Чирикова за границу стало письмо, написанное в 1920 г. В.И. Лениным своему бывшему соратнику по Студенческой сходке в Казани; в письме Ленин предупреждал писателя: «Уважаю Ваш талант, но Вы мне мешаете. Я буду вынужден Вас арестовать, если Вы не уедете» [21]. Чириков уехал. Позже, в 1930 году, Чириков напишет роман-хронику «Отчий дом», который будет опубликован в 1932 году. Это семейная история аристократов, бывших князей Кудышевых, потерявших титул и влияние – это сага о семье и об эпохе. Герои «Отчего дома» оставляют родные стены уже не понарошку, а наяву. В романе есть сцена, когда «блудные дети» возвращаются домой и, казалось бы, обретают долгожданный покой. Но покой этот оказывается мнимым, уютный уклад превращается в проходной двор, дом разворовывается и разрушается. «Дети одной семьи, рождённые на протяжении менее одного десятилетия, братья казались людьми трех взаимно отрицающих друг друга поколений». [22] Так гибнет семья, пропадает дом, исчезают традиции. Именно в «Отчем доме» у Чирикова возникает образ Ленина-Антихриста, о котором автор говорит: «Это не марксист, а Герострат какой-то, вознамерившийся сжечь не один храм Дианы, а все храмы на земле вообще» [23]. Очень подробно образ Ленина в прозе Чирикова изучен в работах А. Назаровой. [24]

Семья писателя выехала за границу не одновременно, и собрать всех близких вместе удалось только к 1922 году, когда Чириков жил в Праге. В его доме снова проводятся литературные встречи, которые часто посещает М. И. Цветаева. В 1928 году Чириков участвует в Белграде в таком крупном событии для русской эмиграции,  каким стал  «Съезд русских писателей и журналистов за рубежом». За рубежом издаётся сказка-мистерия Чирикова «Красота ненаглядная». Там же он пишет роман «Зверь из бездны», который  называет «поэмой страшных лет». Этот роман-эпопея о Гражданской войне, по своему психологизму и точности описания эпохи, пожалуй, выдерживает сравнение с шолоховским «Тихим Доном» и толстовским «Хождением по мукам». За основу автор опять берет историю семьи – двух братьев, Владимира и Бориса Паромовых. Героям приходится делать выбор между красной и белой линией фронта. В этом романе как, наверное, ни в одном другом произведении, стиль Чирикова реалистичен и безжалостен в описаниях ужасов войны. «Как просто и лег­ко ка­залось рань­ше быть «че­лове­ком». И как труд­но им сде­лать­ся те­перь, с обаг­ренны­ми кровью ру­ками!.. Пе­чать Ка­ина на ду­ше… Всё вспо­мина­ет­ся «си­ний глаз» уби­того им че­лове­ка. Смот­рит пря­мо в ду­шу и не хо­чет зак­рыть­ся» [25]. Здесь нашла выражение и авторская оторопь перед вынужденным расчеловечиванием людей, попавших между жерновами исторических событий, и весь ужас пережившего эти события человека. За роман «Зверь из бездны» Чириков поплатится вдвойне: мало того, что «поэму страшных лет» сочтут клеветнической в Советской России, но в дополнение к этому после первой публикации в Праге писатель подвергнется настоящей травле со стороны русских читателей-эмигрантов. Пётр Струве, редактор русской эмигрантской газеты «Возрождение», лично будет собирать подписи против писателя, «очернившего белое движение». Чирикову объявят негласный бойкот. Многие современники, возмущённые чириковской прямотой, никогда не упомянут его в своих воспоминаниях. Случай, описанный В. Е. Чириковой и процитированный мной в эпиграфе, очень хорошо иллюстрирует эту ситуацию: Н.Д. Телешов в своей книге «Записки писателя» публикует  фотографию группы «Среда», где на месте фигуры Чирикова оказывается только штора. [26]

Хорошо, что не одними парадными фотографиями и модными течениями жива история русской литературы. На сайте «виртуальные выставки» Российской Национальной библиотеки недавно открылась экспозиция, посвящённая «барду русской интеллигенции», писателю Е. Н. Чирикову, где размещено много уникальных фотографий и дана наиболее полная библиография произведений Чирикова и о Чирикове. На сайте www.ranker.com отражён недавно опубликованный за рубежом рейтинг русских писателей и поэтов, в котором писатель Е.Н. Чириков занимает позицию между И. Буниным и А.К Толстым. В Нижнем Новгороде существует музей писателя, и Михаил Александрович Чириков, правнук Евгения Николаевича, является одним из организаторов этого музея. Когда в 2007 году в Нижнем Новгороде возникла угроза уничтожения мемориального дома на ул. Гоголя, где жил и работал Е.Н Чириков, неравнодушные нижегородцы и активисты –  учителя и ученики школы № 19 собрали  более трех тысяч подписей в защиту этого исторического здания [27].

А потому у нас есть надежда, что времена всё-таки меняются, и забытые имена будут постепенно возвращаться к читателю.

Автор благодарит правнука писателя, Михаила Александровича Чирикова, за предоставленные уникальные материалы (дневники, письма, фотографии из семейного альбома), а также за внесение исправлений и дополнений в текст данной статьи.




__________________
Примечания:

 
[1] В. Е. Чирикова. Я – как щепка в море, в этой исторической правде. // Литературно-художественный журнал «Нижний Новгород». №2. 2014. – С. 213 – 232.
[2] В. Е. Чирикова. Указ. соч.
[3] В.Н. Шулятников, «Рассказы о "бездомных и безродных" интеллигентах» // Курьер. № 22. 1901. 
[4] Цит. По: В. Е. Чирикова. Указ. Соч.
[5] М.В. Михайлова «Люди и звери Евгения Чирикова», портал «Слово - www.portal-slovo.ru 
[6] В. Е. Чирикова. Указ. соч.
[7] В. Е. Чирикова. Указ. соч.
[8] Андреев, Л.Н. Дневникъ.1897–1901 / Подготовка текста М.В.Козьменко и Л.В.Хачатурян (при участии Л.Д.Затуловской), составление, вступ. ст. и коммент. М.В. Козьменко. М.: ИМЛИ РАН, 2009.
[9] Леонид Андреев «S.O.S.»Дневник (1914-1919)», изд. Atheneum- Феникс, Москва-С.Петербург, 1994, стр. 127-128.
[10] У Е.Н. Чирикова было два произведения (пьеса и повесть) с аналогичными сюжетами, и оба они назывались «Гиблое место». Но в повести действие разворачивается на даче писателя на Кудьме, а в пьесе – на реке Керженец. Текст пьесы был обнаружен правнуком писателя М.А. Чириковым в архиве Казанского Большого драматического театра им. В.И. Качалова.
[11]  В. Е. Чирикова. Указ. соч.
[12] В. Е. Чирикова. Указ. соч.
[13] Чириков Е. Н. На путях жизни и творчества: отрывки воспоминаний // Лица. М.; СПб., 1993. Вып. 3. С. 367.
[14] В. Е. Чирикова. Указ. соч.
[15] В. Е. Чирикова. Указ. соч..
[16] Чириков Е. Н. На путях жизни и творчества: отрывки воспоминаний // Лица. М.; СПб., 1993. Вып. 3. С. 367.
[17] Переписка Л. Андреева и Е. Н.Чирикова // Леонид Андреев: материалы и исследования. М., 2000. С. 33-34, 54, 78.
[18] М. Михайлова. А. Назарова. Боль от свидания // LiteratuS. 2(43) – 2014. С. 40 – 53.
[19] Е.Н.Чириков. В царстве сказок// Киев: Мультимедийное издательство Стрельбицкого, 2015.
[20] Цит. по: В. Е. Чирикова. Указ. соч.
[21] А. Люсый. Е. Н. Чириков. «Зверь из бездны» // Знамя, 2001, 8.
[22] Чириков, Чириков Е.Н. Отчий дом / Вступ. ст., сост., подгот. текста и примеч. М.В. Михайловой, А.В. Назаровой. М., 2010.
[23] Чириков Е.Н. Отчий дом / Вступ. ст., сост., подгот. текста и примеч. М.В. Михайловой, А.В. Назаровой. М. Эллис-Лак, 2010.
[24] А.В. Назарова. Легенда об Антихристе в семейной хронике Е. Н. Чирикова «Отчий дом» // Вестник Московского Университета. Сер. 9. Филология. 2013. № 1.
[25] Е.Н. Чириков. Зверь из бездны./вст. Ст. М. Михайловой.// М.:Фолио-Пресс. – 2000. – 848 с. ».
[26] В.Е.Чирикова. Указ.соч.
[27] Музей Е.Н. Чирикова в Нижнем Новгороде. Статья в рамках проекта «Места памяти Нижнего Новгорода и Нижегородской области», сайт Г. Яковлевой - www.gttp.ru/MP/mp_80.htm.
скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
2 828
Опубликовано 25 май 2017

ВХОД НА САЙТ